Rambler's Top100 фл.семафором циклон

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • словарик
  • кают-компания



  • Необычайные природные явления
    в VIII - начале XX века


    (часть 1)


    Отрывки из книги Е.П.Борисенкова, В.М.Пасецкого
    "Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы"


    Несколько картин известных художников, запечатлевших на своих полотнах т.н. экстремальные погодные явления - шторма, наводнения и т.д.,- вы можете посмотреть здесь.

    Систематическая регистрация экстремальных явлений природы началась на Руси в последней четверти Х в. Глубокий интерес к природе, ее необычайным проявлениям — характерная черта почти всех без исключения русских летописцев. Даже те из них, кто обращался к далеким временам, считал своим долгом при описании исторических событий отмечать землетрясения, бури, засухи, голодные годы. Так, в Хронографе западно-русской редакции отмечено, что в 34 г. «бсть глад велик по всей Вселенной» (21, 57,70). Согласно той же летописи, в 208 г. в Риме был великий голод, «яко и человеча масо ясти». В 250 г. имел место повсеместный неурожай. Голодала не только Западная Европа, но даже Эфиопия (там же, 76). Через три года отмечено необычайное природное явление, которое сопровождалось очень сильной эпидемией:
    «.. .Из земля бо и из моря и из рек и из озер ветром нужным износимо дыхание смрадно, яко гной мертвых телес, и от сего тяжкие и неисцелные болезни... погибель человеком... Бежаше человеци недуга, пометаху болны други и сродники, а умерших не погребаху» (там же, 87).
    Весьма важно свидетельство о необычайно суровой зиме на территории Южной России (Скифии), где, по данным, собранным академиком Е. В. Оппоковым, в 355 г. снег покрыл землю слоем в семь локтей. Морозы были столь лютые, что вино в сосудах замерзало. Холода повторились через 11 лет. Рейн замерз, и лед был столь толст и крепок, что по нему переходили колонны войск. Суровая зима отмечена и в 370 г., вслед за которой стояло знойное сухое лето. Особенно катастрофические последствия имели засухи в Западной Европе во второй половине V столетия, когда от бездождия засыхали деревья и виноградники, а реки обмелели, пруды и ручьи высохли.
    Летописцами отмечена и необычайная засуха 438 г., когда по небу 40 дней «ходили пыльные тучи и огненные облака». Затем начались необычайные дожди, которые состояли из вулканического пепла. «И паде на земли и на кущных стрехах вящие пяди и также вся прозябающая на земли. И потом во много время дождем едва смыся от земля таковый прах» (там же, 105).
    Зимы 441/42—442/43 гг. были необычайно холодными и продолжительными.
    На рубеже IV и V столетий на Византию обрушились лютые холода. Все Черное море замерзло. По данным Е. В. Оппокова, лед в течение 30 дней «горами шел» по улицам Царьграда.
    Начало VI столетия ознаменовалось великим мором в Византии в течение июля и августа 510 г. Этим же летом, по данным Русского хронографа, наблюдались «громы велицы и молния, попаляще человеке». но не менее страшным бедствием был «трус велик по всей вселенной». В Византии, Аравии, Междуречье, Палестине, Антиохии имели место сильные разрушения и. гибель «мнози человецы и скоти». По словам летописца, «земля разоришася, и многи земли и гради разоришася, яко не познавати их». В VI столетии отмечено шесть необычайно холодных зим. Птицы замерзали на лету (508, 524, 548, 554). В 565 г. снег на протяжении пяти месяцев покрывал землю. В 70-х и 80-х гг. часто шли дожди, вызывая наводнения. В 586 г. в Западной Европе стояло необычайно холодное и дождливое лето, напоминающее зиму. В Италии в это время реки затопили поля столь сильно, что люди считали, что наступил новый потоп. Наводнения продолжались до 590 г. Затем наступил период засух. Летние месяцы 591, 593, 594, 598 гг. были необыкновенно теплые. Европа страдала от бездождия. Аналогичная картина имела место и в начале VII в. В 606 и 607 гг. стояла большая жара. «Бысть тогда, — отмечено в Русском хронографе, — глад крепок и мор велик. Солнце омрачися, и одожди вместо дождя пепл» (там же, 119). Несколькими строками ниже в Русском хронографе дано описание шторма на Черном море у стен Царьграда, в общих чертах напоминающее описание погоды во время похода Аскольда и Дира (860 г.): «И убо дохну ветр свирепо дыханием и буря воздвиже превращения многомутная и вси погрязоша. Яко олово, в воде моретей и от сего просыпашася » (там же, 119). Бесчисленные корабли и лодки врагов, в том числе скифов таврических, были разметаны и разбиты у византийских берегов.
    Известно, что в 627 г. во Франции стояла необыкновенно жаркая погода. Снова обмелели реки. Пруды, ручьи, источники высохли. И снова был голод. Примечательно и другое известие, взятое из исторических источников: в 676—683 гг. отмечено несколько засух. При этом одна из них продолжалась три года подряд, и, вероятно, кроме Западной Европы от этого бедствия пострадали и славянские земли. Согласно тем же данным, и в 70-х, и в 80-х гг. VII в. отмечались и необычайные дожди и холода в летнее время. В 676 г. из-за ливней и холодов не созрели ни хлеба, ни фрукты.
    Исключительные холода обрушились на Европу в 717—718 гг. Они охватили и юг России, и Балканы, и Малую Азию. В Царьграде 100 дней лежал снег. Жестокие зимы имели место и в 739 г., когда замерзал Босфор, и в 761 г., когда снега местами завалили Европу, и в 763— 764 гг., когда Черное море и Дарданеллы покрылись 75-сантиметро-вым слоем льда. А в мае 787 г. в Европе стояли холода, шел снег и птицы замерзали на лету и падали на землю.
    Пожалуй, одна из самых жестоких зим для юга России и Византии была в 742 г. Вот как она охарактеризована в «Русском хронографе»:
    «И зима бысть люта: Понтьское море померзе на 30 локоть, а снег паде на нем 20 локоть» (там же, 131).
    Летом «бездождие велико, яко изсякнуты рекам и источником, и глад велий бысть: мера ячмени по 12 златиц...».
    Подобная запись имеется в «Летописи Авраамки»: «...царствова Костянтим Говияч (741—775), сын его, лет 34. А се пакы по времених нечестивого мотыльника наиде на Костянъград болезнь железная, яко многим делом затворимым быти; при том мраз велик бысть, восточному морю Понтейскому окаменитися поприщь 100, а лактей 30, въ выше 20 лактей, яко вся животы изомроша от студена. Тогда трусу бывшу велию в Асурии, многи грады погибоша и земли расседшися за три поприща, изыде из нее пречюдио мъска и въспи человеческим гласом, глаголющи: языком воевать» (14, 21).
    Несколькими строками ниже запись о необычных природных явлениях в годы царствования Льва Армянина: «При том явися звезда превозъходняа в образ двою луну съвокупльшюся и на многи образы разцеляшеся: тогда трусь быша, и глад и бездожие и усобицы градом и знамения страшная на небеси».
    Сообщив далее о переводе с греческого на славянский язык «святым Кирилом философом» святых книг, летописец сообщает, что в 855 г. крестились болгаре по Дунаю и что в то время «зима бысть тяжка, студена велми зело, за 100 и 20 дней одержаше гололед землю и глад велий зело...» (21, 135).
     

