фл.семафором навигация
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • словарик
  • моравиация
  • кают-компания



  •  

     

    История якоря





     

        

     

     

     

    На протяжении тысячелетий якорь был и остается неотъемлемой принадлежностью каждого судна. Если не считать библейского ковчега и легендарного Летучего Голландца, то навряд ли мы найдем корабль без якоря. В наше время отсутствие даже эапасного якоря, не говоря уже о тех, которым полагается быть в клюзах, по международным правилам, не дает судну права выйти в море. Мы настолько привыкли к этому слову, что даже не задумываемся, какого оно происхождения. Родилось ли оно в глубинах нашего языка или было заимствовано!  Мнение читателей нашего журнала по этому вопросу расходится. Думаем, что читателям будет интересно познакомиться с двумя точками зрения на происхождение термина «якорь» в русском языке.
    Вот, что утверждает в своей книге «Якоря» писатель-маринист Л. Скрягин.

     

    ЯКОРЬ, КОТОРЫЙ сам при тяге за канат переворачивается на рог, придумали на Востоке за 2 тыс. лет до н. э. Такие якоря, сделанные сначала целиком из дерева, а позже — со свинцовыми штоками, получили распространение в бассейне Средиземного моря. Но кто первый сумел сделать их из железа?

    Древнегреческий писатель Павсаний (II в.) утверждает: первый двурогий железный якорь отковал фригийский царь Мидас (VII в. до н. э.). Греческий поэт и музыкант Ариан (VII в. до н. э.) говорит, что в храме богини Фазы он видел каменные и железные якоря греков. Римский писатель Плиний Младший (62—114 гг.) считает конструктором железного якоря грека Евлампия, а изобретение железного якоря, рога которого имели на концах лапы, он приписывал древним жителям Этрурии. Знаменитый греческий географ и историк Страбон (64 г. до н. э.) сообщает, что изобретателем первого железного якоря со штоком был греческий ученый, по происхождению скиф, Анахарсис, который во второй половине VII в. до н. э перебрался в Грецию. Историк Полидор Виргилий Урбинский в своей книге «Осмь книг о изобретателях вещей» (Москва, 1720 г.) пишет: «Якорь изобрели туринцы. Евлампий тоже сделал двурогий якорь». Известный английский историк кораблестроения, моряк по профессии и выдающийся поэт Уильям Фалконер в «Морском словаре», изданном в Лондоне в 1769 г., считает изобретателями железного двурогого якоря как Евлампия, так и Анахарсиса.

    Как видим, мнения историков расходятся. Тем не менее, можно утверждать одно: железный якорь появился где-то в VII в. до н. э., вероятнее всего, во второй его половине. Изобретателем его мог быть и грек Евлампий, и скиф Анахарсис, и царь Фригии Мидас. Местом появления первого железного якоря можно считать бассейн Средиземного моря, где он быстро распространился среди морских народов, живших на его берегах. Напомним, что роль этого моря для античных цивилизаций была исключительно велика. И первостепенное значение для древних городов, которые, по образному выражению Цицерона, «расположились вокруг Средиземного моря, как лягушки вокруг пруда», имели морская торговля и связанное с ней судостроение. Именно поэтому распространение железного якоря, развитие и совершенствование его конструкции проходили в этом бассейне — колыбели западного кораблестроения и мореплавания.

    Железный якорь стал основным изделием первых кузнецов наряду с лемехом плуга, мечом, топором.

    Само слово «якорь» можно по праву считать интернациональным. Вот как оно пишется и произносится на нескольких современных европейских языках: итальянский — аnсога (анкора); французский — аnсге (анкэр); английский — anchor (энкор); испанский— ancla (анкла); немецкий — anker (анкер); норвежский — anker; датский — anker; шведский — ankare (анкар); голландский — anker (анкер); финский — ankkuri (анкури).

    Бросается в глаза очень схожее написание и звучание этого слова, чувствуется общий корень «анк». Филологи относят слово «якорь» к числу слов, заимствованных этими языками из древнегреческого или латинского, что еще раз подтверждает, что родина железного якоря — бассейн Средиземного моря.

    Древние греки назвали железный якорь словом «аnkurа» — «анкура», происходившим от корня «анк», что по-русски означает «крюк», «кривой» или «изогнутый». Таким образом, слово «анкура» можно перевести на русский язык как «имеющий кривизну» или «имеющий изогнутость». Кто знает, может быть первые железные якоря и впрямь походили на большие крюки!

    От древнегреческого «анкура» образовалось латинское слово «аnchora», которое позже перешло на другие языки Древней Европы. Английский язык англосаксонского периода заимствовал слово «аnсог» непосредственно из древнегреческого. А в древнем немецком языке встречается слово «аnchаг», написание которого указывает на его принадлежность к латинскому языку.

    В русский язык слово «якорь» перекочевало из древнегреческого. В древнерусском языке встречается греческая форма «анкура», позже перешедшая в «якорь».

    Известный российский языковед И. И. Срезневский в книге «Мысли об истории русского языка» говорит, что термин «якорь» считают перенесенным к нам варягами, но он мог быть заимствован и у литовцев, «боги которых сами себе ковали «encurls». У сербов и хорватов встречается слово «jekap».

    В письменном виде слово «якорь» впервые упоминается в русском языке в летописи Нестора «Повесть временных лет» — в древнейшем из дошедших до нас письменных памятников истории нашей Родины. Там говорится, что по условиям мирного договора, продиктованным Олегом грекам в 907 г., русские, помимо прочей дани, должны были получать для своего флота мучное кушанье, якоря, снасти и паруса. В летописи Нестора это звучит так: «...да емлют ...брашно и якори и ужа и пароусь».

    Слово «якорь» издавна бытовало в старинных русских поморских пословицах и поговорках: «Вера — мой якорь», «Язык телу якорь», «Где ладья ни рыщет, а у якоря будет» и т. д. Встречается это слово и во многих русских былинах. Так, например, в одной из них, о Василии Буслаеве:

    «И бросали они якоря крепкие,

    С носу — якорь,

    С кормы — другой.

    Чтобы крепче стоял.

    Не шатался он».

     

     

    А вот что пишет о происхождении слова «якорь» инженер из Ленинграда В. Макин.

     

    Поморы, как мы знаем из истории, обладали особой устойчивостью своего языка и очень малым количеством в нем инородных слов. Наоборот, от поморов многие слова вошли в костяк русского языка.

    В самом деле, если «копнуть поглубже», то среди предметов первой необходимости, изготовлявшихся издревле на Руси и названных старыми словами, можно выделить такую группу: багор, топор, борона, орало, коромысло. В них явно просматривается общая характерная особенность: изгиб, поворот в конструкции самой важной рабочей части изделий, которые они обозначают, а в самих названиях — общая, неизменяемая часть в корнях слов — «ор».

    Итак — изгиб в конструкции и «ор» в названии данной конструкции, в самом корне слова... Это наводит на мысль, что «ор» в корнях слов у наших предков означал изгиб, поворот в тех предметах, к которым относились данные слова. Вышеперечисленные названия даже не требуют пояснений — настолько очевидна указанная связь.

    А вот еще целая серия слов. : Орел — птица с изогнутым клювом. Прикорнуть — пристроиться, скрючившись калачиком. Покорить — согнуть, поставить на колени. Коряга — нижняя часть дерева с изогнутыми отростками, затонувшая в воде. Возникает мысль: эта самая, обозначающая изгиб, часть слова и легла в основу названия рассматриваемого нами предмета.

    Но прежде чем делать окончательно такое заключение, давайте посмотрим, нет ли в нашем языке других путей, других возможностей возникновения слов, по звучанию сходных с «якорем».

    Перебирая близкие по смыслу и по звучанию старые слова, можно заметить два пути, два варианта образования слов, созвучных и сходных по смыслу с разбираемым:

    1 вариант

    перем. +

    пост.

    +

    перем.

    приставка +

    корень

    +

    суффикс

    кор

    +

    ень

    кор

    +

    ец

    я +

    кор

    +

    ец

    У +

    кор

    напере +

    кор

    при +

    кор

    +

    нуть

    кор

    +

    ить

    кор

    +

    чить

    кор

    +

    ёжить

    КО +

    кор

    +

    а,

    за +

    кор

    +

    ючка

    кор

    +

    яга

    кор

    +

    абль

    2 вариант

    перем.

    +

    пост.

    корень

    +

    суффикс

    'ви

    +

    хорь

    зна

    +

    харь

    па

    +

    харь

    ку

    +

    харь

    У

    +

    харь

    я

    +

    хорь

    (по аналогии со старыми словами типа:

    при + я + тель Пере + я + славль я + щик)

     

    В обоих вариантах явно проступает все то же определяющее созвучие «ор», но в 1-м варианте можно выделить большую группу слов, в которых общим является созвучие уже из трех букв «кор», а в предметах и понятиях, которые они обозначают, заметить большую близость с разбираемым нами предметом.

    Поэтому более логично было бы отнести путь образования слова «якорь» к 1-му варианту. Да и как в этом можно сомневаться, если «корец» — ковшик с ручкой — крючком, «утка в море — хвост на заборе»; «кокора» — нижняя часть ствола вместе с перпендикулярным ему крупным корнем, шедшая на постройку деревянных судов; «якорец» — стелющееся по земле растение с цепкими закорючками на концах; «коряга» — нижняя часть дерева с изогнутыми отростками, затонувшая в воде и представлявшая для наших предков хороший пример, каким должен быть зацеп — «закорь», для удержания судна на месте. Он должен быть «яко коряга», «яко орало», благо «орало» в те далекие времена делалось тоже из дерева, и якорь оказывается сродни древнему «оралу» по сути своей, а при таком толковании его названия, он и по названию встает с ним в один ряд, так же как и «топор», «багор», «запор» и т. д.

    Некоторых почему-то оскорбляет возможность такого близкого родства между якорем и плугом, как по названию, так и по существу их работы. Но именно подход к якорю как к плугу дает возможность наиболее точно определить его держащую силу и совершенствовать конструкцию.

    Отпадает сам собой и вопрос, почему издавна в одном языке рядом ужились эти два слова: «якорь» и «анкер». «Анкер» появился намного позже в нашем языке, и может быть появился именно так — из греческого языка — во время активного функционирования пути «из варяг в греки», или из голландского в петровские времена, но уже тогда, когда пьедестал с номером один был занят словом «якорь» и ему пришлось довольствоваться только вторым местом. Чувствуется его принадлежность к группе инородных слов типа «бункер» и т. д. Еще позднее появились «стоп-анкер», «верп», «гайдроп», но последовательность их появления в нашем языке уже не так интересна, как борьба за первое место. Их наличие еще более убеждает, что «якорь» — не производное от «анкера» слово, а самостоятельное и, пожалуй, более солидное, более глубоко укоренившееся в первоосновах нашего языка.

     

    Примечание "Кубрика"

    С историей якоря от Л.Скрягина не согласен Николай Сергеевич Андрющенко, автор "Толкового морского словаря". О своей версии происхождения слова "якорь"

    Николай Сергеевич делится на нашем сайте. Ссылка внизу.

    Заметки на полях статьи
    "История якоря" Л.Скрягина
    Н.С.Андрющенко



    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru