Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

    Первая экспедиция Колумба

     

    Причины заокеанской экспансии Испании

    Христофор Колумб

    Во второй половине XV в. феодализм в Западной Европе находился в стадии разложения, вырастали крупные города, развивалась торговля. Всеобщим средством обмена стали деньги, потребность в которых резко увеличилась. Поэтому в Европе сильно возрос спрос на золото, что усилило стремление к “Индиям” — родине пряностей”, где будто бы и золота очень много. Но в то же время для западноевропейцев в результате турецких завоеваний становилось все труднее пользоваться старыми, восточными комбинированными сухопутными и морскими путями к “Индиям”. Поисками южных морских путей тогда занималась только Португалия. Для прочих атлантических стран к концу XV в. оставался открытым только путь на запад через неведомый океан. Мысль о таком пути появилась в Европе эпохи Возрождения в связи с распространением среди сравнительно широкого круга заинтересованных лиц античного учения о шарообразности Земли, а дальние плавания стали возможными благодаря достигнутым во второй половине XV в. успехам в кораблестроении и навигации.


    Таковы были общие предпосылки заокеанской экспансии западноевропейских стран. То обстоятельство, что именно Испания первая выслала в 1492 г. на запад маленькую флотилию Христофора Колумба, объясняется условиями, которые сложились в этой стране к концу XV в. Одним из них было усиление испанской королевской власти, ранее ограниченной. Перелом наметился в 1469 г., когда королева Кастилии Изабелла вышла замуж за наследника арагонского престола Фердинанда. Через 10 лет тот стал королем Арагона. Так в 1479 г. произошло объединение самых крупных пиренейских государств и возникла единая Испания. Искусная политика укрепила королевскую власть. С помощью городской буржуазии венценосная чета обуздала непокорное дворянство и крупных феодалов. Создав в 1480—1485 гг. инквизицию, короли превратили церковь в самое страшное орудие абсолютизма. Недолго могло устоять последнее мусульманское пиренейское государство — Гранадский эмират под их натиском. В начале 1492 г. Гранада пала. Закончился восьмивековой процесс Реконкисты, и “Объединенная Испания” вышла на мировую арену.  Заокеанская экспансия была в интересах как самой королевской власти, так и ее союзников - городской буржуазии и церкви. Буржуазия стремилась расширить источники первоначального накопления; церковь - распространить свое влияние на языческие страны. Военную силу для завоевания “языческих Индий” могло дать испанское дворянство. Это было и в его интересах, и в интересах абсолютистской королевской власти и городской буржуазии. Завоевание Гранады положило конец почти беспрерывной войне с маврами в самой Испании, войне, бывшей ремеслом для многих тысяч идальго. Теперь они сидели без дела и стали еще более опасны для монархии и городов, чем в последние годы Реконкисты, когда королям в союзе с горожанами пришлось вести упорную борьбу против разбойничьих дворянских шаек. Требовалось найти выход для накопившейся энергии идальго. Выходом, выгодным для короны и городов, для духовенства и дворянства, была заокеанская экспансия.   Королевская казна, особенно кастильская, постоянно пустовала, а заокеанские экспедиции в Азию сулили сказочные доходы. Идальго мечтали о земельных владениях за океаном, но еще более — о золоте и драгоценностях “Китая” и “Индии”, так как большинство дворян было в долгу, как н шелку, у ростовщиков. Стремление к наживе сочеталось с религиозным фанатизмом — следствием многовековой борьбы христиан против мусульман. Не следует, однако, преувеличивать его значение в испанской (как и португальской) колониальной экспансии. Для инициаторов и организаторов заокеанской экспансии, для вождей Конкисты религиозное рвение было привычной и удобной маской, под которой скрывались стремления к власти и личной наживе. С потрясающей силой охарактеризовал конкистадоров современник Колумба, автор “Кратчайшего сообщения о разорении Индии” и многотомной “Истории Индии”, епископ Бартоломе Лас Касас своей крылатой фразой: “Они шли с крестом в руке и с ненасытной жаждой золота в сердце”. “Католические короли” ревностно защищали интересы церкви лишь тогда, когда они совпадали с их личными. Что Колумб в этом случае не отличался от королей, отчетливо видно из тех документов, которые лично написаны или продиктованы им.

     

    Христофор Колумб и его проект



    Спорны почти все факты из жизни Колумба, относящиеся к его юности и долголетнему пребыванию в Португалии. Можно считать установленным, хотя и с некоторым сомнением, что он родился осенью 1451 г. в Генуе в очень небогатой католической семье.  По крайней мере до 1472 г. он жил в самой Генуе или (с 1472 г.) в Савоне и состоял, как и его отец, в цехе шерстяников. Неизвестно, учился ли Колумб в какой-либо школе, но доказано, что он читал на четырех языках — итальянском, испанском, португальском и латинском, читал немало и притом очень внимательно. Вероятно, первое дальнее плавание Колумба относится к 70-м гг.: в документах имеются указания на его участие в генуэзских торговых экспедициях, посетивших в 1474 и 1475 гг. о. Хиос в Эгейском море.  В мае 1476 г. Колумб морем отправился в Португалию как приказчик генуэзского торгового дома и жил там девять лет — в Лиссабоне, на Мадейре и Порту-Сайту. По его словам, он побывал и в Англии, и в Гвинее, в частности на Золотом Берегу. Мы, однако, не знаем, в качестве кого он плавал — моряка или приказчика торгового дома. Но уже во время своей первой экспедиции Колумб, несмотря на неизбежные при новизне предприятия промахи и неудачи, проявил себя как очень опытный моряк, в котором сочетались качества капитана, астронома и штурмана. Он не только вполне освоил искусство навигации, но и поднял его на более высокую ступень.  По традиционной версии, Колумб еще в 1474 г. обратился за советом относительно кратчайшего морского пути в “Индии” к Паоло Тосканелли, астроному и географу. Флорентиец прислал в ответ копию своего письма португальскому ученому-монаху, обращавшемуся к нему раньше по поручению короля Афонсу V. В этом письме Тосканелли указывал, что через океан к странам пряностей есть более короткий путь, чем тот, который искали португальцы, плавая вдоль западных берегов Африки. “Я знаю, что существование такого пути может быть доказано на том основании, что Земля — шар. Тем не менее, чтобы облегчить предприятие, отправляю... карту, сделанную мною... На ней изображены ваши берега и острова, откуда вы должны плыть непрерывно к западу; и места, куда вы прибудете; и как далеко вы должны держаться от полюса или от экватора; и какое расстояние вы должны, пройти, чтобы достигнуть стран, где больше всего разных пряностей и драгоценных камней. Не удивляйтесь, что я называю западом страны, где растут пряности, тогда как их обыкновенно называют востоком, потому что люди, плывущие неуклонно на запад, достигнут восточных стран за океаном в другом полушарии. Но если вы отправитесь по суше - через наше полушарие, то страны пряностей будут на востоке...”  Очевидно, Колумб сообщил тогда же Тосканелли о своем проекте, так как тот во втором письме писал генуэзцу: “Я считаю ваш проект плавания от востока к западу... благородным и великим. Мне приятно видеть, что меня хорошо поняли”. В XV в. еще никто не знал, как распределяются на Земле суша и океан. Тосканелли почти вдвое преувеличивал протяжение Азиатского материка с запада на восток и соответственно преуменьшал ширину океана, отделяющего на западе Южную Европу от Китая, определяя ее в третью часть окружности Земли, т. е., по его исчислению, менее чем в 12 тыс. км Япония (Чипангу) лежала, по Тосканелли, примерно в 2 тыс. км к востоку от Китая, и, следовательно, от Лиссабона до Японии нужно пройти менее 10 тыс. км; этапами на этом переходе могли служить Азорские или Канарские о-ва и мифическая Антилия. Колумб сделал к этому исчислению собственные поправки, опираясь на некоторые астрономические и географические книги: к Восточной Азии удобнее всего плыть через Канарские о-ва, откуда нужно пройти на запад 4,5—5,0 тыс. км, чтобы достигнуть Японии. Но выражению французского географа XVIII в. Жана Анвиля, это была “величайшая ошибка, которая привела к величайшему открытию”. До нас не дошли ни оригиналы, ни копии карты Тосканелли, но она не раз реконструировалась на основании его писем.  Свой проект Колумб предложил Жуану II. После долгих проволочек португальский король передал в 1484 г. его проект ученому совету, только что организованному для составления навигационных пособий. Совет отверг доказательства Колумба. Известную роль в отказе короли сыграли также чрезмерные права и преимущества, которые выговаривал себе Колумб в случае успеха предприятия. Генуэзец покинул Португалию с малолетним сыном Диего.  