    ПЕРИОД МАЛОГО
    КЛИМАТИЧЕСКОГО ОПТИМУМА


    При описании исторических событий жизни Руси в IX в., основанных, вероятно, на преданиях и припоминаниях, первоначально почти нет упоминаний о катастрофических природных явлениях. Имеется лишь свидетельство о буре на Черном море в 860 г. Вряд ли народная память не сохранила бы сведений о великих стихийных бедствиях, если бы они принесли тяжелые испытания жителям Древней Руси. Тем более что летописцы отметили голод «в болгарах» под 863 г., землетрясения в Византии в 869 и 876 гг., когда, согласно Никоновскому своду, было разрушено множество «палат» и даже городов. При этом засвидетельствовано, что каждое из землетрясений продолжалось 40 дней. Можно допустить, что IX в. был на Руси весьма благоприятным в климатическом отношении. Вероятно, засухи, дожди и возвраты холодов не губили плоды трудов земледельца. Земля родила обильно. Люди жили богато. Факты свидетельствуют, что отнюдь не всегда причиной тех или иных политических событий были необычайные природные явления.
    Сохранилось немало сведений об исторических событиях первой — третьей четверти Х в., но при этом не отмечено ни одного экстремального метеорологического явления в землях Руси. Не исключено, что таких явлений и не было. Об этом можно судить по тому, что появление кометы Галлея в 912 г. не осталось не замеченным. Отмечена в летописях и буря на Черном море во время осады Олегом Царьграда.
    «И поиде Олег на конях и кораблях ко Царыраду и бе числом кораблей 2000. И пришедши же ко Царьграду греки замкнули суду и град затворили; а Олег изшед на берег начал воевать по земли и многие убивства около града грекам учинил, церкви и домы разорил и пожег, многих в плен побрал, а некоих побивали и в море метали, и ина много злая грекам учинил, яко воинству обычай творить. Посем хотя Олег далее от брега идти, но за неимением лошадей велел лодки свои поставить на колеса, зделав к тому способные парусы. И улуча ветер способный, подняв парусы, пошли прямо ко граду чрез поле. Греки же. видев сию хитрость не слыханную, велми ужаслись и, выслав послы. стали просить Олега, дабы не разоряд более около града, и взял окуп надлежасчей и мир учинил. И повел Олег вельможным учинить договор».
     

    Однако о стихийных бедствиях на Руси или вызванных ими экономических потрясениях до 979 г. летописи хранят молчание. Вероятно. это обстоятельство можно объяснить тем, что катастрофических природных явлений на Руси в IX в. и в 901—978 гг. не было вовсе или они случались крайне редко, и информация о них была утрачена. Регистрация экстремальных природных явлений началась вместе с зарождением русского летописания, которое носило характер ежегодных (погодных) записей о важнейших исторических событиях, часть которых дошла в оригинальном виде до начала XVI в. и была использована при создании Никоновского и других летописных сводов.
    В 979 г. русскими летописцами были впервые отмечены сильные ветры «с вихрем» и великие страшные грозы. Пронесшиеся над Русью ураганы причинили много «пакости» людям, скоту, зверям, как в лесах, так и в степях. В том же году отмечены «знаменья в луне, и в солнце и звездах» (9, 9, 39).
    Спустя 12 лет (991 г.) на Русь обрушилась еще более грозная стихия: великое наводнение, которое «много зла» принесло людям. В чем именно это зло выразилось, в Никоновском летописном своде не говорится. Но вероятно, следствием небывалой поводи была гибель части посевов, что повлекло за собой дороговизну хлеба, а возможно, и голод. Через три года население Руси страдает от другого экстремального природного явления: на этот раз от засухи «весьма тяжкой». В Никоновском своде отмечено, что в 994 г. была «сухмень велика и знойно добре». Во многих местах от бездождия погибли посевы («жи-га»). Летопись не упоминает о дороговизне и нужде. Но историки считают, что вслед за засухой на Руси был голодный год (324, 65). От этого стихийного бедствия пострадала не только Русь, но и Западная Европа, где два года подряд (993 и 994гг.) стояла сушь и от зноя высыхали реки.
    И наконец, в 1000 г. снова на Руси отмечается «поводь велика», а на Францию и Германию обрушиваются столь сильная засуха и жара, что высыхают все источники, а в водоемах гибнет рыба. В литературе высказывается предположение, что 1000, 1001 и 1002 гг. были на Руси также засушливыми, на том основании, что под 1003 г. летописец поместил запись: «...умножение плодов всяческих». Но при этом осталась незамеченной запись в том же Никоновском своде о том, что в 1002 г. было дождливое лето. «Дожди мнози» наблюдались не только на Руси, но и в Чехии, где они вызвали наводнения. Это стихийное бедствие вызвало недород и голод. Вероятно, неурожай имел место и в предшествующие годы, и возможно, что 1001 г. был на Руси таким же засушливым и знойным, как и в Западной Европе, где засуха продолжалась пять лет и вызвала длительный тяжелый голод и эпидемию.
    Таким образом, в последней четверти Х в. русские наблюдения за экстремальными природными явлениями приобретают регулярный характер. И хотя ведутся они практически в одном Киеве, природоведческие записи первых русских летописных сводов по своему числу немногим уступают западноевропейским хроникам, которые велись во Франции, Германии, Чехии, Италии. Согласно Никоновскому своду, в 1008 г. Русь впервые подверглась нашествию вредителей. Этим знойным засушливым летом множество «прузи», как древние летописцы называли саранчу, пришло на Русскую землю. Впоследствии летописцы более обстоятельно опишут это стихийное бедствие, когда вредители поедали не только посевы, но даже и траву.
    1008—1009 гг. исследователи относят к числу голодных лет. Великий зной обрушивается на южнорусские земли в 1017 г. В один из жарких дней Киев вспыхивает как свеча. В огне пожара гибнет множество хором и около 700 церквей. Через семь лет засуха повторяется в Суздальской земле, которую охватывают сильный голод и мятеж. Узнав, что жители Суздальской земли привезли хлеб из волжской Болгарии, Ярослав Мудрый, вместо того чтобы оказать поддержку населению Северо-Восточной Руси, учинил расправу, молвив, что засуху, голод, мор бог посылает за грехи.
    Затем на протяжении более чем трех десятилетий, судя по летописям, наши земли не потрясают стихийные бедствия, хотя в Западной Европе (Германии и Византии) за это время (1025—1058 гг.) отмечались тяжелые засухи (1025—1028, 1035, 1037 гг.), сильные дожди, наводнения и холода летом (1031, 1034, 1043 гг.), суровые зимы (1035, 1044, 1048, 1057, 1058гг.).
    Возможно, что необычные метеорологические явления захватывали и Русь, но информация о них оказалась утраченной, поскольку летописные своды этого времени дошли до нас лишь в составе летописей более позднего времени. Не исключено, что при последующей переработке киевских сводов XI в. некоторые записи о природных явлениях, не принявших характера великих бедствий, были исключены. Зато можно уверенно говорить о том, что все дошедшие до нашего времени сведения природоведческого характера достоверны, поскольку они сделаны их очевидцами — летописцами Никоном, Иваном, Нестором и Сильвестром, создателями первых летописных произведений, в том числе древнейшего Начального свода и других, а также «Повести временных лет».
    Лето 1060 г. на Руси было холодным и засушливым. Летописцы упоминают об этом в связи с походом русских князей на торков, которых они обратили в бегство и которые «перемерли от жажды и голода», и наступившей затем «предельной стужи».
    В третьей четверти XI в. летописцы впервые отметили необычайно суровую снежную зиму (1067 г.), во время которой Изяслав, Святослав и Всеволод предприняли поход на западные русские земли.
    Исследователи считают, что большой голод, который наблюдался
    на Руси в 1070 г., был вызван засухой, охватившей весьма значительную территорию.
    В последней четверти XI в. впервые отмечена эпидемия: «мор на людей во всей русской земле» (1083 г.), первое землетрясение (1091 г.) и великий «змей от небес» (1091 г.), под которым, вероятно, подразумевался метеорит. И хотя в течение двух десятилетий после голода 1070 г. в русских летописях не отмечаются экстремальные метеорологические явления, этот отрезок времени не следует рассматривать как необычайно благоприятный в климатическом отношении. Об этом свидетельствует запись под 1091 г., когда отмечается великое плодородие («умножение плодов всяческих»), словно напоминание о том, что в предшествующие годы были на Руси недороды, хотя они и не причиняли большого ущерба. При этом следует иметь в виду, что за эти два десятилетия страны Западной Европы также не испытали особенно больших потрясений, вызванных колебаниями климата. Лишь в апреле 1092 г. в Германии были отмечены необычайно сильные морозы, каких не было даже зимой. Русские летописи не упоминают о весенних холодах и подробно останавливаются на необычайной засухе 1092 г. Лето стояло безоблачное, от «бездождия» и зноя сами собой загорались не только леса, но и болота (торфяники), и от жары земля выгорела. Это бедствие охватило Киевскую и западные русские земли. Русь постиг тяжелый голод, началась эпидемия. В одном Киеве, в котором в XI в. проживало около 50 тыс. жителей, с середины ноября 1092 до февраля 1093 г. было продано 7 тыс. гробов, иными словами, от голода и различных недугов за четыре месяца погибло около 15% населения города. Вероятно, потери от голода и в соседних землях были не менее значительными. Вспыхнувшая одновременно с голодом эпидемия унесла много жизней в Полоцке, Друцке и других городах и областях Руси.
    Спустя два года засуха повторилась. Беду народную усугубило нашествие саранчи, которая поела «всякую траву и много хлеба». По словам летописца, «и это не слыхано было с первых дней в землю русскую». В следующем году бедствие повторилось. «Пришла саранча 28 августа, — отмечено в «Повести временных лет», — и покрыла землю и было смотреть страшно, шла она в северные страны, пожирая траву и просо» (106, 351).
    Русь пережила еще один голодный год. Таким образом, в XI в. в основном преобладали теплые засушливые годы. Земли так страдали от зноя, что сердобольный затворник Киево-Печерского монастыря св. Никита «вызвал дождь» с неба во время великого зноя (210, 22).
    Всего за XI в. в русских летописях отмечено 25 экстремальных природных явлений. В их числе: восемь засух, одно дождливое лето, одна ураганная буря, четыре жестокие зимы, одно высокое наводнение, одно землетрясение. Это примерно в пять раз меньше, чем записей в XII в. Сравнивая первые два столетия в климатическом отношении, XI в. можно считать весьма благоприятным по сравнению как с XII в., так и в особенности с последующими столетиями. Постепенное похолодание климата в Европе весьма рельефно отражено в русских летописях.
    В 1103 г. снова Русская земля подвергается нашествию саранчи, появление которой всегда совпадает с засухами. Спустя два лета повторяется «бездождие». Почти дотла сгорают Киев, Новгород, Чернигов, Смоленск. Одно за другим следуют землетрясения (1107, 1109 гг.), сведения о которых содержатся в «Повести временных лет», в Новгородской первой и Никоновской летописях.
    В 1110 г. в час ночи над Киевом и Новгородом появляется «столп огненный». В то же время молния освещает всю землю, и в небе раздается великий гром. Это необычайное явление, по словам летописца, «все видели». Интересно, что аналогичное явление одновременно имело место в Армении, где «среди ночи с неба хлынула масса пламени на озеро Ван, волны которого издали ужасный рев и бросились на берег. Вода и земля задрожали. Образовались трещины ужасающей глубины» (308, 117).
    Описания подобных необычайных физических явлений встречаются в русских летописях на протяжении многих веков. Но первое место среди природоведческих записей иноков принадлежит наблюдениям за экстремальной погодой. Особенно много их в Ипатьевской, Лаврентьевской, новгородских и псковских летописях, продолжающих в различных вариантах историческое повествование о жизни Древней Руси.
    Во всех этих сводах отмечено, что в 1124 г. «все лето бысть бездожие». Во время этой засухи пострадали посевы и почти полностью сгорел Киев. В пожаре погибло «без числа людей и всякой живности». В следующем году «великая буря» пронеслась над Новгородской землей, «истопив стада скотины в Волхове» и вызвав сильный голод. Не прошло и двух лет, как еще одно бедствие постигло новгородцев. На этот раз выдалась очень холодная, затяжная весна. Снег лежал до последнего дня апреля («Якова дня»). Сеяли поздно. Лето, вероятно, было очень сухое: отмечено нашествие вредителей. Осенью, прежде чем успели закончить жатву, «мраз» убил все яровые и озимые хлеба. Следствием был голод. Жители Новгородской земли ели березовую кору, лист липы и клена, мох, конину; в муку примешивали солому. А в следующем 1128 г., по словам летописи, «бысть вода велика, потопи люди и жита и хоромы снесе» (86, 22). Летом, когда цвели яровые и наливались озимые, ударил мороз. В итоге погибли все хлеба, что и было причиной великого голода. Аналогичных явлений в летописях до этого времени не зарегистрировано. Возможно, они являются предвестником постепенного похолодания климата.
    В 1143 г. на южнорусские земли приходит «буря великая», подобной которой никогда не было. По словам Ипатьевской летописи, буря «разносила хоромы, товары, клети и жито изь гумен». Ураган ломал «просто рощи, яко рать взяла». В середине августа начались сильные дожди, продолжавшиеся до середины декабря и вызвавшие очень большие наводнения в Новгородской земле. В результате были унесены запасы сена и дров на пожнях. Столь же обстоятельно охарактеризована погода в 1145 г., когда сначала стояло жаркое лето, а перед жатвой полили беспрерывные дожди, и люди «не видехом ясна дни» до замой зимы. Зима была бесснежной и сырой. Летом в южнорусских землях не уродились хлеба, следствием чего был голод. Голод отмечался также в Германии и Австрии. К еще большим катастрофическим последствиям привела неустойчивость погоды в 1161 г., когда наблюдалось «ведро и жары велицы и сухмень чрез все лето». По словам летописи, «при горе всякое жито и всякое обилие, и озера и реки засохша, болота же выгорели, леса и земли горели». А затем мороз «убил всю ярь». Осенью установились сильные морозы. Зимой же начались оттепели с грозами и «дождями великими». По свидетельству Новгородской первой летописи, голод охватил всю Русь.
    В 1163 г. осенью снова ударили сильные морозы, а зимой, напротив, отмечались дожди с громом и молниями. Зимой 1177 г. лед на реках появлялся только в феврале. Мягкие зимы во второй половине XII в. чередуются с чрезвычайно холодными, которые занесены в летописи под 1165 и 1168 гг. «Зима зла велми» была в 1187 г. Таких морозов прежде на Руси не бывало. В это время вспыхнула эпидемия. В каждом доме были больные. Нередко некому было «воды подати».
    Впервые в XII в. на Руси трижды наблюдаются возвраты холодов. Один из них отмечен в «Житии Варлаама Хутынского» и относится к 80-м гг. XII в. В «Житии» отмечается, что в конце мая или в первой половине июня («в первую неделю Петрова поста») выпал снег, а затем растаял, но не побил посевов. По мнению советских ученых. занимающихся исследованиями северо-русских житий, в основе легенды лежат реальные природные явления. Правда, по-видимому. чтобы усилить чудесный характер явления, в легенде гиперболизируется изображение этой непогоды: «Снег выпал в пояс человека и больше» (65, 11).
    В «Житии» отмечается, что заморозки и снег в конце мая — начале июня случались и в последующие времена, что действительно подтверждается многими летописными сводами за XIII—XVI вв.
     

    Всего за XII в. в русских летописях отмечено около 120 экстремальных природных явлений. В их числе: 12 засух, 5 необычайных снегопадов, 7 ураганных бурь, 7 сырых и 6 жестоких зим, 11 высоких половодий и наводнений, наблюдавшихся не только весной, но и летом.
    Число необычных метеорологических явлений в XII в. возрастает более чем в 6 раз. Безусловно, это свидетельствует о том, что в XII в. происходили значительные колебания климата. Однако в общем климатические условия следует рассматривать как благоприятные (в особенности по сравнению с XIV—XVII вв.). Они характерны не только для Руси, но и для всей Западной Европы. Следует заметить, что процесс потепления на рубеже двух тысячелетий имел место не только в Гренландии, где викинги основали свои поселения, не только в Норвегии, где таяли ледники, но и в русской Арктике, на берега которой новгородцы вышли в Х в. и продвинулись к западу до Варангер-фьорда, а на восток — сначала до Печоры, затем до Оби и Енисея. Имеется свидетельство, что в 1032 г. новгородец Улеб ходил к Железным Воротам, под которыми некоторые исследователи подразумевают Карские Ворота между Новой Землей и островом Вайгач (5,116). Появившиеся в XIII в. сведения о большом острове, лежащем за страной самоедов, вероятно, достигли Западной Европы через посредство русских, которые и были его первооткрывателями. Впоследствии этот остров был назван Новой Землей.


    Кроме наблюдений за экстремальными метеорологическими явлениями в летописях содержится большое число записей о необычайных физических явлениях на небесном своде: лунных и солнечных затмениях, полярных сияниях («огненных столпах»), кометах («звезда хвостата») и т. д.








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru