фл.семафором слава флоту
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • словарик
  • кают-компания





  • Трагедия Балтийского флота




    12. Остров Вайндло

     

     

     


           Если посмотреть на карту, то можно увидеть цепочку островов, прикрывающих южный берег Финского залива: Эхни, Рамуссаар, Мохни, Вайндло, Родшер.. Но именно этот короткий участок маршрута перехода каравана из Таллинна оказался наиболее опасным, потому что находился в радиусе действия немецкой авиации.
           Перед войной, после присоединения к СССР Прибалтийских республик, командование КБФ позаботилось о создании сети постов службы наблюдения и связи (СНиС). Эти посты обслуживали маяки и следили за проникновением на территорию страны нежданных «гостей». А такие случаи были. Скромное население островов составляли эстонцы. Они издревле дружили с финнами, ходили на баркасах друг к другу в гости в выходные дни. Границы, как таковой, не было. Эстонские власти таким визитам не препятствовали. С приходом русских обстановка изменилась. Граница была поставлена под контроль пограничной службы НКВД.

    О событиях на этом пустынном месте написал в рассказе «Остров спасения» Владимир Рудный.
     

           Старшина 2-й статьи Михаил Гущанинов был назначен командиром поста СНиС на остров Вайндло за месяц до начала войны. Человек молодой, но опытный сумел поладить с местным населением. Эстонский унтер встретил матросов в форменной тужурке как положено. Показал хозяйство, представил женщин, вручил ключи от сейфа и сдал оружие. Матросы установили радиостанцию, прицепили к маячному катеру цепь и прекратили сношения с внешним миром. Остров был скалист и полностью лишен растительности. У восточного берега было оборудовано приспособление для вытаскивания шлюпок на берег. Со всех сторон остров окаймлен отмелью, на которой лежат надводные и подводные камни. На 4 кабельтова к N и на 2 мили к SSE выступают рифы. Протяженность гряды всего пятьсот двенадцать метров, а в ширину и совсем пустяк. Немцы знали о гарнизоне островка, но захват его не планировали. Для порядка обстреляли из самолетных пушек и успокоились.
           Увидев растерзанный пароходик «Вторая пятилетка» и тонущий большегрузный «Балхаш», матросы поспешили на помощь. За несколько рейсов они привезли на остров 55 мужчин и 8 женщин. Под лазарет отдали маячный дом и все укрытия. Для приготовления пищи использовали двенадцативедерный котел из бани.
     

           Днем 31 августа искалеченный «Казахстан» по воле ветра и волн несло прямо на Вайндло. В бинокль было видно, как на борту стояли люди и просили о помощи. Пароход был известен Михаилу. До войны он служил сигнальщиком на ледоколе «Ермак». Транспорт приходилось вызволять из ледового плена у острова Соммерс. Теперь снова предстояло его спасать.
     

           Вернемся к Владимиру Рудному и его рассказу. «Дымящийся разбомбленный «Казахстан» появился, когда все эшелоны уже миновали остров. Он отстал от последнего эшелона у острова Нарген, когда, отбив атаку подводную, попал под бомбежку и потерял ход. Бомба попала в спардек, разрушила мостик, убила сигнальщиков и зенитчиков, повредила машину и зажгла судно. Воздушной волной снесло в море и славного капитана Калитаева, «Казахстан» остался без командира, его спасали сами пассажиры и остатки команды. Неуправляемый транспорт несло на минное поле, мешая гасить пожары. С трудом был восстановлен ход, судно приближалось к Вайндло».


           Далее автор опускает события, происходившие на острове, и переходит к наградному листу, составленному в сорок первом в сентябре. Его подписали Семен Миллер, комиссар Жикин и начальником связи КБФ генерал-майор М.А.Зернов. В приведенном тексте документа ничего не сказано о транспорте «Казахстан». Значит, на острове что-то произошло, о чем не захотел писать Рудный, или эти сведения вычеркнула цензура.
           Александр Зонин: «… Со скоростью пешехода «Казахстан» к темному времени добрался до Вайндло. Наша островная эпопея к дальнейшей судьбе корабля отношения не имеет. Разве только без решимости Гоша пойти на катерке на Гогланд и добиться там средств для эвакуации островитян и средств для того, чтобы стащить транспорт с мели и отконвоировать в Кронштадт с госпиталем – героическим его персоналом, тяжелоранеными и остатками команды. …» Из текста не ясно, почему писатель не хочет говорить об островной эпопеи? Опять цензура?

    Продолжение

     

     









    Рейтинг@Mail.ru