По традиционной версии, в 1485 г. Колумб прибыл в г. Палое у Кадисского залива и нашел приют близ Палоса, в монастыре Рабида. Настоятель заинтересовался проектом и направил Колумба к влиятельным монахам, а те рекомендовали его кастильским грандам, в том числе герцогу Мединасели. Эти рекомендации только повредили делу: Изабелла подозрительно отнеслась к предприятию, которое, при удаче, обогатило бы ее политических противников — крупных феодалов — и содействовало бы росту их влияния. Герцог просил Изабеллу разрешить  организацию экспедиции за свой счет. Королева приказала передать проект на рассмотрение особой комиссии. Комиссия, состоявшая из монахов и придворных, спустя четыре года дала отрицательное заключение. Оно не дошло до нас. Если верить биографам Колумба XVI в., комиссия приводила различные нелепые мотивы, но не отрицала шарообразности Земли: в конце XV в. оспаривать эту истину вряд ли решился бы церковник, претендующий на ученость. (Напротив, христианские писатели старались в то время примирить данные, подтверждающие шарообразную форму Земли, с библейскими концепциями, ибо прямое отрицание истины, ставшей общеизвестной, могло повредить и без того уже пошатнувшемуся авторитету церкви. Заметим кстати: версия о торжественном заседании совета Саламанского университета, на котором якобы был отвергнут проект Колумба на том основании, что ученые мужи возмутились его соображениями о шаровидности Земли, является вымышленной от начала до  конца).  Однако короли еще не высказывали своего окончательного суждения.  В 1487—1488 гг. Колумб получал пособие от казны, но дело его не двигалось, пока короли были заняты войной. Зато он нашел самую надежную точку опоры: с помощью монахов сблизился с испанскими финансистами. Это был верный путь, который привел его к победе. В 1491 г. Колумб опять появляется в монастыре Рабида и через настоятеля знакомится с Мартином Алонсо Понсоном, опытным моряком и влиятельным палосским корабелом. Одновременно укрепляются связи Колумба с королевскими финансовыми советниками, с севильскими купцами и банкирами.  В конце 1491 г. проект Колумба снова рассматривается комиссией, причем в ней наряду с богословами и космографами принимают участие видные юристы. И на этот раз проект отвергнут: требования Колумба сочтены чрезмерными. Король и королева присоединились к решению, и Колумб направился во Францию. В этот момент к Изабелле явился Луис Сантанхелъ, глава крупнейшего торгового дома, ближайший финансовый советник королей, и убедил ее принять проект, обещая ссуду для снаряжения экспедиции. За Колумбом был послан полицейский, который догнал его недалеко от Гранады и препроводил ко двору. 17 апреля 1492 г. короли выразили письменное согласие с проектом договора с Колумбом. Важнейшая статья этого документа гласила: “Их высочества, как господа морей-океанов, жалуют дона Кристобаля Колона в свои адмиралы всех островов и материков, которые он лично... откроет или приобретет в этих морях и океанах, а после его смерти [жалуют] его наследникам и потомкам навечно этот титул со всеми привилегиями и прерогативами, относящимися к нему... Их высочества назначают Колумба своим вице-королем и главным правителем на... островах и материках. которые он... откроет или приобретет, и для управления каждым из них должны будут избрать того, кто наиболее подходит для данной службы...” (из выдвинутых Колумбом кандидатов).   30 апреля король и королева официально подтвердили пожалование Колумбу и его наследникам титула “дон” (это значило, что он возведен в дворянское достоинство) и, в случае удачи, титулов адмирала, вине -короля и губернатора, а также право получения жалованья по этим должностям, десятой доли чистого дохода с новых земель и право разбора уголовных и гражданских дел. Заокеанская экспедиция рассматривалась короной прежде всего как сопряженное с риском торговое предприятие Королева дала согласие, увидев, что проект поддерживают крупные финансисты. Луис Сантанхель с представителем севильского купечества предоставили взаймы кастильской короне 1 400000 мараведи (это эквивалентно почти 9,7 тыс. золотых долларов в ценах 1934 года; в конце 15 века оклад моряка составлял 12 мараведи в день, пуд пшеницы стоил 43,4 мараведи). Поддержка представителей буржуазии и влиятельных церковников предопределила успех хлопот Колумба.
     

     

    Состав и цель первой экспедиции Колумба

     
    Колумбу предоставили два корабля. Экипаж был набран из жителей Палоса и ряда других портовых городов. Колумб снарядил третье судно - собрать средства ему помогли Мартин Пннсон и его братья. Команда флотилии состояла из 90 человек. Колумб поднял адмиральский флаг на “Санта Марии”, самом крупном корабле флотилии, который он, может быть не вполне заслуженно, характеризовал как “плохое судно, непригодное для открытий”. Капитаном “Пинты” был назначен старший Пинсон - Мартин Алонсо; капитаном самого маленького корабля “Нинья” (“Детка”) — младший Пинсон Висенте Яньес. О размерах этих судов документов не сохранилось, а мнения историков сильно расходятся: тоннаж “Санта-Марии” С. Э. Морисон определяет в 100 т, “Пинты” — около 60 т, “Ниньи” - около 50 т.  

         О том, какую цель преследовала первая экспедиция Колумба, существует обширная литература. Среди историков группа скептиков-“антиколумбианцев” отрицает, что Колумб ставил себе в 1492 г. цель достигнуть Азии: в двух основных документах, исходивших от “католических королей” и согласованных с Колумбом, — договоре и “свидетельстве о пожаловании титула” не упоминается ни Азия, ни какая либо ее часть. Там вообще нет географических названий. А цель экспедиции формулируется в нарочито неопределенных выражениях, что вполне объяснимо,— в этих документах нельзя было упоминать об “Индиях”: папскими пожалованиями, подтвержденными в 1479 г. Кастилией, открытие новых земель к югу от Канарских о-вов и “вплоть до индийцев” было предоставлено Португалии. Поэтому Колумб за Канарскими о-вами взял курс прямо на запад от о. Йерро, а не па юг. Однако упоминание о материке могло относиться только к Азии: другого континента, по древним и средневековым представлениям, не могло быть в северном полушарии к западу от Европы, за океаном. Кроме того, в договоре дается перечень товаров, которые короли и сам Колумб надеялись найти за океаном: “Жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности...” Все эти товары средневековой географической традицией приписывались “Индиям”.       Вряд ли основной задачей было открытие легендарных островов. Остров Бразил тогда связывали с ценным бразильским деревом, а о нем как раз ничего не говорится в документах; о. Антилия — с легендой о “Семи Городах”, основанных епископами, бежавшими туда. Если Антнлия существовала, то управлялась христианскими государями; короли юридически не могли предоставить кому-либо право “приобрести” Антнлню для Кастилии и закрепить за наследниками Колумба “навечно” управление ею. По католической традиции, такие пожалования могли относиться только к нехристианским странам.  Несомненно также, что состав экипажа флотилии был подобран только с целью завязать торговые сношения с нехристианской (возможно, мусульманской) страной, а не для завоевания большой страны; не исключалась, однако, возможность “приобретения” отдельных островов. Для крупных завоевательных операций флотилия, очевидно, не предназначалась — слабое вооружение, малочисленный экипаж, отсутствие профессиональных военных. Экспедиция не ставила целью пропаганду “святой” веры. несмотря на позднейшие утверждения Колумба.    Напротив, на борту не было ни одного священника или монаха, но находился крещеный еврей — переводчик, знавший немного арабский язык, т. е. культовый язык мусульман, не нужный на о-вах Вразнл, Антилья и т. п., но он мог пригодиться в “Индиях”, ведших торговлю с мусульманскими странами. Король и королева стремились наладить торговую связь с “Индиями” именно это и было основной целью первой экспедиции. Когда Колумб, вернувшись в Испанию, сообщил, что открыл на западе “Индии” и привез оттуда индейцев (indios), он верил, что побывал там, куда его направляли и куда хотел попасть, сделал то, что обещал. Так думали инициаторы и участники первой экспедиции. Этим объясняется немедленная организация другой, на этот раз большой экспедиции. Скептиков в Испании тогда почти не было: они появились позднее.

     

    Переход через Атлантический океан и открытие Багамских островов


     

    Первое плавание Х.Колумба через Атлантический океан

    3 августа 1492 г. Колумб вывел корабли из гавани Палоса. У Канарских о-вов обнаружилось, что “Пинта” дала течь. Из-за ее ремонта только в сентябре 1492 г. флотилия отошла от о. Гомеры. Первые три дня был почти полный штиль. Затем попутный ветер повлек корабли на запад, и так быстро, что моряки вскоре потеряли из вида о. Йерро. Колумб понимал, что тревога моряков будет расти по мере удаления от родины, и решил показывать в судовом журнале и объявлять экипажу преуменьшенные данные о пройденных расстояниях, верные же заносить в свой дневник. Уже 10 сентября в дневнике отмечено, что за сутки пройдено 60 лиг (около 360 км), а исчислено 48, “чтобы не наводить на людей страх”. (Подлинник дневника утрачен. Так называемый “Дневник первою путешествия Колумба - это пересказ, составленный Бартоломе Лас Касасом. По С. Морисону, “фальшивые” данные о пройденном пути оказались более точными, чем “верные”).  Подобными записями пестрят и дальнейшие страницы дневника. 16 сентября “начали замечать множество пучков зеленой травы, и, как можно было судить но ее виду, трава эта лишь недавно оторвана от земли”. Однако флотилия три недели продвигалась на запад через это странное водное пространство, где иногда было “столько травы, что, казалось, все море кишело ею”. Несколько раз бросали лот, но он не достигал дна. В первые дни суда, увлекаемые попутными ветрами, легко скользили среди водорослей, но затем в штиль почти не продвигались вперед. Так было открыто Саргассово море.   В начале октября матросы и офицеры все настойчивее требовали переменить курс: до этого Колумб неуклонно стремился прямо на запад. Наконец 7 октября он уступил, вероятно, опасаясь мятежа, и повернул на запад-юго-запад. Прошло еще три дня, и “люди теперь уже не могли больше терпеть, жалуясь на долгое плавание”. Адмирал немного успокоил матросов, убедив их, что они близки к цели, и напомнил, как далеки от родины. Он уговаривал одних и обещал награды другим. 11 октября все свидетельствовало о близости земли. Сильное возбуждение охватило моряков. В 2 ч пополуночи 12 октября 1492 г. Родриго Триана, матрос “Пинты”, вдали увидел землю. Утром открылась земля: “Этот остров очень большой и очень ровный, и здесь много зеленых деревьев и воды, а посередине расположено очень большое озеро. Гор же никаких нет”. 33 дня длился первый переход через Атлантический океан в субтропической зоне от Гомеры к этому острову. С кораблей спустили лодки. Колумб с обоими Пинсонами, нотариусом и королевским контролером высадился на берег — теперь уже как адмирал и вице-король,— водрузил там кастильское знамя, формально вступил во владение островом и составил об этом нотариальный акт.  На острове испанцы увидели нагих людей. И Колумб так описывает первую встречу с араваками, народом, через 20 — 30 лет совершенно истребленным колонизаторами: “Они вплавь переправлялись к лодкам, где мы находились, и приносили нам попугаев, и хлопковую пряжу в мотках, и дротики, и много других вещей, и обменивали все это... Но мне показалось, что эти люди бедны... Все они ходят в чем мать родила. И все люди, которых я видел, были еще молоды... и сложены они... хорошо, и тела и лица у них очень красивые, а волосы грубые, совсем как конские, и короткие... (а кожа у них такого цвета, как у жителей Канарских островов, которые не черны и не белы...). Одни из них разрисовывают лицо, другие же — все тело, а есть и такие, у которых разрисованы только глаза и нос. Они не носят и не знают [железного] оружия: когда я показывал им шпаги, они хватались за лезвия и по неведению обрезали себе пальцы. Никакого железа у них нет”.  На острове Колумбу подарили “сухие листья, которые особенно ценились жителями”: первое указание на табак. Индейцы называли свой остров Гуанахани, адмирал дал ему христианское имя — Сан-Сальвадор (“Святой спаситель”), которое закрепилось за одним из Багамских о-вов, лежащим на 24° с. ш. и 74° 30' з. д.,— ныне о. Уотлннг. Колумб обратил внимание на кусочки золота в носу у некоторых островитян. Золото якобы доставалось откуда-то с юга. С этого момента он не устает повторять в дневнике, что “найдет золото там, где оно родится”. Испанцы на лодках за два дня обследовали западное и северное побережье о. Гуанахани и обнаружили несколько селений. Вдали виднелись другие острова, и Колумб убедился, что открыл архипелаг. Жители посещали корабли на челнах-однодеревках разной величины, поднимавших от одного до 40— 45 человек. Чтобы найти дорогу к южным землям, где “родится золото”, Колумб приказал захватить шесть индейцев. Пользуясь их указаниями, он постепенно продвигался па юг.  Острова к юго-западу от Гуанахани Колумб назвал Санта-Мария-де-Консепсьон (Рамки) и Фернандина (Лонг-Айленд). Здешние индейцы показались ему “более домовитыми, обходительными и рассудительными”, чем жители Гуанахани. “Я даже видел у них одежды, сотканные из хлопковой пряжи, наподобие плаща, и они любят наряжаться”. Моряки, посетившие дома островитян, видели висячие плетеные постели, привязанные к столбам. “Ложа и подстилки, на которых индейцы спят, похожи па сети и сплетены из хлопковой пряжи” (гамаки). Но испанцы не нашли на острове и признаков месторождений золота. Две недели флотилия двигалась среди Багамских о-вов. Колумб видел много растений со странными цветами и плодами, но среди них не было знакомых ему. В записи от 15—16 октября он восторженно описывает природу архипелага. Последний из Багамских о-вов, где 20 октября высадились испанцы, был назван Изабеллой (Крукед-Айленд).

     

    Открытие северных берегов Кубы и Гаити и возвращение в Испанию

     

    От индейцев моряки услышали о южном острове Куба, который, по их словам, очень велик и ведет большую торговлю. 28 октября Колумб “вступил в устье... очень красивой реки” (бухта Бариэй на северо-востоке Кубы, 76° з. д.). По жестам жителей Колумб понял, что эту землю нельзя обойти на судне даже за 20 дней. Тогда он решил, что находится у одного из полуостровов Восточной Азии. Но здесь не было ни богатых городов, ни царей, ни золота, ни пряностей.

    На следующий день испанцы продвинулись на 60 км к северо-западу вдоль берега Кубы, ожидая встречи с китайскими джонками. Но никто, даже сам адмирал, не представлял, что путь до Китая чрезвычайно далек - более 15 тыс. км по прямой. Изредка на побережье попадались небольшие селения. Адмирал направил двух человек, приказав разыскать царя и завязать с ним сношения. Один из посланцев говорил по-арабски, но в этой стране никто не понимал “даже” арабского языка.

    Удалившись немного от моря, испанцы нашли окруженные возделанными нолями селения с большими, вмещавшими сотни людей, домами, построенными из ветвей и тростника. Только одно растение оказалось знакомо европейцам — хлопчатник. В домах были тюки хлопка; женщины ткали из него грубые ткани или скручивали из пряжи сети. Мужчины и женщины, встречавшие пришельцев, “шли с головнями в руках и с травой, употребляемой для курения”. Так европейцы впервые увидели, как курят табак, а незнакомые культурные растения оказались маисом (кукурузой), картофелем и табаком.
    Корабли снова нуждались в ремонте, дальнейшее плавание на запад казалось бесцельным: Колумб думал, что достиг самой бедной части Китая, зато к востоку должна была лежать богатейшая Япония, и он повернул обратно. Испанцы бросили якорь в соседней с Бариэй бухтой Хибара, где простояли 12 дней. Во время стоянки адмирал узнал об о. Бабеке, где люди “собирают золото прямо по побережью”, и 13 ноября двинулся на восток на поиски. 20 ноября скрылась “Пинта”, Колумб, подозревая измену, предполагал, что Мартин Пинсон хотел лично для себя открыть этот остров.

    Еще две недели оставшиеся два судна шли на восток и достигли восточной оконечности Кубы (мыс Манси)1. 5 декабря адмирал после некоторых колебаний двинулся ни юго-юго-восток, пересек Наветренный пролив и 6 декабря подошел к земле, о которой уже собрал сведения от кубинцев, как о богатом большом о. Бохио. Это был о. Гаити; Колумб назвал его Эспаньола: там вдоль берега “тянутся прекраснейшие... долины, весьма похожие на земли Кастилии,  но во многом их превосходящие”. (Колумб назвал этот мыс Альфа и Омега, что означает, по мнению комментаторов, начало Азии, если идти с востока, и конец Азии, если идти с запада. “Эспаньола” - буквально означает “Испанка”, но но смыслу правильнее перевести “Испанский остров”).

    Продвигаясь вдоль северного берега Гаити, он по пути открыл о. Тортуга (“Черепаха”). У жителей Эспаньолы моряки видели тонкие золотые пластинки и небольшие слитки. Среди них усиливалась “золотая лихорадка”: “...индейцы были так простодушны, а испанцы так жадны и ненасытны, что не удовлетворялись, когда индейцы за... осколок стекла, черепок разбитой чашки или иные никчемные вещи давали им все, что только они желали. Но, даже и не давая ничего, испанцы стремились взять... все” (запись в дневнике от 22 декабря).

    25 декабря из-за небрежности вахтенного моряка “Санта-Мария” села на рифы. С помощью индейцев удалось снять с судна ценный груз, пушки и припасы. На маленькой “Нинье” весь экипаж разместиться не мог, и Колумб решил часть людей оставить на острове — первая попытка европейцев обосноваться в Центральной Америке. 39 испанцев добровольно остались на Эспаньоле: жизнь там казалась им привольной, и они надеялись найти много золота. Колумб приказал из обломков корабля построить форт, названный Навидад (Рождество), вооружил его пушками с “Санта-Марии” и снабдил припасами на год.

    4 января 1493 г. адмирал вышел в море и через два дня встретил у северного берега Эспаньолы “Пинту”. Мартин Пинсон уверял, что “покинул флотилию против своей воли”. Колумб притворился, что верит: “не время было карать виновных”. Оба корабля давали течь, все стремились поскорее вернуться на родину, и 16 января “Нинья” и “Пинта” вышли в открытый океан. Первые четыре недели плавания прошли благополучно, но 12 февраля поднялась буря, а в ночь на 14 февраля “Нинья” потеряла из виду “Пинту”. С восходом солнца ветер усилился и волнение на море стало еще более грозным. Никто не думал, что удастся избежать неминуемой гибели. На рассвете 15 февраля, когда ветер немного стих, моряки увидели землю, Колумб правильно определил, что находится у Азорских о-вов. Через три дня “Нинье” удалось подойти к одному из островов — Санта-Марии.

    24 февраля, оставив Азорские о-ва, “Нинья” снова попала в бурю, пригнавшую корабль к португальскому берегу недалеко от Лиссабона. 15 марта 1493 г. адмирал привел “Нинью” в Палое, в тот же день туда прибыла “Пинта”. Колумб привез в Испанию весть об открытых им на западе землях, немного золота, несколько невиданных еще в Европе островитян, которых стали называть индейцами, странные растения, плоды и перья диковинных птиц. Чтобы сохранить за собой монополию открытия, он и на обратном пути заносил в корабельный журнал неверные данные. Первая весть о великом открытии, распространившаяся по Европе в десятках переводов, — это письмо, продиктованное Колумбом у Азорских о-вов одному из лиц, финансировавших экспедицию, — Луису Сантанхелю или Габриэлю Санчесу.

     

    Первый раздел мира


    Весть об открытии Колумбом “Западной Индии” встревожила португальцев. По их мнению, были нарушены права, предоставленные Португалии римскими папами (Николаем V и Каликстом III) в 1452-1456 гг., права, признанные самой Кастилией в 1479 г., подтвержденные папой Сикстом IV в 1481 г.,— владеть землями, открытыми к югу и востоку от мыса Бохадор, “вплоть до индийцев”. Теперь Индия, казалось, ускользала от них. Кастильская королева и португальский король отстаивали свои права на земли за океаном. Кастилия опиралась на право первого открытия, Португалия — на папские пожалования. Разрешить спор мирным путем мог лишь глава католической церкви. Папой тогда был Александр VI Борджия. Вряд ли португальцы считали этого папу, испанца по происхождению (Родриго Борха), беспристрастным судьей. Но они не могли не считаться с его решением.

    3 мая 1493 г. папа буллой Jnteг се1ега (“Между прочим”) произвел первый раздел мира, предоставив Кастилии права на земли, которые она открыла или откроет в будущем,— “земли, лежащие против западных частей на океане” и не принадлежащие какому-либо христианскому государю. Иными словами, Кастилия на западе получила такие же права, какие имела Португалия на юге и востоке. 4 мая 1493 г. в новой булле (вторая Jnter cetera) папа пытался точнее определить права Кастилии. Он даровал в вечное владение кастильским королям “все острова и материки... открытые и те, которые будут открыты к западу и югу от линии, проведенной... от арктического полюса... до антарктического полюса... [Эта] линия должна отстоять на расстоянии 100 лиг к западу и к югу от любого из островов, обычно называемых Азорскими и Зеленого Мыса”.

    Ясно, что границу, установленную второй буллой, на карте невозможно провести. Уже тогда твердо знали, что Азоры лежат гораздо западнее о-вов Зеленого Мыса. А выражение “к югу от линии, проведенной... от... полюса... до полюса”, т. е. к югу от меридиана, просто нелепо. Тем не менее папское решение легло в основу испано-португальских переговоров, закончившихся Тордесильясским договором от 7 июня 1494 года. Португальцы уже тогда сомневались, что Колумб достиг Азии, и не настаивали, чтобы испанцы совсем отказались от заокеанских плаваний, но добивались лишь переноса "папского меридиана" дальше к западу*.

    После долгих споров испанцы пошли на большую уступку: линия была проведена в 370 лигах западнее о-вов Зеленого Мыса. В договоре не указано, от какого острова следует считать 370 лиг и в каких лигах производить расчет; можно предполагать, что речь идет о морской лиге (около 6 км). Кроме того, для космографов того времени перевод 370 лиг в градусы долготы был очень затруднителен. Однако расхождения по этим причинам (до 5,5°) незначительны по сравнению с ошибками из-за неумения в то время определять долготу; даже в XVI в. из-за этого бывали ошибки более чем на 45°. По мнению многих историков, Португалия и Кастилия ставили перед собой ясную цель — действительно разделить между собой земной шар, несмотря на то, что в папской булле 1493 г. и в договоре 1494 г. указывалась только одна, атлантическая, демаркационная линия. Но уже в 1495 г. высказывалось противоположное мнение, вероятно, более соответствующее подлинным намерениям сторон: линия устанавливается лишь для того, чтобы кастильские суда имели право совершать открытия в западном направлении, а португальские - в восточном от “папского меридиана”. Иными словами, целью демаркации было не разделить земной шар, а лишь указать соперничающим морским державам различные пути открытий новых земель.

    * Скептики-одиночки имелись и в Испании. Итальянский гуманист Пьетро Мартире (Петр Мученик), который жил в те годы в Барселоне и был близок королевскому двору, вел большую переписку со своими земляками. В его письме от 1 ноября 1493 г. есть следующие фразы: “Некто Колон доплыл до западных антиподов, до индийского берега, как он сам верит. Он открыл много островов; полагают, что именно те..., о которых у космографов высказано мнение, что они расположены у Индии, за Восточным океаном. Я этого не могу оспаривать, хотя кажется, что величина земного шара приводит к другому выводу”.








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru