фл.семафором слава флоту
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • словарик
  • кают-компания



  •  

     

     

    Морские катастрофы

     

     

    Гибель "Адмирала Нахимова"

     

     

     




         Статью эту я написал на основании материалов, публиковавшихся в прежние годы в советской прессе.  А телевидение лет семь назад показало интереснейший документальный фильм об этих событиях. В советском флоте случилось множество аварий, но гибель «Нахимова» выделяется из всех прочих.  Уж очень много нехороших человеческих факторов сработало в этом случае. Да и по количеству жертв – тоже одно из первых мест в мировой статистике.  Около 500 человек погибло.

          И ничего удивительного.  Случилось это в 1986-м году. Чернобыль!..  Руст!.. Речной пассажирский теплоход «Суворов»!..  Многочисленные аварии на субмаринах.  До п\л «Комсомолец», правда, было еще три года, а до «Курска» - целых 14 лет. Но пассажирский лайнер «Нахимов» хорошо вписывается в эту картину.  Дядя Вася, водопроводчик, сказал так: - «Нет смысла менять одну трубу, когда вся система гнилая».  В брежневскую эпоху социализм созрел, как фурункул, Горбачев попытался подправить, что-то там ковырнул отверткой, ну, оно и хлынуло.

         Итак, пассажирский лайнер  «Нахимов» выходит из Новороссийска и направляется на юг. Простые советские граждане отдыхают по горящим профсоюзным путевкам.  А сухогруз «Васев», доверху наполненный пшеницей, канадской, естественно, спешит в Новороссийск, чтобы накормить этих самых граждан хлебом.  Страна испытывала временные трудности с хлебом.  Правда, без хлеба страна тоже испытывала не менее временные трудности.  Но, не будем отвлекаться.

         В Новороссийске «Нахимов» задержался и выбился из графика.  Причина?  Ждали прибытия из Одессы начальника областного управления КГБ.  Он в Одессе не успел сесть на судно, и теперь должен был подняться на борт в Новороссийске, вместе с женой и дочерью.  Занятый человек, он опять опаздывал.  Видимо, его ангел-хранитель пытался сработать.  Конечно, семеро одного не ждут, но...  Итак, «Нахимов», хоть и с опозданием,  выходит, наконец, из Новороссийска.

         И вот, на подходе к порту пересекаются курсы двух огромных судов.  «Нахимов» видел зерновоз справа и по МППСС (Международные Правила предупреждения столкновений судов) должен был уступить ему дорогу.  То есть, сбавить ход или отвернуть вправо.  Или - и то, и другое вместе.  Задача эта решается просто, любой курсант мореходного училища без запинки расскажет, что надо делать, чтобы избежать столкновения.  Только соблюдай требования МППСС, и ничего не случится. 

         Ну, диспетчеру порта не обязательно знать, и тем более, соблюдать МППСС;  это капитаны должны знать и неукоснительно выполнять эти правила.  Но, диспетчер порта нервничал;  «Нахимов», как вы знаете, выбился из графика, а диспетчер тоже человек, он устал, дело шло к полуночи, ему хотелось побыстрее отделаться от «Нахимова», поужинать и лечь поспать.  Поэтому он связался с судами по радистанции УКВ и дал указание «Васеву» сбавить ход и пропустить «Нахимов» вперед.  А «Нахимову» диспетчер приказал продолжать следовать по назначению, прежним курсом.

         Итак, все знают, что МППСС – это закон.  И нарушение этого закона является преступлением.  Даже, если бы потом никто и не погиб, то, все равно, первое преступление свершилось.  В очерке «Андреа Дореа» я уже писал, как радар, вместо того, чтобы помочь разойтись двум судам, помог им столкнуться. Так и здесь! 

         Радиостанции  УКВ, по идее, должны были помочь благополучно разойтись этим двум судам, но, на деле, использование этой связи УКВ и привело к столкновению.  Если бы эта радиосвязь тогда вдруг, каким-то чудесным образом, вышла бы из строя, то суда эти обязаны были бы маневрировать согласно  МППСС, и столкновение не случилось бы.

         Вообще, я восторгаюсь этими МППСС.  Они составлены так грамотно, там так все предусмотрено и детально расписано, что, если, хотя бы один из двух судоводителей будет знать и строго выполнять требования этих правил, то столкновение никогда не случится.  Никогда!!!  Между тем, в мире ежегодно сталкиваются и гибнут сотни судов.  Человеческий фактор, однако.

         Причин, приводящих к столкновениям, много.  Одна из них – нет профессионального отбора судоводителей.  Поэтому на мостиках судов много судоводителей нерешительных, по своему психическому складу неспособных к своевременным и решительным действиям. 

         При опасном сближении судов такой судоводитель тянет до последнего и ничего не делает.  Ну, как беременная девушка, все ждет – может само рассосется.  Ждет-ждет, а потом, когда сказала маме, то уже и поздно делать аборт. Так и нерешительный судоводитель.  Он потом, вероятно, вызовет  капитана на мостик, когда уже будет поздно, или начнет маневрировать сам, но тоже будет поздно.

         Вот такой нерешительный судоводитель, вместо того, чтобы действовать, начинает по радиостанции УКВ договариваться с другим судном о том, как они будут расходиться.  То есть, вот он, закон – МППСС, он предписывает то-то и то-то, но считается, что по УКВ  можно договориться о нарушении этого закона.  Вроде бы, закон и есть, а вроде бы, он и вовсе не закон, и выполнять его не обязательно.  Но, ведь, нигде не написано, что если договорились по УКВ, то можно наплевать на МППСС!  МППСС всегда должны быть на первом месте! А техника, она призвана только помогать судоводителю.

         Я в своей работе часто сталкиваюсь с этим.  Вызывает, предлагает – ты отверни влево, и мы разойдемся правыми бортами, а то мне отворачивать вправо нежелательно.  Я всегда резко отвечаю – нет!  Начинает клянчить – ну, почему?  Отвечаю: – потому, что это – противозаконно.  Есть МППСС (КОЛЬРЕГ- сокращение в английском), ты и выполняй требования КОЛЬРЕГ.  Если забыл, то я подскажу – ты обязан отвернуть вправо и дать мне дорогу!  Все, разговор окончен! –  а сам стою в готовности начать маневр последнего момента.  Я уже понимаю, что за судоводитель на том судне.  Отворачивает...  Не уважаю я таких судоводителей.  Человек на мостике случайный, не соответствует своему положению.

         Вот, в Цемесской бухте и сошлись все эти факторы – нерешительные и неуверенные судоводители, незаконное, то есть, преступное вмешательство портового диспетчера в работу судоводителей, незаконное, то есть, преступное, выполнение судоводителями незаконного приказа диспетчера, неумелые и нерешительные действия судоводителей по выполнению этого приказа. 

         Впрочем, не мной сказано – строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения.  Не всем читателям интересны эти судоводительские тонкости, но любознательному судоводителю мои советы могут помочь.  Все - таки, я уже почти 60 лет на мостике, и без столкновений. 

         Итак, приказ портового диспетчера судоводители стали выполнять.  Но, все они чувствовали, что тут что-то не так.  Вроде бы, диспетчер и не имеет права отдавать такой приказ, а с другой стороны – кто ж его знает?  Все-таки, начальник.  Лучше не перечить.  Лучше промолчать, на всякий случай.  Поэтому и приказ этот сомнительный стали выполнять кое-как.  Вроде бы, и выполняют этот, как бы, приказ.  Но не очень и стараются. 

         Вообще, пытаюсь понять их чувства и мысли.  Вероятно, чувствовали, что, как в трясину затягивает, а что делать – никто не знает.  Да и надо ли что-то делать?  Когда затягивает в трясину, то лучше не барахтаться.  Станешь делать резкие движения – быстрее утонешь.



         Итак, мостик «Нахимова».  Судном управляет второй помощник.  Он видит, что суда опасно сближаются.  В этом случае он обязан вызвать капитана на мостик.  Вообще-то, на выходе из порта капитан и без вызова обязан быть на мостике.  Это - железное правило!  Но, известно, что женщина на корабле – к несчастью.  А тут, на «Нахимове», их тысяча. Молодых и нарядных.  А капитан, он отвечает не только за их безопасность; он отвечает также и за их настроение. Они ждут от него внимания, согласно купленным билетам.  

         Вероятно, поэтому капитан и отсутствовал на мостике. Еще одно преступление.  А, возможно, второй пом его и не вызывал.  В этом случае преступление совершил второй пом, ну и капитан, как я уже сказал чуть выше.  Ну, если при выходе из порта на мостике нет капитана, то уж старпом-то  должен быть обязательно.  А у старпома, наверняка, есть дублер.  Да, и у капитана, тоже.  Но они, ведь, тоже должны уделять внимание пассажирам.  Что они и делают, думаю, с удовольствием.

         Так или иначе, «Нахимовым» управляет второй помощник, который, как я понимаю, оказался человеком нерешительным, неуверенным в себе, и судоводителем неопытным.  Видя, что суда сближаются и возможно столкновение, он начал немножко маневрировать, так, для очистки совести.  Типичное поведение нерешительного человека..  Вроде бы и надо что-то делать, но что?  Ну, он начал понемногу отворачивать влево.  Вроде бы, и что-то сделал, но если капитану не понравится, то, вроде бы, и ничего не делал.  Опять же, как девушка, вроде бы, немножко забеременела, а, возможно, и не очень...

         То есть, в данном случае, из под удара судно он не уводит, но немножко оттягивает момент удара.  Если бы он резко повернул руль лево на борт, то под удар подставил бы корму.  Последствия не были бы столь трагичными.  И, скорей всего, удар был бы скользящим, под небольшим углом, то есть, зерновоз прошелся бы вдоль борта «Нахимова» и содрал бы краску.  Это, конечно, неприятно, но не смертельно.  Такой маневр –подставить под удар корму – знают все судоводители.  Это – маневр последнего момента, это - лучший способ избежать гибели судна.  Если уж прошляпил и допустил до этого.

         Итак, капитана и старпома на мостике нет, второй не знает, что делать, и боится что-то делать.  Ну, сухогруз и въехал «Нахимову» почти под прямым углом в правый борт, в кормовую часть, как раз в машинное отделение, в самое уязвимое место.

     

         А на мостике «Васева» происходят более интересные события.  Если судоводители «Нахимова» - типичные представители нашего штурманского племени,  то  капитан «Васева» - совсем наоборот. Этот судоводитель явно не похож на всех;  это - яркий и редкий экземпляр, орел на капитанском мостике, всю жизнь проживешь, но такого не встретишь. А ему так хочется, чтоб о нем знали все!  Ну вот, всем нам и повезло, в 1986-м мы все о нем и узнали.  Не повезло только тем 500-м пассажирам, которых он утопил.

         Капитан «Васева», кстати, мой однофамилец - судоводитель сверх всякой меры решительный, он обладает стальными нервами, он страстно любит технику и рожден для великих  дел.  Ну, у нас на Украине, или на Кубани, много таких «хлопцiв».  Командовать танковыми корпусами и армиями  Сталин любил назначать именно  украинцев  (Рыбалко, Лелюшенко, Кравченко, Бурдейный, Черняховский...).  В годы войны он был бы непревзойденным командиром подводной лодки и стал бы многократным Героем СССР.  «Он в Риме был бы Брут, в Афинах – Периклес!..». 

         Но, увы, сейчас он вынужден водить судно, подчиняясь каким-то дурацким МППСС, и каким-то дурацким приказам портового диспетчера - этой береговой крысы.  А таким «хлопцям» всегда тесно в рамках правил, они не любят подчиняться, они любят только командовать.  Да еще, главное, чтоб на виду у зрителей!  Его портрет потом публиковали в газетах. Насколько я помню – молодой, жгучий брюнет с шикарными усами.  «Гарный хлопэць!».  Буденный, или Чапаев на боевом коне, на капитанском мостике, и с шашкой наголо! 

         На суде выяснились ТАКИЕ подробности!.. Вот, например, его судно идет на опасное сближение с другим судном.  Наш герой, согласно МППСС,  должен уступить дорогу, то есть, своевременно изменить курс.  А встречное судно, тоже согласно МПСС, должно продолжать идти прежним курсом и скоростью, но быть готовым к маневру последнего момента.  На флоте говорят – всегда надо брать поправку на дурака.   

         Когда надо сменить курс и уступить дорогу? Все это МППСС не указывают, они дают капитану возможность задействовать здравый смысл. 

         Ну, у капитана «Васева» было все высшего класса, и рост, и усы, за исключеньем пустяка – в его голове начисто  отсутствовал этот самый здравый смысл.  Продолжим рассказ о прежних его  подвигах.  Итак, суда опасно сближаются, и наш герой обязан уступить дорогу.  В этой ситуации он и говорит вахтенному помощнику: - «Видишь вон того немца (француза, китайца, и т. д.)?  Я ему обязан уступить дорогу.  Я уступлю ему  дорогу, но он у меня попляшет!  Он наложит в штаны!  Сейчас посмотрим, у кого нервы крепче!  Ты, ведь, знаешь, что я расхожусь в десяти метрах!  Такой мой метод судовождения.  Смотри внимательно и учись, пока я жив!». 

         И вот, начинается игра на нервах.  Наш герой тянет до последнего момента, а потом резко отворачивает и уступает дорогу встречному судну.  Это – на волоске от столкновения.  Тут – у кого нервы крепче! В любом случае, это – удар по нервам того капитана, а нашему герою - забава.  Так он самоутверждается.  А то скучно, понимаете-ли?  Гормоны играют!

         Ну, человек этот, явно, ненормальный.  Ему и велосипед-то доверить опасно.  А такой корабль, как «Васев», если при «полном вперед», дать «полный назад», он будет еще несколько километров двигаться вперед. 

         Почему помощники терпели и не сообщали об этих явных заскоках и бзиках в голове капитана?  Возможно, и сообщали. Ну, такая у нас была гнилая система.  Сообщи - себе дороже обойдется.  Ведь капитан большого судна - номенклатура обкома КПСС. Утверждается в парткоме пароходства и в обкоме.  Если он ненормальный, то куда смотрели партийные органы?  Они что, ошиблись?  Но ведь общеизвестно, что Партия может колебаться, но она никогда не ошибается.  Вот так и продолжалось годами.  До этой роковой встречи с «Нахимовым» на пересекающихся курсах. 

         Кроме того, у капитана «Васева» был еще один серьезный недостаток – он слепо верил технике, и не верил своим глазам.  Такой недостаток широко распространен среди нынешних судоводителей;  с появлением техники они все реже используют свои глаза, ну, глазомер и атрофируется.  А потом уже, слепые, они и возлагают свою работу на технику.  Они уже дисквалифицировались.  Без техники они уже не могут работать.  Вот, все это и происходило в ту роковую ночь в Цемесской бухте.

         Капитан «Васева»  был на мостике, но лучше бы его там и не было. Он принял приказ диспетчера к исполнению, но исполнить его решил в своей обычной манере.  Он включил систему автоматического расхождения, это – когда тебе прибор покажет, куда изменить курс и насколько.  Ну, я уже писал – прибор может помочь тому капитану, который и без прибора знает, как маневрировать.  А кто не уверен в себе, тот надеется, что прибор вместо него будет работать. Опасное заблуждение.

         Итак, наш герой уставился в прибор автоматического расхождения и решил с его помощью пройти в 10 метрах по корме у «Нахимова».  Погода была штилевая, видимость была отличная, на палубах «Нахимова» много женщин, и они наблюдают за развитием событий;  надобности в приборе никакой не было, но зато капитан получил прекрасную возможность пощекотать нервы всем этим любопытным нарядным  дамочкам, и показать им, какой он крутой парень. 

         Говорят, Чкалов пролетал под мостом, на котором в толпе зевак стояла его возлюбленная.  А капитан большого корабля, он что хуже?  И они в этом убедятся!  Вот будут ахать, вот будут прижимать руки к груди! 

         Короче, наступил звездный час крутого украинского «хлопця»; пусть все они с 10-метрового расстояния хорошенько рассмотрят такого «козака».  А он в этот момент будет стоять на крыле, небрежно покуривать сигаретку, наслаждаться произведенным впечатлением и старательно делать вид, что пассажирки на палубах лайнера его нисколько не интересуют.

         Но, повторяю, женщина на корабле – к несчастью.  Потому, что капитан всегда ощущает на себе ее взгляд.  И он в этот момент перестает быть капитаном, и становится актером. Он уже не думает о том, как управлять судном;  он теперь думает только о том, какое впечатление он производит, как  он смотрится со стороны.  Глухарь, когда он начинает  токовать, он уже ничего не видит и не слышит.  Поэтому он и зовется глухарем.  Опасна даже одна женщина на корабле.  А тут их были сотни.  И все смотрят на нашего героя.  Весь мир – театр, а люди в нем - актеры! 

         Вахтенным штурманом на мостике «Васева» в это время был третий помощник.  Он видит, что надо отворачивать влево, он без всякого прибора видит, что сейчас суда столкнутся, он говорит об этом капитану, но бесполезно.  Капитан требует идти прежним курсом и не мешать, он верит только прибору.  Но, ведь,  прибор не выдает свои рекомендации мгновенно.  Компу требуется время для вычислений, его рекомендации относятся к прошедшему моменту времени, его советы слегка запаздывают.

         Что должен бы делать в этой ситуации третий пом?  Ведь он тоже отвечает за судно.  Ну, ладно, капитан явно рехнулся, капитан может даже умереть на мостике, но вахтенный пом в любом случае должен бы спасать судно.  У него еще была возможность схватить в руки рычаг управления рулем и переложить «лево на борт», или «право на борт».  И это было бы спасением.  Но он ничего этого не сделал, только робко сообщал капитану, что сейчас, мол, столкнемся.  Опять то же самое – нерешительность, неопытность судоводителя и гнилость всей нашей системы.

         Представим себе, что третий пом развернул руль на борт. Если бы он этим маневром увел судно от столкновения, то его обвинили бы в нарушении приказа капитана.  Долго пришлось бы отмываться.  Ведь никому потом не докажешь, что, только разворотом руля он спас суда от этого страшного столкновения.  Разверни он руль, вероятнее всего, произошло бы скользящее столкновение, и это было бы спасением для «Нахимова», но в этом случае вся вина за столкновение была бы возложена на третьего помощника.  А капитан, он в любом случае остается чист.  Ну, третий пом решил все правильно, с точки зрения собственной безопасности; он делал все по Уставу, и вся вина легла на этого  ненормального капитана.  Все было бы хорошо, но 500 человек-то погибли.

         Ну, столкновение состоялось, вся вина ложится, естественно, на капитана «Васева».  Он сделал все, что мог, чтоб утопить этих несчастных, лучше него никто не смог бы так блестяще выполнить эту задачу.  Кстати, капитан «Васева» тоже пострадал; когда суда столкнулись, то он стукнулся лбом о прибор.  Могло бы быть сотрясение мозга, если бы  там был этот самый мозг.  Дальше мне рассказывать неинтересно, кто захочет, тот сам поднимет подшивки газет.  Но из памяти не выходит судьба несчастных детей, которые утонули вместе с лайнером.

         Там сложилась такая ситуация.  На «Нахимове» было много матерей-одиночек, дело было в августе, в школу еще рано, ребенка оставить не на кого, детей взяли с собой.  Но вы должны понимать психологию несчастной советской женщины.  Раз в жизни выпал счастливый шанс, приближается осень... «Листопад, листопад!  Если женщина просит, бабье лето ее торопить не спеши».  Дети мешали подбирать последние крохи незамысловатого женского счастья, поэтому матери их заперли в каютах, на ключ, ключи сдали, куда следует, и пошли получать последние подарки от своей, не очень щедрой, женской судьбы.

         Вот, ключи все висят на некоей пирамидке, которая похожа на елочку, что-то наподобие стоячей вешалки для одежды.  А когда случился удар, вешалка эта упала, ключи все оказались в одной куче, и теперь найти ключ от своей каюты никто не сможет при всем желании.  Этих ключей там оказалось великое множество.  Правда, по правилам, у ответственных лиц должны быть дубликаты ключей, но началась паника, ответственные лица не знали, что первые экземпляры ключей уже утеряны, ну и... Все дети  так и остались в замкнутых каютах, и утонули вместе с судном.  Отдохнули, называется.  До сих пор отдыхают.

     

         Интересна дальнейшая судьба всех причастных лиц.  Начальник Одесского областного Управления КГБ утонул вместе с женой и дочерью.  Его ангел-хранитель еще пытался что-то сделать, генералу сообщили, что лайнер тонет, надо спасаться.  Но он ответил так: - «Ничего страшного.  Если будет опасность, то мне сообщат по спецсвязи».  До сих пор ждет звонка.

         Второй пом капитана «Нахимова» осознал, что люди тонут по его вине, закрылся в каюте на ключ и категорически отказался открывать.  Так и утонул вместе с судном. 

         Капитанам обоих судов дали по нескольку лет, там, зачеты – перезачеты, скоро их и выпустили по УДО.  За хорошее поведение.  Дескать, если еще раз утопите судно, тогда  уж -не взыщите!  Тогда  уж, все!.. На полную катушку!.. А сейчас – гуляйте.

         Капитана «Нахимова» вскоре после освобождения назначили на должность... нет, боюсь сказать – умрете со смеху!  Ну, ладно, крепче держитесь за стул!  Его назначили на должность руководителя Службы Безопасности Мореплавания родного Пароходства.   Дескать, пуганая ворона научит всех куста бояться.  Знаменитый одесский юмор, однако. 

         Но, самое интересное случилось, опять же, с капитаном «Васева» Ткаченко.  Ну, с этим не соскучишься!  Он прекрасно знал, что это именно он утопил всех этих людей, в новой России он себя чувствовал неуютно, в самостийной Украине – тоже; сменил он фамилию (вероятно, на Weber), и уехал в Израиль. 

         Там он сменил диплом, и некий американский мультимиллионер нанял его на должность капитана своей большой и прекрасной яхты.  Ну, как у Абрамовича!  Бывший капитан еще мог произвести впечатление.  Вот, вероятно, по внешности и выбрал его миллионер капитаном на свою шикарную яхту.  Что интересно – миллионер сумел сколотить свои миллионы, причем, это было не в России, в период «Большого Хапка»;  видимо, он неглупым был человеком, но проверить послужной список своего капитана не догадался. 

         Как управляет судном этот капитан, бывший Ткаченко, вы уже знаете.  А менять свой стиль он не хотел, да, вероятно, уже и не мог.  Гены уже затвердели.  Так все теперь и продолжалось. До поры – до времени.  Пригласил как-то хозяин на яхту много гостей, чтобы совершить приятную прогулку по Атлантическому океану.  Ну, среди гостей было много молодых, красивых женщин, а женщины  эти, вероятно, с интересом посматривали на капитана.  А, может, это ему просто показалось...  Ну, вы еще не забыли?  Женщина на корабле - к несчастью.  А тут их – десятки!  И одна другой краше!      

         Ну, капитан, естественно,  захотел их удивить и обратить на себя внимание, и он, в обычной своей манере, решил пощекотать им нервы и проскочить на полном ходу под носом у встречного судна.  «О, как округлятся их глаза, как замрут от страха и восторга их сердца, с каким удивлением и восхищением они будут смотреть на меня!  А я буду на крыле небрежно покуривать сигаретку и старательно делать вид, что они меня нисколько не интересуют!» - подумал капитан и уставился в прибор автоматического расхождения.  Ну, обо всем дальнейшем вы уже догадались.  Да, так оно все и случилось!  Что-то там не сработало, встречное судно повернуло как-то не так, оно врезалось в яхту и легко разрезало ее на две части.  «Так острый нож входит в кусок украинского сала» - вероятно,  успел подумать лихой капитан.  Яхта затонула мгновенно.  Вместе с капитаном. хозяином и всеми его гостями.  Ни один человек не спасся.  Все!  Конец фильма!

    Р. S. Награда, наконец, нашла героя, медаль за идиотизм капитан получил посмертно, из рук самого Нептуна.  И случилось это на самом глубоком дне самого глубокого подводного ущелья.  «Упаси нас Бог от старых кораблей и молодых капитанов» - говорят англичане.  Ну, и нас - тоже!  Счастливого плавания!

     

           Ткаченко  Н.  А.,  судоводитель.            07.03.2013.          Тринидад. 

      

     

     
    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru