Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

    Легенда об Эльорадо,  открытие северных Анд

    и бассейнов рек Ориноко и Магдалены

     


     

     

    Происхождение легенды об Эльдорадо

     



    В разных местах тропической Америки конкистадоры слышали предание индейцев о «позолоченном человеке» (по-испански eldorado), властителе страны, богатой золотом и драгоценными камнями. Он каждое утро пудрит тело мелким золотым песком и каждый вечер смывает золото, погружаясь в воды священного озера. При всей видимой фантастичности этот рассказ вовсе не был фантазией: вымышлены только некоторые подробности. В основном легенда об Эльдорадо основана на религиозных обрядах индейцев муиска, принадлежавших к языковой семье чибча. Коренные области муиска-чибчей, народа сравнительно высокой культуры, находились в Северо-Западных Андах, а их важнейшими «столичными» центрами были города Богота и Тунха, на высоте около 2500 м. Муиска-чибчи поклонялись силам природы и особенно почитали солнце и воду. С этим связаны своеобразные формы их религиозного культа: солнечные дары, главным образом золотой песок и золотые изделия, они приносили в жертву божествам воды. Самые торжественные бескровные жертвоприношения связаны с избранием нового верховного жреца, который становился и верховным вождем. Жрецы приводили избранника к озеру, где его ждал плот, нагруженный золотом и изумрудами; четыре касика, в богатых блестящих одеждах, стояли на плоту.

    Жрецы раздевали избранника, смазывали жирной землей и затем с головы до ног пудрили золотой пылью. Сияя, как солнце, он всходил на плот, который отводили на середину озера. Здесь новый верховный вождь бросал божествам воды все драгоценности. В стране был ряд таких священных озер. Во время бедствий или после победы над соседними племенами у озер устраивались торжественные церемонии с жертвоприношениями. Варианты легенды об Эльдорадо, конечно, приукрасили этот обряд.

    Сообщали, будто дно того или другого озера выложено золотыми плитками и изумрудами. Утверждали, будто Эльдорадо каждый вечер погружался в воды озера, чтобы смыть с тела липкую смолу, смешанную с золотым песком, и т. д. Постепенно сложилась легенда о счастливой золотой стране Эльдорадо.



    Открытие среднего Ориноко



    Диего Ордас, по словам Кортеса,— «ловкий и оборотистый делец, человек великого ума и большой хитрости», получил в Испании от Карла I патент на колонизацию северо-восточной части Южной Америки. С 600 солдатами при 36 лошадях на пяти кораблях он пересек Атлантику, но штормы рассеяли флотилию и потопили почти все суда. Устья Амазонки в начале 1531 г. достиг лишь флагман, на борту которого находились 320 человек и 27 лошадей. Высадившись на берег, испанцы начали, конечно, грабить селения и часто находили в хижинах прозрачные зеленые камни, принимая их за изумруды.

    Пленные индейцы утверждали, будто в немногих днях пути вверх по реке на ее берегу высится скала, целиком сложенная из этого камня. Ордас направился туда, но вскоре отказался от поисков, вышел в море и повернул на северо-запад, чтобы добраться до ближайшей испанской колонии. Следуя вдоль берега, он вошел в устье Ориноко и на специально построенных судах, погрузив лошадей, начал подъем по реке, извивавшейся по бескрайней равнине. Пройдя около 500 км — суда часто приходилось тянуть на канате,— Ордас отправил отряд на юг, к подножию Гвианского плоскогорья в 20-дневный маршрут. По возвращении исследователи рассказали о хороших землях, богатых дичью, и «рыбных» реках. Но Ордаса это не интересовало - он искал лишь золото, думал только о нем. И испанцы продолжили тяжелый подъем по реке на запад, а потом на юг еще на 500 км, мимо устьев полноводных притоков, пока их не остановили пороги близ 6° с. ш., там, где западная окраина Гвианского плоскогорья подходит к самой реке. (Лишь в мае 1968 г. эту страшную преграду впервые благополучно преодолело английское судно на воздушной подушке). Здесь в могучий поток Ориноко, несущей свои воды с юга, впадал большой приток, текущий с запада. Близ этого места на флотилию Ордаса напали индейцы. Испанцы высадились, успели выгрузить лошадей и в конном строю ударили по врагу. В ответ индейцы подожгли иссушенную зноем саванну, но это не помогло — победа досталась пришельцам, захватившим двух воинов. Один из них сообщил, что на западе, в горах, вероятно в верховьях западного притока Ориноко, царствует Эльдорадо. Ордас оставил свою идею достичь месторождений золота в истоках главной реки и решил захватить владыку «золотой страны», второго Монтесуму. Он попытался немедленно начать подъем по реке, ведущей к желанной цели («цель» —по-испански meta).

    С того времени название Мета утвердилось за этим притоком Ориноко. Вскоре, однако, Ордас повернул обратно: шел декабрь — уровень воды быстро падал, кончались припасы и солдаты начали болеть. Вторую и тоже неудачную попытку подняться по р. Мета в сторону Эльдорадо в начале 1535 г. предпринял Алонсо Эррера, участник экспедиции Ордаса. С отрядом в 130 солдат он прошел вверх по реке около 120 км, а затем в поисках более легкого пути — 100 км по саванне и погиб в бою. 90 оставшихся в живых добрались до океана в середине 1535 г.

    Лично он был горько разочарован, открыв огромную, но почти безлюдную страну. Зато великими оказались географические результаты его экспедиции. Он выяснил, что стекающие с северо-западных нагорий материка большие реки несут свои воды на восток, к Атлантическому океану, что эти реки протекают через обширные равнинные пространства — Льянос. Он видел своими глазами, как эти реки, сливаясь, образуют могучий водный поток, и на опыте убедился, что «великолепное Ориноко» с притоками составляет разветвленную систему водных путей, позволяющих проникать далеко в глубь южного материка.
    Главным же политическим результатом экспедиции Ордаса было позднейшее присоединение всего бассейна Ориноко к испанским владениям — более 1 млн. кв. км.



    «Страна Вельзеров» и поиски Эльдорадо наемниками германских банкиров

     

    Итальянские и испанские банкиры и ростовщики давно принимали участие в финансировании заатлантических экспедиций, но при этом выговаривали для себя только долю в прибылях. Банкиры же германского императора Карла V (испанского короля Карла I) Велъзеры из Аугсбурга и Эхингеры из Констанца добились от него гораздо большего, получив в 1528 г. патент на завоевание и колонизацию южного берега Карибского моря. Императору было уплачено, по разным подсчетам, от 5 до 12 т золота. Компания, организованная «щедрыми» кредиторами, заключила с испанской короной договор. Она обязывалась в течение года снарядить за свой счет четыре корабля с тремя сотнями людей и всеми необходимыми припасами, чтобы завоевать для Испании приморскую страну к востоку от нагорья Санта-Марта, т. е. Венесуэлу, основать поселения на побережье или соседних островах, а для их охраны построить в ближайшие годы две-три крепости. Компания получила право назначать губернаторов из числа членов семей Вельзеров и Эхингеров, обращать в рабство всех индейцев, которые откажутся подчиняться их приказам.

    В конце февраля 1529 г. Амброзий Эхингер (по-испански «Альфингер») высадился с крупным отрядом наемных немецких солдат на восточный берег Венесуэльского залива. Опираясь на крепость Коро, он разграбил все окрестные селения, пытками заставляя индейцев отдавать ему все золото и все ценные вещи. Он имел право обращать в рабство только тех, кто «не подчинялся приказам», он же клеймил и продавал на рынке в Коро всех мужчин и женщин, а стариков, больных и детей убивал. Для него не было сомнения, чем заняться потом: он предполагал найти пролив в Южное море. Из нескольких соломенных хижин, построенных Эхингером на западном берегу пролива, соединяющего Венесуэльский залив с озером (лагуной) Маракайбо, возник одноименный город. С февраля по сентябрь 1531 г. он тщательно обследовал все берега озера, потерял в стычках с индейцами сотню людей, а пролива не нашел. По материалам этой экспедиции Гонсало Фернандес Овьедо составил карту Маракайбо и соседнего горного района.

    Опустошив берега Венесуэльского залива и лагуны Маракайбо, Эхингер в конце 1531 г. с отрядом в 170 солдат обогнул с севера горную цепь Сьерра-де-Периха, окаймляющую на западе низменность Маракайбо, и продолжал грабить и жечь, насиловать и убивать, продавать в рабство индейцев. Молва о «жестоком из жестоких» распространилась быстро: на своем пути он встречал только опустевшие селения.
    В поисках хлебородных районов и Эльдорадо завоеватель прошел вдоль западных склонов всей Сьерры-де-Периха до широтного колена р. Магдалены и пытался проникнуть вверх по ее притоку Кауке в горную золотоносную область. Затем он поднялся по долине Магдалены до 7º30' с. ш. Чтобы захватить врасплох индейцев, он старался продвигаться возможно быстрее, не считаясь с тем, что число его носильщиков все уменьшалось. Он так спешил, что не терял времени на то, чтобы расклепать ошейники с цепями у падавших от изнеможения индейцев, а приказывал отрубать им головы.

    На третий год дикой охоты его отряд сильно уменьшился от голода и болезней. Тогда охотник превратился в дичь: в середине 1533 г. испанцы были окружены в горах Восточной Кордильеры, в 400 км севернее Боготы, и разгромлены.
    «Жестокий из жестоких» умер от ран через четыре дня после побоища, а жалкие остатки его отряда достигли Коро в ноябре 1533 г., завершив кольцевой маршрут по Северным Андам длиной более 1500 км.
    Правителем «страны Вельзеров» был назначен Георг Хоэрмут. 12 мая 1535 г. с отрядом в 400 человек и 80 лошадей он выступил из Коро на поиски Эльдорадо на юг, проник по долинам рек Баркисимето и Кохедес (система Ориноко) в Льянос, т. е. высокотравную саванну, и в начале июля повернул на юго-запад. Отряд двигался вдоль подножия Кордильеры-Мериды и Восточной Кордильеры, переправляясь через бесчисленные реки, стремящиеся на восток, к Ориноко, через обширную, слабо населенную страну, двигался страшно медленно: приходилось постоянно отбивать нападения индейцев.

    Солдаты голодали, мокли под дождем или страдали от невыносимой жары. Одежда их истлела, и они прикрывались звериными шкурами. На берегах одного из притоков верхней Меты отряд провел восемь месяцев, пережидая дождливый сезон: многие умерли от голода.
    Почти два года понадобилось Хоэрмуту, чтобы добраться до верховьев р. Гуавьяре, крупного притока Ориноко. Но здесь, более чем в 1000 км от Коро, в августе 1537 г. немцы потерпели такое поражение от индейцев, что вынуждены были отступить. Хоэрмут вернулся в Коро 27 мая 1538 г., потеряв 240 солдат. Он проследил восточные склоны Кордильеры — Мерида по всей длине (400 км), а Восточной Кордильеры — на протяжении почти 500 км и открыл в 1536 г. верховья таких крупных притоков Ориноко, как Апуре (конец февраля), Араука (2 марта), Мета (апрель) и Гуавьяре (декабрь).

    В отсутствие Хоэрмута в Коро из Германии прибыл новый отряд наемников Николая Федермана, уже побывавшего в саваннах Ориноко в конце 1530 г. во время неудачного завоевательного похода. В декабре 1536 г., выйдя из Коро, Федерман двинулся по следам Хоэрмута, но не дошел до Гуавьяре, а поднялся по долине верхней Меты до ее истока, перевалил Восточную Кордильеру и вступил в богатейшую, центральную область муиска-чибчей. Но достиг он Боготы в феврале 1539 г., когда туда же прибыли испанские конкистадоры: Кесада — с севера и Белалькасар — с юга.

     

     

    Завоевательные походы испанцев в страну Эльдорадо
    Открытие Северных Анд и бассейна Магдалены



    На южном берегу Карибского моря испанцы укрепились только в 1524 г., основав в 80 км к востоку от устья Магдалены кр-пость Санта-Марта; она стала их базой для продвижения на юг, в Анды. В 1533 г. Педро Эредъя приступил с отрядом в 150 человек к завоеванию левобережья нижней Магдалены. В 200 км к юго-западу от Санта-Марты он основал г. Картахену и, преодолев сопротивление береговых индейцев, двинулся на юг, куда его влекли слухи об Эльдорадо. В 150 км от Картахены он открыл долину р. Сину, густонаселенную земледельцами-чибчами. В их святилищах испанцы обнаружили много драгоценных камней и золотых изделий, но еще больше сокровищ было на кладбищах. Во время одного похода Эредья нашел на склонах гор, окаймляющих на востоке долину Сину, ряд могильников с таким количеством изумрудов и золотых изделий, что каждый его солдат стал богатым.
     


    Отряды Эредьи совершили в течение трех лет ряд набегов на юг и юго-восток, пока полностью не разорили местных индейцев и их могильники, и дошли до Западной Кордильеры, водораздела между бассейнами Атрато и Магдалены. Офицер Эредьи — португалец Хуан Сесар (Жуан Сезар) с несколькими десятками солдат в поисках Эльдорадо после девятимесячного блуждания в заболоченных лесах оказались наконец на восточном склоне водораздела. Перед ними открылась широкая долина большой р. Кауки (около 1000 км), пролагавшей путь на север, к нижней Магдалене. Сначала Сесар и его люди захватили много золота, награбленного в селениях и намытого в золотоносных притоках Кауки. Однако индейцы окрестных селений объединились и начали наседать на испанцев. Тем пришлось бежать на север со скоростью, которую им позволял развить тяжелый золотой груз. Так была открыта важнейшая золотоносная область Южной Америки.

    Гонсало Хименес Кесада сначала руководил небольшими экспедициями вверх но Магдалене. Движение сухим путем в ее нижней части очень затрудняют болота и дремучие леса. Гораздо легче был ведшей путь, даже против течения1. В декабре 1536 г., поднимаясь но Магдалене, Кесада встретил судно с грузом соли и хлопчатобумажных тканей, прочно выделанных и ярко окрашенных. У пассажиров он увидел и, несомненно, отобрал золотые кружки, которые испанцы приняли за монеты. Кесада решил, что недалеко находится страна высокой культуры, и направил туда свои лодки, но у 5° с. ш. они потерпели крушение на порогах. Упорный конкистадор повел тогда солдат через заболоченные леса. Из 900 чело-век2, отправившихся в поход, на правобережное нагорье Кундинамарку поднялось 166; в марте 1537 г. они вступили в пределы государства Богота — владения индейцев муиска-чибчей.

    Страна была покрыта нолями маиса и картофеля. Население жило в деревянных или глинобитных домах, в многолюдных селениях и городах. Испанцев поразили деревянные храмы примитивной архитектуры, но крытые золотыми пластинками. Муиски сами не добывали золота, а получали от жителей верхней Магдалены и Кауки в обмен на изумруды, соль и ткани. В их храмах и гробницах хранились драгоценности и золотые изображения богов. Между городами были проложены хорошие мощеные дороги.

    Открытие и завоевание небольшого государства (около 80 тыс. кв. км), сопровождавшееся обычными жестокостями, продолжалось более года, и лишь к началу 1538 г. Кесада укрепился в стране. Но вскоре туда проник завоеватель экваториальной андийской области Севастьян Белалькасар. Захватив в Кито огромную добычу, он решил расширить свои владения к северу от экватора. Его передовой отряд вел Хуан Ампудия, который, по словам хрониста, «производил те же действия, что молния и ртуть: подобно ртути, он собирал все драгоценные металлы, которые находил в домах, и, подобно молнии, сжигал и обращал в пепел жилища и возделанные ноля». Он проник в верховья Кауки и так терроризировал индейцев, что среди них начались массовые самоубийства.

    Когда Белалькасар последовал (в 1536 г.) за Ампудией к верховьям Кауки, то дорога туда была усеяна скелетами самоубийц. Два года Белалькасар медленно продвигался вниз по долине Кауки, расширяя свои владения к северу. Наконец он перешел через Центральную Кордильеру в долину Магдалены и поднялся на Кундинамарку.

    Таким образом, в феврале 1539 г. в районе, где Кесада тогда же построил г. Санта-Фе-де-Богота (теперь столица Колумбии), оказались три отряда: два испанских — Кесады и Белалькасара и один немецкий — Федермана. Испанские хронисты утверждают, что каждый отряд состоял из 160 солдат. Но пришли они с разных сторон, грабили в походах разные народы и поэтому сильно различались одеждой. Люди Белалькасара, с юга, из Перу, самые богатые, щеголяли в шелку и бархате. Люди Кесады, с севера, были победнее и одеты в индейские хлопчатобумажные ткани. А солдаты Федермана, с востока, из почти безлюдных саванн Ориноко, прикрывали свое отощавшее тело звериными шкурами. Три лагеря были построены треугольником на равнине у Боготы и угрожали друг другу. Но война против индейцев не превратилась здесь, как в Перу, в резню между конкистадорами. В марте они заключили сделку: Федерман согласился принять выкуп за отказ от сомнительных прав своих хозяев на Кундинамарку, а Белалькасар мирно договорился с Кесадой о разграничении владений.

    Страна муисков осталась за Кесадой. Он назвал ее Новая Гранада. Укрепившись на Центральном плато в районе, богатом золотом, изумрудами и солью, испанцы без труда подчинили Северо-Западные Анды. Они исходили эти горные районы во всех направлениях, а в 1539 г. Паскуаль Андагоя открыл удобный торговый путь от Боготы к Тихому океану — через Центральную Кордильеру вверх по долине Кауки и через Западную Кордильеру до залива Буэнавентура (у 4° с. ш.).

    Кесада привез в Испанию огромную добычу, состоящую из золота и изумрудов, но его враги распространили слухи, что часть добычи он утаил для уменьшения королевской пятины, и губернатором Новой Гранады он назначен не был. Ему разрешили вернуться туда только в 1549 г.
    Кесада не оставил надежды на открытие подлинного Эльдорадо. По-видимому, это стало его манией, как и многих тысяч других искателей приключений. Но это уже были «...путешествия наудачу к стране мечты» (Э. Реклю). Более столетия все экспедиции, предпринимавшиеся на восточной стороне Анд, в бассейнах Ориноко и Амазонки, руководствовались этим волшебным видением. В 60-х гг. Кесада по крайней мере дважды проникал в бассейн Ориноко в поисках Эльдорадо. Ему было около 70 лет, когда он начал свою последнюю экспедицию к верхнему Ориноко с тремя сотнями испанцев и 1,5 тыс. индейцев-носильщиков (1569—1572 гг.). Во время похода индейцы погибли или разбежались, умерли и почти все испанцы. Кесада на нашел ничего ценного и вернулся обратно.

    Банкиры Вельзеры и Эхингеры не сразу отказались от поисков Эльдорадо. Хоэрмут умер в 1540 г., а в августе 1541 г. его преемник Филипп Гуттен начал новый поход. Медленно, в течение нескольких лет, продвигался он на юго-запад вдоль восточных склонов Анд, все еще надеясь завоевать оставшуюся свободной часть слабо населенной страны. В начале 1543 г. отряд достиг 4° с. ш., и Гуттен направил на юго-восток разведывательную партию во главе с Педро Лимпиасом. Тот пересек верховья Гуавьяре и проник на плоскогорье к истокам ее южного притока Инириды, близ горы Отаре (910 м). Здесь испанцы столкнулись с племенем воинственных индейцев и вынуждены были ретироваться. Лимпиас догнал основной отряд в мае 1543 г., пройдя точно на запад более 300 км через верховья рек, составляющих р. Жапура, приток Амазонки.

    Переждав дождливый сезон 1543 г. в «бесплодной и ужасной местности», Гуттен двинулся далее к югу и от одного захваченного индейца вскоре услышал историю об амазонках, живущих на берегу огромной реки на востоке. С этой легендой он уже был знаком, когда путешествовал с Хоэрмутом. Продолжая движение к югу, отряд пересек верховья Какета и вышел на Амазонскую низменность. На среднем течении Путумайо (приток Амазонки, близ экватора) в начале 1545 г. Гуттен столкнулся с сильным племенем. Он отступил и в начале 1546 г. возвратился в Коро с намерением вернуться с крупными силами, но был убит по приказу испанского чиновника, считавшего себя губернатором Венесуэлы. На Гуттене закончилось и колониальное предприятие немецких банкиров, формально ликвидированное в 1555 г.

     

     








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru