Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

     

    Исследователи

    Великобритании, Скандинавии и Финляндии

     


     

     

    Первые съемки острова Великобритания

     

    В годы правления английского короля Генриха VIII (1509—1547 гг.) несколько ослабевший было процесс ликвидации общинных земель и передачи монастырских владений зародившемуся дворянству вновь набрал силу. В это смутное время, когда толпы обездоленных, лишенных средств существования крестьян бродили по стране, англичанин Джон Леленд начал работу по первому описанию Англии (131 тыс. кв. км) и п-ова Уэльс. За семь лет (1536—1542 гг.) он побывал едва ли не в каждом уголке Пеннинских и Камберлендских гор, на равнине Мидленда и в Кембрийских горах Уэльса. Описания природных особенностей посещенных районов он намеревался использовать при составлении полной географической характеристики страны. Но ноша оказалась ему не по плечу: обработать собранный огромный материал Леленд не смог из-за болезни, завещав рукописи своим последователям. Одним из них стал профессор Оксфордского университета Уильям Кемден, использовавший результаты работы Леленда в книге "Британия".

    Дело Леленда в 1570—1579 гг. продолжил Кристофер Сэкстон, выполнивший первую топографическую съемку Англии и Уэльса и вошедший в историю как «отец английской картографии». К 1579 г. он опубликовал атлас из 34 карт, а около 1584 г. составил большую общую карту страны, до нас не дошедшую; ею пользовались вплоть до середины XVIII в. По всей видимости, описание Корнуолла, выполненное Д. Лелендом, У. Кемден счел недостаточно полным и в 1585 г. посоветовал Ричарду Кэръю провести изучение этого полуострова. После почти 15-летней работы тот завершил свое детальное исследование.
    Король независимой Шотландии Яков V, проявляя интерес к географии страны, в 1540 г. совершил плавание вдоль ее берегов.

    В качестве штурмана в походе участвовал шотландский моряк Джон Линдсей. Экспедиция вышла из залива Ферт-оф-Форт, у 56° с. ш.) и, отправившись вдоль восточного побережья на север, обследовала залив Мори-Ферт, а затем обогнула северные берега Шотландии. Оттуда она двинулась на юг, посетив большинство бухт очень изрезанного западного побережья страны, и закончила исследование в заливе Солуэй-Ферт.
    На основании этого первого детального описания береговой линии Шотландии длиной не менее 1500 км Линдсей составил карту, до нас не дошедшую, и «Пайлот-бук», т. е. лоцию, содержащую характеристику не только обследованной части
    о. Великобритания, но и ее восточного побережья к югу от залива Ферт-оф-Форт до эстуария Хамбер (более 400 км).

    Съемку внутренних районов Шотландии провел
    геодезист Тимоти Понт. В течение почти 20 лет (1583—1601 гг.) он заснял Северо-Шотландское нагорье, Южно-Шотландскую возвышенность и Средне-Шотландскую низменность, занимающих сравнительно небольшую — менее 80 тыс. кв. км — территорию. Его карты перечисленных регионов составили «Большой Атлас Шотландии», изданный в 1654 г.



    Йене Менсон и Якоб Циглер

     

    В первой четверти XVI в. в Риме собрались четыре скандинавских епископа, в том числе опальный шведский архиепископ Йене Менсон, иначе Иоанн Магнус, старший брат Олая; на досуге он составлял описание Скандинавии. Правда, он, как и его земляки, не знал северной части полуострова. В Риме он встретился с германским ученым Якобом Циглером, заинтересовавшимся Скандинавией. Менсон ознакомил немца со своими еще не опубликованными материалами. Циглер воспользовался также консультациями трех других церковников. Результатом этого общения явилась глава с описанием «Схондии» (Скандинавии) — часть изданного в 1533 г. большого труда Циглера по землеведению, к которому была приложена карта Северной Европы.

    Скандинавия у Циглера — это уже не группа островов, как на прежних картах, а меридиональный полуостров, но не Европы, а Гренландии:
    Ботнический залив, названный «Финским», на крайнем севере резко поворачивает к востоку — искаженные сведения о его повороте за 63° с. ш. к северо-востоку. На широте о. Аланд (показан он один) залив резко суживается за счет выступа со стороны Швеции — первое указание на п-ов Упланд, пересекаемый 60° с. ш.

    На карте изображен меридиональный горный хребет, простирающийся через всю Скандинавию, несколько смещенный на запад, к Норвежскому морю. В центре Швеции нанесен широтный отрог, который легко отождествляется с горными массивами области Херьедален. К югу показано озеро Селен (Сильян, у 61° с. ш.), из него вытекают две реки Далер — несколько искаженное изображение системы р. Далельвен. Южнее Сильяна отмечено длинное озеро Мелер (Меларен), соединенное протокой с морем у Стокгольма, а западнее — озеро Венерн с характерным полуостровом на северном берегу; из южного его конца вытекает река, безусловно Гета-Эльв, впадающая в Каттегат. К юго-востоку от Венерна показано длинное озеро Веттерн, однако направление его определено неверно, как почти широтное, — с протокой в Балтийское море.

    Восточнее Скандинавии, за Ботническим заливом, отчетливо выступает меньший полуостров —
    Финляндия, с востока омываемый несуществующим меридиональным заливом. Сведения о внутренних районах Финляндии весьма смутны: бесчисленные озера страны на карте слились в огромный центральный меридиональный водоем; на севере отмечены горы - первое указанию на часть Манселькя. На Балтийском море, южные берега которого показаны весьма грубо, нанесены три острова — Эланд, Готланд и Оксилия (Сааремаа, или Хийумаа?). На материке, близ южного берега залива, помещено Белое озеро с короткой протокой — несомненно, Чудское. Итак, карта Циглера — но существу Менсона — Циглера —- дала первое, но, конечно, очень схематическое представление о внутренних частях Скандинавии — об ее осевом горном хребте и трех крупнейших озерах. Однако гидрографическая сеть Скандинавии на карте не выявлена.

     

     

    Олай Магнус: первое исследование Скандинавии

     

    28-летний шведский священник (позднее епископ) Олоф Менсон, известный под латинизированным именем Олай Магнус, ревностный католик, по собственной просьбе был послан в 1518 г. на север Скандинавии для сбора «лепты святого Петра» — подушной подати римскому папе — и для распространения папских индульгенций (платных грамот об отпущении грехов). Он побывал в северных областях Швеции и Финляндии, принадлежавших тогда шведам, и в Северной Норвегии - до берегов Ледовитого океана. Он пересек Скандинавские горы в центральной части, у горы Сюларна (у 63° с. ш.), следуя, видимо, обычным путем от Ботнического залива на запад к Тронхейму. Однако этот папский мытарь проявил себя и как географ-исследователь. Ом интересовался орографией и гидрографией тех районов, где сам побывал, и собирал расспросные сведения о местностях, им не посещенных. Был он и хорошим художником-анималистом — его зарисовки северных зверей и птиц всегда реалистичны. В частности, он дал первое описание росомахи. В 1518 г. Олай вернулся в Стокгольм и получил приход. Это путешествие заложило основы его позднейших картографических и исторических работ.

    В 1527 г. Олай навсегда оставил Швецию, лишившись
    после завершения лютеранской реформации (1539 г.) церковных доходов и личного состояния. Поездки но Европе и встречи со многими образованными клириками и учеными привели Олая к убеждению, что в Центральной и Южной Европе очень мало знали о Севере. Многие из его собеседников считали Норвегию, Швецию и Финляндию группой гористых островов в Северном океане, населенных отважными, закаленными, но умственно отсталыми людьми. Олай задумал дать ученому миру правдивую и полную картину природы Скандинавии, описать ее жителей и ресурсы. Более 10 лет он собирал сведения о Северной Европе, о прилегающих островах, беседовал с моряками, ходившими по Балтийскому морю и его заливам, изучал карты и лоции, знакомился с печатной и рукописной литературой. В результате Олай Магнус составил и в 1539 г. опубликовал «Морскую карту и описание северных стран и диковинок в них и на соседнем океане». На ней впервые Скандинавия выступает как полуостров Европы, с севера омываемый Скифским океаном. Правда, его очертания весьма схематичны. Так, на севере отсутствуют все выступы и острова, кроме одного, самого северного, — Магнетум. Это о. Магере. Северо-западный берег Скандинавии нанесен в виде почти плавной линии до волнистого фьорда «Домс», очертания которого не совпадают ни с одним из заливов этого участка. Далее к юго-западу норвежский берег показан уже значительно изрезанным, с массой островов.

    Несколько лучше представлено побережье Ютландии, Датские о-ва, южные берега Балтийского моря. Так, например, нанесен
    Рижский залив (Ливонское море) с о-вами Хийумаа и Сааремаа. Ботнический залив, начинающийся к северу от Аландских о-вов, изображен довольно близко к истине: верно его направление и пропорции. Он разделен примерно пополам, на два «моря» - Ботническое (на севере) и Шведское. К югу от Аланда часть Балтики названа Готским морем. Очертания Финского залива, вытянутого на северо-восток, имеют мало сходства с действительностью; центральный бассейн Балтийского моря и Ботнический залив почти одинаковой ширины. И все-таки па карте Олая Магнуса уже почти полностью вырисовался огромный северный полуостров, фигуру которого сравнивают с «прыгающей собакой». Правда, на карте Олая еще нет ее «головы и хвоста» - юго-западного выступа и Кольского п-ова. Большим достоинством его карты был также сравнительно верный показ островов Северной Атлантики.

    Однако
    главная заслуга Олая Магнуса состояла в подробном и в первом приближении довольно верном изображении внутренних пространств Скандинавии: водораздельного массива, расчлененного на ряд групп горными проходами (тектоническими долинами); многочисленных рек — они даны без названий,— стекающих с массива; гор на крайнем севере полуострова; крупнейших озер Швеции и всей Западной Бароны Венерн, Веттерн, Меларен, Сильян и ряда меньших. Но на севере Швеции, в Ботнии (Норботтен), Олай поместил два несуществующих громадных озера, из которых берут начало семь рек, впадающих в Ботнический залив: он неправильно истолковал сведения о цепи таежных озер, через которые протекают лапландские реки.

    Примерно между 61°30 и 63°30' с. ш. Олай показал ряд крупных рек очень схематично, но по названиям приречных пунктов и островов близ устьев можно без натяжки опознать их. Он верно установил истоки р. Юнган - у горы Сюларна; река, вытекающая из довольно крупного озера (Стуршен), несомненно, Индальсельвен, а проходящая через озеро Сильян - это Далельвен.

    На крайнем северо-востоке Скандинавии Олай Магнус поместил огромное Белое озеро, вытянутое в юго-восточном направлении. Это, вероятно, неправильно понятое сообщение о Кандалакшской губе. В Финляндии, по расспросам, он нанес 10 крупных озер, очертания которых совершенно не соответствуют истинным. На широте северного берега Ботнического залива он поместил «чудовищно длинное лесное пространство, называемое Хребтом Земли»,— намек на возвышенность Манселькя длиной более 750 км. Ведущие картографы тогда же оценили новизну и значение «Морской карты» Олая Магнуса, почти 80 лет оказывавшей глубокое влияние на картографию Европы.

    В 1555 г. Олай Магнус опубликовал книгу «История северных народов». В ней основной упор почему-то сделан на описание североатлантических островов, которые он лично никогда не посещал. О Скандинавии он рассказывал сравнительно мало, но дал первую характеристику трех ее крупнейших озер, сильно преувеличив их размеры, - Венерн (5546 кв.км), Веттерн (1900 кв. км) и Меларен (1163 кв. км). Картографическая работа Олая Магнуса, конечно, не удовлетворяла даже минимальным требованиям, предъявляемым к картам чиновниками и военными в XVI в. Но прошло полвека, пока шведское правительство не приступило к подготовке подлинной топографической карты.
    А между тем к середине XVI в.
    карелы, подданные Русского государства, хорошо ознакомились с юго-восточной частью «озерной страны», т. е. Финляндии. Сведения о ней со слов карела Ноусиа были опубликованы к 1555- 1556 гг. Рассказывая финскому чиновнику о речном торговом пути от Ладоги к берегам Ботнического залива и Белого моря, он сообщил о ряде озер этого региона, их приблизительных размерах, притоках и волоках между ними. Ноусиа имел достаточно четкое представление о связи озера Пюхяярви с Оривес и и его cеверо-восточным заливом - озером Пюхяселькя, а также с озером Пиелисъярви через небольшую речку. Он отметил, что от этого водоема можно пройти и к Ботническому заливу, и к Белому морю.

    На северо-запад, к Ботническому заливу, у 65° с. ш., связь осуществлялась но коротким речкам, озерам Нуасъярви и Оулуярви и р. Оулуйоки. На северо-восток, к Белому морю,
    на широте Соловецких о-вов, путь пролегал по коротким речкам и небольшим озерам к озеру Тулос, затем через волок выводил к Лекс-озеру и озеру Ровкуль, после преодоления еще одного волока — в озера Кимас и Нюк, а оттуда на речную систему Кемь и достигал ее устья.

     

     

    Андерс Буре



    В 1603 г. шведский король поручил Андерсу Буре, астроному, математику и картографу, провести съемку северной части Скандинавии. Такую большую, совершенно почти неосвоенную и малоизвестную территорию заснять одному человеку было, конечно, не под силу. Но у нас нет сведений ни о составе той топографической экспедиции, которую возглавил Буре, ни хотя бы о ближайших его помощниках.

    В течение восьми лет он и его сотрудники положили на карту северные берега Скандинавии на протяжении более 1800 км с многочисленными полуостровами, в том числе (с востока на запад) Рыбачьим, Варангер, Нордкин с одноименным мысом и Нор-сангер; засняты отделяющие их от основного массива Скандинавии и друг от друга фьорды, узкие и извилистые, запутанные и обрывистые, в том числе (с востока на запад) Мотовский залив, Варангер-, Тапа-, Лаке-, Норсангер-, Альта-, Квенанген-, Люнген-, Улье-, Бальс-, Маланген-, Уфут-, Тюс-фьорд. (Все они, за исключением двух первых, названы на карте Буре.) Съемка давала довольно верное представление об этом самом расчлененном участке евразийского побережья Ледовитого океана. У 64° с. ш. они закартировали узкий и длинный Тронхеймс-фьорд. Близ побережья сотрудники Буре засняли много островов, включая наиболее крупные — Сенья, Сер-Квале, Рингвассе, а также группу Вестеролен, в том числе Анне и Хинне.

    Лофотены, видимо, были лишь бегло осмотрены, но у 68° с. ш. закартирован район незаслуженно знаменитого водоворота Мальстрем. Положены на карту берега Ботнического залива, шведские и финские, на протяжении около 900 км и ряд мелких островов на нем.

    Рельефу Буре тогда не уделил внимания: на карту в виде длинного (более 600 км) меридионального хребта нанесен лишь водораздел между норвежскими и шведскими речными системами. Основной объем работы пришелся на съемку рек и озер полуострова. На крайнем севере А. Буре заснял с небольшими ошибками 16 рек, из них только одна сравнительно крупная — Танаэльв (иначе Танайоки — финское «йоки», как шведское «эльв», означает «река»). На карту был вторично положен самый северный водоем Европы озеро Инари1, со многими островами и стоками р. Патсйоки.
    Съемщики прошли от устьев до истоков и закартировали 35 северных рек Ботнического бассейна, выше пролива Норра-Кваркен (63° 30' с. ш.), со многими их притоками и озера, где они берут начало и через которые проходят.

    Из рек следующие (с юга на север) «укорочены» примерно на одну треть: Умеэльв с ее левым при током Винделельвен, проходящие через цепи мелких озер; Шеллефтсэльв и связанные с ней озера Хурнаван и Стурнаван; Питеэльв, текущая через ряд малых озер: Лулеэльв, верховьями кото рой является группа проточных, узких и очень длинных озер; Каликсэльв и Турнеэльв (Торпиойоки) с двумя притоками --Лайниоэльв и Муониоэльв. Истоки главной реки Буре верно связал с озером Тернетреск.

    В Финляндии Буре проследил р. Кемийоки, протекающую через озеро Кемиярви, и ее меридиональный приток Оунасйоки, еще около 10 коротких рек, впадающих в Ботнический залив, в том числе Ийоки. Впервые были положены на карту крупные озера Финляндии — Оулуярви и Пиелинен (Пиелисьярви), но водоемы между 60 и 64° с. ш. он осмотрел бегло и только наметил сложнейший озерный лабиринт Финляндии, продолжающийся и далее к югу.
    В 1611 г. по материалам съемки Буре составил «Новый чертеж» Лаппонии, Ботнии и Каянии, северных провинций государства Швеции. Это была первая основанная на съемках карта Северной Скандинавии.
    Вероятно, по английским и голландским данным Буре нанес на нее Кольский п-ов. Возможно, шведы провели кое-какие съемочные работы и внутри полуострова, к востоку и юго-востоку от озера Инари: на карте Буре появилась система р. Туломы, а восточное как самостоятельный приток, впадающий в Кольский залив,— р. Кола.

    После 1611 г. Буре продолжал съемку; он обновил и уточнил материалы но северу полуострова, заснял о-ва Магере с мысом Нордкап, Сере и ряд меньших. А к юго-западу им выполнены новые съемки нескольких фьордов и островов или получены более точные сведения о побережье между 71 и 63° с. ш., в том числе об о. Хитра, у входа в Тронхейме фьорд. Далее к югу последовательно нанесены фьорды Ромдальс, Согне, Хардангер, Бокна и залив Бохус, пусть схематично, но все же отчетливо виден юго-западный выступ Скандинавии.
    Гораздо больше внимания на этот раз Буре уделил рельефу. В Норвегии между 64 и 62° с. ш. показан ряд фьеллей - скалистых массивов, в том числе Доврефьелль. В Финляндии прослежены две водораздельные возвышенности: одна длиной 200 км, между речными системами Белого моря и Ботнического залива, — центральная часть Манселькя; другая длиной 425 км, между реками бассейнов Ботнического и Финского заливов — гряда Суоменселькя.

    Буре нанес на карту и шведские реки к югу от 63° с. ш.: весь Онгерманэльвен и очень схематично один из двух его крупных правых притоков; Индальсельвен — от истоков до устья, правда, в системе водоемов его среднего течения описано лишь одно озеро — Стуршен. Длины этих рек и следующей к югу р. Югнан были занижены почти наполовину. Гораздо лучше, с ошибкой всего лишь в одну десятую, нанесен на карту Юснан, но длина рек Эстер-Дал-ельвен, протекающей через о. Сильян и р. Вестер-Далельвен — двух составляющих Далельвен - завышена на одну треть.

    Топографы — и это было большим достижением установили почти правильные контуры и истинные размеры трех шведских озерных исполинов: Венерн с его стоком Гета-Эльв, Веттерн и Меларен, а также менее крупного Ельмарен. Они засняли много малых рок и озер Южной Швеции, создающих сложнейший озерно-речной лабиринт. В Южной Норвегии положены на карту самая большая река полуострова — Гломма (587 км) и ее правый приток Логен, проходящий через озеро Мьеса, но их истоки установлены неверно, а длина занижена на одну шестую. Съемки проводились также в Финляндии, к югу от 63° с. ш. Топографы показали еще около 20 малых рек и систему восточных финских озер, в том числе Оривеси. Но детально разобраться в этой озерной «головоломке» они не смогли.

    В 1627 г. Буре составил другую карту — «Новый и точный чертеж арктического круга», охватывающую весь Скандинавский п-ов, Балтийское море с его большими заливами. Как отмечают шведские специалисты, появление этой карты дало «гигантский толчок в географическом познании Скандинавии». И действительно, впервые на карту был положен крупнейший (800 тыс. ккв. км) полуостров Европы, в основном верно нанесены его главные реки и большие озера, верные контуры получили омывающие его моря и заливы. «Прыгающая собака» обрела «хвост» (Кольский п-ов) и «голову» (юго-запад Норвегии).

    Андерс Буре вошел в историю как «отец шведской картографии». Его карта оказала влияние на зарубежную картографию Восточной Европы. В частности, ее широко использовал голландец Исаак Масса. Она охватывала также и часть России. Очевидно, эти сведения Буре получил от шведских дипломатов, видевших «Большой чертеж» или даже снимавших с него копии. Гораздо более точные очертания имеет Белое море с многочисленными островами у западного берега и в Кандалакшской губе. Хорошо выражен Онежский п-ов, а также Онежская, Двинская и Мезенская губы. За Каниным, показанным как остров, к востоку нанесен о. Колгуев. На материке довольно верно изображены озера: Ладожское, Онежское с Повенецкой губой. Ильмень, Белое и Чудское. Очевидно, Буре использовал также карты зарубежных топографов: хорошо изображены реки Неман, Западная Двина, Вента и озеро Пярну. Довольно точно нанесены южные берега Балтики, особенно четко Датские о-ва и Ютландия.

     

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru