фл.семафором протокол
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • словарик
  • моравиация
  • кают-компания





  • Режим
    Черноморских проливов


    проливы Босфор и Дарданеллы




    Международно-правовой режим важнейших проливов

     

    Понятие международных проливов

     

         В современных условиях исключительную актуальность приобрели вопросы правового режима важнейших морских проливов ввиду их большого экономического и стратегического значения.
         На протяжении многих десятилетий крупные империалистические державы стремились установить свой контроль над всеми морскими путями международного значения, чтобы использовать их в качестве важных стратегических морских коммуникаций.
    Советский Союз и другие миролюбивые народы добиваются установления такого режима судоходства по морским проливам, который способствовал бы расширению экономических и культурных связей между государствами и укреплению мира на земле.
         Важнейшие морские проливы, с точки зрения их правового положения, режима судоходства и порядка плавания по ним, имеют свои особенности. Неодинаково также их экономическое и стратегическое значение.
     

         В международном праве принято считать, что проливы, соединяющие открытые моря и имеющие значение мировых водных путей, должны быть свободными для всеобщего пользования. Плавание торговых судов и военных кораблей через такие проливы не ограничено, так как правовой режим их основан на принципе свободы открытого моря. К таким проливам относятся Гибралтарский, Магелланов, Тайванский, Малакский, Баб-эль-Мандебский и др.
         Правовой режим этой группы проливов установлен Женевской конвенцией о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. Согласно ст. 16 этой Конвенции прибрежное государство не вправе приостанавливать мирный проход иностранных судов через проливы, которые, соединяя одну часть открытого моря с другой его частью или с территориальными водами иностранного государства, служат для международного судоходства. Следовательно, проливы, через которые проходят основные мировые водные пути, должны быть всегда открыты для мореплавания.
         Наряду с этим имеются проливы, которые являются единственными удобными выходами из закрытых морей в открытые водные бассейны. Характерной особенностью этой группы проливов является то, что они дают проход к берегам ограниченного круга государств. Так, Черноморские проливы ведут к берегам Болгарии, Румынии, СССР и Турции. Балтийские проливы: Зунд, Большой Бельт и Малый Бельт — ведут к берегам Дании, ФРГ, ГДР, Польши, СССР, Финляндии и Швеции. Режим Черноморских и Балтийских проливов определяется многосторонними конвенциями.
         По своему значению и расположению сходными с указанными выше проливами являются проливы, ведущие в Японское море, — Корейский, Сангарский, Лаперуза.

     

    Режим Черноморских проливов

     


    Значение Черноморских проливов

     

         В международной практике в понятие «Черноморские проливы» включаются Босфор, Мраморное море и Дарданеллы.
         Черноморские проливы соединяют закрытое Черное море с открытым Средиземным морем и через Гибралтарский пролив с Атлантическим океаном. Через Суэцкий канал и Красное море они соединяют Черное море с Индийским океаном.
         Особенность Черноморских проливов заключается в том, что они являются единственными путями сообщения черноморских государств с открытым морем. В случае закрытия проливов Черное море фактически оказывается изолированным от других морских театров. Таким образом, проливы — это своего рода «ключи» к Черному морю.
         Именно большое экономическое и стратегическое значение проливов и явилось причиной исключительно острой борьбы на протяжении ряда столетий между крупными державами за господство над проливами.
     

         На огромное экономическое и стратегическое значение Черноморских проливов неоднократно указывал Маркс в середине XIX в. В частности, в статье «Действительно спорный пункт в Турции» К. Маркс писал: «Торговое значение Дарданелл и Босфора делает их также и военными позициями первого ранга, т. е. такими позициями, которые будут иметь решающее значение в каждой войне. Аналогичными пунктами являются Гибралтар и Гельсингер на Зунде. Но Дарданеллы даже важнее этих пунктов вследствие своего географического положения».
         Действительно, закрытие Черноморских проливов не вызывает особого труда. Проливы очень узки. Самое узкое место в Босфоре около 600 м, самое широкое не превышает 3,3 км. В Дарданеллах самое узкое место 1,3 км, самое широкое—около 7,5 км. Глубина Босфора в среднем 50—70 м (наибольшая глубина 121 м). Глубина Дарданелл в среднем около 45 м (наибольшая глубина 104,3 м}. Весь путь из Черного в Эгейское море через проливную зону не превышает 170 миль.
         Советское государство с первых дней своего существования стремилось решить вопрос о проливах в духе взаимопонимания и уважения суверенитета Турции с тем, чтобы обеспечить свободу мирного судоходства и безопасность всех прибрежных к Черному морю государств.
          Советский Союз ведет через проливы торговлю со многими странами земного шара. На Черном море расположены такие крупные советские порты, как Одесса, Ильичевск, Херсон, Николаев, Севастополь, Евпатория, Новороссийск, Туапсе, Поти, Сухуми, Батуми и многие другие. Из них советские суда направляются в сотни иностранных портов. Через проливы наши суда вывозят нефть, уголь, марганец, хлеб, цемент, металлы, машины и другие грузы. Число проходящих через проливы судов ежегодно увеличивается.
         По данным отчета МИД Турции, в 1963 г. через проливы прошли транзитом или зашли в один из портов проливов 12367 судов. Это на 640 судов больше, чем в 1962 г. Общий тоннаж всех указанных судов 41669091 г.
    В 1964 г. число прошедших через проливы судов было уже 13054, а их общий тоннаж 46404518 г.
         Значение проливов в международной морской торговле возрастает главным образом в связи с увеличением в этом районе торгового судоходства Советского Союза и других социалистических стран. Так, за 1963 г. через проливы прошло 3280 советских судов (общим тоннажем 12156452 г), 623 югославских судна, 421 болгарское судно, 296 румынских судов и т. д. Всего за 1963 г. через Черноморские проливы прошло 5132 судна социалистических стран общим тоннажем 16222361 г.
         Еще более выразительную картину роста движения судов социалистических стран через проливы и увеличения их тоннажа можно увидеть в отчете МИД Турции за 1964 г. В этом году через проливы прошло 4147 советских судов общим тоннажем 16443192 г, 621 югославское судно, 458 болгарских судов, 436 румынских судов, 124 польских судна, 115 венгерских судов и т. д. Всего через проливы в 1964 г. прошло более 6100 судов социалистических стран общим тоннажем свыше 20 млн. г.
     

         Из капиталистических стран первое место по числу судов, проходящих через проливы, занимает Греция. Однако за последние годы наблюдается некоторое снижение числа греческих судов, проходящих в этом районе. Так, например, в 1963 г. через проливы прошло 2883 греческих судна общим тоннажем 7 193 281 г, в 1964 г. прошло лишь 2431 судно общим тоннажем'6 066 083 г. На втором месте Италия (1192 судна общим тоннажем 5213809т).
         Следует отметить, что большинство судов капиталистических стран, проходящих через проливы, направляется в порты Советского Союза.
         На СССР в 1964 г. приходилось 32,5°/о всего иностранного судоходства в проливах, а по тоннажу— более 35»/о. В 1965 г. через проливы прошло 13946 судов общим водоизмещением около 50170 тыс.т., при этом число советских судов опять возросло и составило 4903 единицы общим водоизмещением около 21 160967 г. Все это подтверждает огромное экономическое значение проливов для Советского государства.
         О стратегическом значении проливов для Советского Союза свидетельствует тот факт, что на протяжении менее чем 100 лет южные рубежи нашей Родины четыре раза подвергались нападению агрессоров, вторгшихся в Черное море через Дарданеллы и Босфор. Поэтому понятна особая заинтересованность СССР и других черноморских государств в установлении такого международного режима проливов, который способствовал бы развитию экономических отношений между государствами и международного сотрудничества в борьбе за длительный и прочный мир.



    Краткая история правового регулирования плавания кораблей и судов через проливы



    Режим Черноморских проливов — одна из самых старых проблем международных отношений, затрагивающих жизненные интересы всех черноморских держав. В течение ряда столетий эта проблема привлекала внимание также многих нечерноморских государств и в первую очередь Англии, Франции, Греции, Италии и Германии. Проливы неоднократно становились ареной острых военно-политических столкновений.
    В 1774 г. в результате победы русской армии и флота в войне с Турцией был подписан
    Кучук-Кайнарджийский мирный договор, согласно которому Черное море, проливы Босфор и Дарданеллы провозглашались открытыми для свободного плавания русских торговых судов. Однако вопрос о праве прохода русских военных кораблей через проливы этим договором не был решен. Русские военные корабли получили право плавать через проливы в результате договоров между Россией и Турцией, заключенных в 1798 и 1805 гг. Правда, спустя некоторое время Турция под давлением Франции вновь закрыла проливы для русских военных кораблей.
    В 1833 г. по Ункиар-Искелесскому договору русские военные корабли снова получили право проходить из Черного моря в Средиземное. При этом Турция обязалась по требованию России закрывать проливы для военных кораблей нечерноморских держав.
         В дальнейшем, в 1840 г. Англия и Франция добились расторжения двустороннего договора между Турцией и Россией и замены его многосторонней международной конвенцией. Конвенция, подписанная в 1841 г. в Лондоне, значительно ухудшала положение России на Черном море. Она объявляла проливы закрытыми для военных кораблей всех государств на период, «пока Турция находилась в мире». Русский военный флот оказался запертым в Черном море. Вместе с тем Конвенция не давала России никакой гарантии безопасности проливов в случае вступления Турции в войну.
     

         В период Крымской войны 1853—1856 гг. Турция открыла проливы противникам России и дала возможность англо-французскому флоту войти в Черное море и высадить десант в Крыму.
    По окончании Крымской войны на Парижской конференции в 1856 г. была подписана Конвенция, подтверждавшая принципы договора 1841 г. Черное море объявлялось «нейтральным». Конвенция ущемляла интересы России в Черном море и фактически, так же как и Конвенция 1841 г., не обеспечивала безопасность проливов. И хотя затем Лондонским договором 1871 г. некоторые статьи Парижской конвенции были отменены и Россия получила в принципе равную с другими государствами возможность для прохода своих военных кораблей через проливы, фактически же это равенство носило чисто формальный характер, так как проход кораблей зависел от усмотрения Турции.
         Закрытие Турцией проливов для русского военного флота во время русско-японской войны 1904—1905 гг. поставило Россию в чрезвычайно тяжелое положение, так как Черноморский флот был лишен возможности участвовать в боевых операциях против японского флота.
         В период первой мировой войны 1914—1918 гг. полностью подтвердилась абсолютная неприемлемость существовавшего правового режима проливов. В самом начале войны, 10 августа 1914 г., когда Турция формально была еще нейтральной, она пропустила через проливы в Черное море немецкие крейсера «Гебен» и «Бреслау», которые затем напали на русский флот и черноморские порты России. В сентябре 1914 г. Турция полностью закрыла проливы для прохода торговых судов и тем самым лишила Россию и ее союзников важнейших морских коммуникаций, ведущих из Черного моря.
     

         По окончании первой мировой войны и с победой социалистической революции в России вопрос о режиме проливов вступил в новую стадию. И хотя государства Антанты во главе с Англией, оккупировав проливы после капитуляции Турции и организовав интервенцию против молодого Советского государства, проводили через них свои военные флоты и беспрерывным потоком везли оружие для поддержки русской контрреволюции, все их усилия были тщетны, повернуть колесо истории вспять они уже не смогли. Советское государство разгромило контрреволюцию и очистило свои земли от интервентов.
         В 1920 г. империалистические государства навязали Турции так называемый Севрский мирный договор, который полностью игнорировал интересы черноморских (Как известно, вначале Турция, с тем чтобы как-то оправдать грубое нарушение режима проливов, объясняла, что Германия якобы продала ей указанные корабли. Однако начиная с 29 октября немецкие крейсера активно участвовали в операциях по бомбардировке Одессы, Севастополя, Феодосии и некоторых других портов России) держав в проливах и фактически был направлен против их безопасности. Естественно, что Советское правительство не могло признать Севрский договор и выступило с решительным протестом против него.
     

         Несмотря на все попытки Англии и Франции установить полный контроль над проливами, подчинить Турцию исключительно своему влиянию и игнорировать интересы молодого социалистического государства, уже в 1921 г. между кемалистской Турцией и Советской Россией был подписан договор о дружбе, в котором предусматривалось, в частности, что установление режима проливов подлежит компетенции прибрежных к Черному морю держав. Однако вскоре Турция отступила от этого принципа и в 1923 г. в нарушение собственных интересов, а также интересов других черноморских держав подписала Лозаннскую конвенцию. Еще до созыва Лозаннской конференции, когда империалисты пытались вновь решать судьбу проливов без участия Советского государства, Советское правительство в ноте от 20 октября 1922 г. выступило с резким требованием о допуске СССР к участию в конференции на равных основаниях с другими договаривающимися сторонами. Как известно, работа Лозаннской конференции имела антисоветскую направленность.
        
    Лозаннская конвенция о режиме проливов, подписанная 24 июля 1923 г., попирала суверенные права Турции и создавала возможность иностранным военным кораблям беспрепятственно проходить через проливы. Корабли могли проходить днем и ночью без всякого разрешения или каких-либо формальностей и даже без предупреждения турецких властей.
          Советский Союз не мог согласиться с такими условиями Конвенции, поэтому она не была ратифицирована Советским правительством.
         Спустя 13 лет эта Конвенция была пересмотрена на международной конференции, состоявшейся в Монтре (Швейцария) в 1936 г. На конференции в Монтре была выработана Конвенция о режиме Черноморских проливов, которая действует и в настоящее время.

     

    Конвенция в Монтре и современный режим проливов



         Современный режим Черноморских проливов определяется Конвенцией, заключенной на международной конференции в швейцарском городе Монтре. Конвенция подписана 20 июля 1936 г. Советским Союзом, Великобританией, Болгарией, Румынией, Турцией, Грецией, Францией, Югославией и Японией и 9 ноября 1936 г. вступила в силу. В 1938 г. к Конвенции присоединилась Италия.
         Порядок прохода торговых судов через проливы согласно Конвенции в Монтре. Конвенция подтвердила принцип права свободного прохода и плавания в проливах и объявила свободным проход через проливы торговых судов всех стран.
         Согласно ст. 2 Конвенции в мирное время торговые суда будут пользоваться полной свободой судоходства и транзита в проливах днем и ночью независимо от флага и груза без каких-либо формальностей с соблюдением постановлений ст. 3. Никакие сборы или повинности, иные, чем те, взимание которых предусмотрено приложением I к настоящей Конвенции, не будут взыскиваться турецкими властями с этих судов при проходе ими транзитом через проливы без остановки в одном из портов проливов.
     

         Всякое судно, которое войдет в проливы из Эгейского или Черного моря, должно будет останавливаться у санитарной станции при входе в проливы для санитарного осмотра, установленного турецкими правилами, в рамках международных санитарных правил. Осмотр производится как днем, так и ночью с максимально возможной быстротой. После осмотра в одном пункте суда не обязаны останавливаться в каком-либо другом пункте проливов.
         Проводка судов лоцманами необязательна. Однако по желанию капитанов судов, направляющихся в Черное море, лоцманы могут быть вызваны из соответствующих лоцманских пунктов на подходах к проливам.
         Плавание судов в проливе Босфор до мая 1966 г. затруднялось выставленными турецкими властями бонами. Ширина прохода между такими бонами всего 250 м. Поэтому при сильном ветре неоднократно имели место случаи навала судов на боны.
     

         Выставленные в послевоенный период якобы для задержания плавающих мин боны фактически превращались в помеху для судоходства, так как надобность в них давно отпала. В апреле 1966 г. Турция приступила к работам по снятию бонов, и в мае они были сняты.
         Большую опасность при движении судов в проливах создают мелкие турецкие коммерческие и рыболовные суда, которые пересекают проливы в разных направлениях зачастую без соблюдения правил предупреждения столкновения судов.
         В приложении к Конвенции определены сборы и повинности, которые могут быть взысканы с транзитных судов. При этом размер сбора или повинности определяется с каждой тонны нетто в соответствии с характером обязательных услуг: за санитарный контроль 4, за обеспечение Турцией фарватеров необходимым навигационным оборудованием (маяками, освещаемыми буями и т. п.), а также за постоянное несение спасательной службы.
         Во время войны, если Турция не является воюющей стороной, торговые суда независимо от флага и груза будут пользоваться полной свободой транзита и судоходства в проливах на тех же условиях, что и в мирное время. Если же Турция будет воюющей стороной, то торговые суда, не принадлежащие стране, находящейся в войне с Турцией, будут пользоваться свободой прохода и судоходства в проливах при условии, что эти суда не оказывают никакого содействия противнику и будут входить в проливы только днем. Путь прохода таких судов в каждом отдельном случае должны указывать турецкие власти. В Конвенции предусматривается, что проходить проливы днем и по указанным маршрутам торговые суда должны будут и в том случае, если Турция сочтет себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности. (Взимание турецкими властями сборов за санитарный контроль противоречит Санитарному регламенту 1951 г., участники которого отказались от взимания каких-либо санитарных сборов).

     

    Правила прохода через проливы военных кораблей



         Порядок прохода военных кораблей через проливы регламентируется ст. 8—22 Конвенции. Как уже указывалось, Конвенцией предусматривается резкое разграничение для прохода через проливы кораблей прибрежных и неприбрежных к Черному морю держав.
         Проход военных кораблей прибрежных держав объявлен в мирное время свободным при условии выполнения некоторых требований. Так, только черноморским державам разрешается проводить корабли любого тоннажа, приравненные к классу линейных кораблей (корабли водоизмещением свыше 10000 г или корабли водоизмещением до 8 000 г, которые имеют орудия калибра выше 203 Л(ж).Эти корабли должны проходить через проливы в одиночку в сопровождении не более двух миноносцев.
     

         Только черноморские державы могут проводить через проливы подводные лодки в следующих случаях:
    1) в целях возвращения подводных лодок, сооруженных или купленных вне Черного моря, к своим базам в Черное море при условии, что Турция заблаговременно будет уведомлена о закладке или о покупке;
    2) если необходим ремонт подводных лодок на верфях вне Черного моря при условии, что точные данные по этому вопросу будут сообщены Турции.
    И в том и в другом случае подводные лодки должны проходить проливы в одиночку, только днем и в надводном положении.
    Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что начиная с октября по март месяц, когда дневное время суток наиболее короткое, подводные лодки практически не могут пройти через проливы в течение светлого времени одних суток. В первую очередь этому мешает необходимость поддерживать в проливе Босфор и в ряде районов пролива Дарданеллы скорость до 10 уз.
         Даже при максимальной скорости прохода через Мраморное море для прохода всей проливной зоны требуется более 14 ч. Таким образом, в случае выхода ИЗ Черного моря или прохода в это море в указанное выше время года подводные лодки вынуждены (чтобы не нарушать требований Конвенции) проходить один из проливов в светлое время суток, затем в течение ночи стоять на якоре в Мраморном море и с наступлением рассвета следующих суток пройти через второй пролив.
     

         Такой порядок прохода подводных лодок через проливы наиболее соответствовал бы требованиям Конвенции. Однако этот вопрос остается нерешенным. Подводные лодки вынуждены или проходить в темное время суток Мраморное море, как это делают многие корабли и вспомогательные суда, или же проходить второй пролив (его часть) в темное время суток.
         Нечерноморским державам разрешается проводить через проливы только легкие надводные корабли. Они не имеют права проводить корабли, приравненные к классу линейных кораблей, подводные лодки и вообще любые корабли водоизмещением свыше 10000 т или имеющие артиллерию калибром свыше 8 дюймов.
         Общий тоннаж военных кораблей, которые могут послать в Черное море в мирное время неприбрежные государства, установлен в 30 000 т, а кораблей одной из держав — в две трети этого тоннажа. Если в какое-либо время тоннаж наиболее сильного флота в Черном море превысит по крайней мере на 10000 т тот тоннаж, который этот флот имел на день подписания Конвенции, то установленный для неприбрежных государств тоннаж в 30 000 т может быть увеличен на столько же, на сколько возрос тоннаж наиболее сильного флота, вплоть до максимального в 45 000 т.
         Военные корабли нечерноморских держав независимо от цели прихода могут находиться в Черном море не более 21 дня.
     

         В соответствии с Конвенцией о каждом проходе военных кораблей через проливы турецкому правительству должно направляться дипломатическим путем предуведомление не менее чем за 8 суток до предполагаемого прохода.   Неприбрежным державам Конвенция рекомендует посылать предуведомление за 15 суток.
         В предуведомлении указываются место назначения, наименование, тип и число кораблей, дата прохода в первоначальном направлении, а если необходимо, то и при возвращении. При любом изменении даты следует направлять новое предуведомление за три дня до входа в проливы.
         Корабли должны войти в проливы для прохода в первоначальном направлении в пятидневный срок со дня, указанного в предуведомлении. По истечении этого срока делается новое предуведомление.
         При проходе через проливы начальник морского отряда, не останавливая корабли, должен сообщить сигнальной станции, расположенной при входе в Дарданеллы или Босфор, состав отряда, названия кораблей и их число.
    С 1952 г. Турция предложила включать в предуведомление позывные кораблей, проходящих через проливы. В перечне тех сведений, которые должны указываться в предуведомлении, отсутствуют сведения о тоннаже кораблей. В этом случае возникает некоторое противоречие со ст. 24, в которой предусматривается, что, как только турецкое правительство будет уведомлено о предстоящем проходе иностранного морского отряда через проливы, оно сообщает участникам Конвенции состав этого отряда, его тоннаж, дату входа в проливы и, если предполагается обратный проход, вероятную дату возвращения.
         Необходимость сообщения о тоннаже вытекает и из ст. 14 и 18 для случаев, если через проливы следует отряд из нескольких кораблей или в Черное море проходят корабли неприбрежных держав.
         В мирное время легкие надводные корабли и вспомогательные суда прибрежных и неприбрежных государств пользуются свободой прохода через проливы без уплаты каких-либо сборов. Однако предусматривается, что общий максимальный тоннаж иностранных морских сил, находящихся в проливах в одно и то же время, не должен превышать 15 000 т, за исключением случаев, когда проходят линейные корабли черноморских государств.
         Отступление от этого правила допускается также для вспомогательных кораблей военно-морского флота, приспособленных исключительно для перевозки жидкого или иного топлива, при условии прохода проливов в одиночку. Их вооружение должно состоять не более чем из двух орудий максимального калибра 105 мм и двух зенитных орудий максимального калибра 75 мм. В этом случае Турции не требуется посылать предуведомление.
     

         Транзитным военным кораблям, проходящим через проливы, запрещается использовать воздушные суда, которые могут находиться на этих кораблях. Военные корабли, проходящие проливы транзитом, не должны, за исключением аварийных или несчастных случаев на море, находиться там дольше времени, необходимого для прохода.
         Если рассматривать Конвенцию в целом, исходя из исторического опыта и 30-летней практики ее применения, можно отметить несоответствие ряда ее статей современным требованиям. Так, ст. 17 используется для превращения зоны проливов в военно-морскую базу для кораблей стран НАТО, систематически заходящих туда под видом «визитов вежливости». Текст данной статьи гласит: «Постановления предыдущих статей не могут ни в каком случае воспрепятствовать морскому отряду любого тоннажа и состава нанести по приглашению турецкого правительства краткосрочный визит вежливости в порт- проливов. Этот отряд должен покинуть проливы тем же путем, что и для входа, если только он не удовлетворяет условиям, требуемым для прохода в проливах транзитом, согласно постановлениям статей 10, 14 и 18». Однако эту статью нельзя рассматривать изолированно от тех решений и деклараций, которые были официально предложены турецкой делегацией на конференции в Монтре и зафиксированы в протоколах конференции. В этом отношении большое значение имеют решения конференции в отношении захода подводных лодок в проливную зону с визитами вежливости. Как известно, глава делегации СССР на одном из пленарных заседаний внес поправку к ст. 17, состоящую в том, чтобы после слов «любого тоннажа и состава» ввести слова «за исключением подводных лодок». Против этой поправки не возражала ни одна делегация, в том числе и турецкая, и поправка единогласно была принята. Но затем представитель Франции обратился с просьбой к конференции вернуться еще раз к рассмотрению этой поправки и предложил не включать ее в статью, поскольку, по его мнению, было бы лучше, если бы Турция отказалась приглашать подводные лодки.
         Представитель Турции согласился с этим предложением и попросил внести в протокол официальную Декларацию о том, что турецкое правительство не будет приглашать в зону проливов подводные лодки.
         Данное предложение было единодушно одобрено конференцией, и по указанию председателя Декларация как официальный документ была включена в протокол. В дальнейшем турецкий представитель подтвердил, что эту Декларацию следует рассматривать как документ, обязательный на срок действия Конвенции.
         Таким образом, согласно этой Декларации ни одна подводная лодка неприбрежных держав ни под каким предлогом не должна входить в проливную зону.
     

         В ряде изданных Турцией на основе Конвенции правил подробно регламентируется проход военных кораблей через проливы.
         Подойдя на расстояние 50 миль к входу в пролив Босфор при следовании со стороны Черного моря или к входу в пролив Дарданеллы со стороны Эгейского. моря, командир отряда кораблей (командир корабля при следовании одиночно) должен, пользуясь Международным сводом сигналов, сообщить по радио турецкой сигнальной станции соответствующего пролива точный состав отряда (или наименование одиночного корабля), позывные и предполагаемое время входа в пролив.

       
         Для радиосвязи используются следующие данные:
    — позывной сигнал станции Анадолу (шир. 41°12'38", долг. 29°09'), расположенной у входа в пролив Босфор из Черного моря.—ТБЦ 1 (ТВС 1);
    — позывной сигнал станции Седдюльбахир (шир. 40°02'39", долг. 26°10'33"), расположенной у входа в пролив Дарданеллы из Эгейского моря,—ТБГ 1 (ТВG-1).
         Частота для вызова 500 кгц, рабочая частота устанавливается по договоренности.
     

         Когда корабли подойдут на расстояние видимости к упомянутым станциям, они, не останавливаясь, должны в соответствии с Международным сводом сигналов сообщить этим станциям при помощи зрительных средств свои названия. Визуальные позывные обеих сигнальных станций Х-1 (Н-1).
         Корабли и вспомогательные суда также должны, если это позволяют скорость их хода я продолжительность светлого времени суток, проходить всю зону проливов днем.
         Если скорость хода надводного корабля и продолжительность светлого времени суток в данное время года не позволяют ему пройти всю зону проливов днем, то такой корабль обязан войти в зону проливов и пройти первый пролив, т. е. пролив Босфор при следовании из Черного моря или пролив Дарданеллы при следовании из Средиземного моря, в дневное время.
    Мраморное море надводные корабли в случае необходимости имеют право проходить в темное время суток. Но и в этом случае второй пролив, расположенный за Мраморным морем (т. е. пролив Дарданеллы при следовании из Черного моря или пролив Босфор при следовании из Средиземного моря), они должны пройти днем. Данное положение вытекает из разъяснения представителя Турции на конференции в Монтре.
         Лоцманская проводка при проходе проливов необязательна. Однако при затруднениях во время прохода в узкой части Босфора, где большое движение мелких судов и катеров, корабли и суда могут пользоваться услугами лоцмана.
         При следовании в пролив Босфор из Черного моря лоцмана можно принять в районе между мысами Чалт и Филь; при следовании в пролив Босфор из Мраморного моря — у мыса Ахыркапы или в бухте Бююкдере.
         В Турции действуют следующие международные дневные сигналы для вызова лоцмана:
    — лоцманский флаг, поднятый на фок-мачте;
    — флаг Г (G) по Международному своду сигналов;
    — флажный сигнал ПТ (РТ) по Международному своду сигналов.
     

         В проливе Босфор в районе, ограниченном линиями, которые соединяют знак на мысе Тарабья со светящим буем банок Умуръери и мечеть Ортакей со светящим знаком Кызкулеси, правило 25 ППСС не применяется. В соответствии с местными правилами корабли и суда, идущие по проливу в этом районе, должны держаться слева от середины пролива (корабли и суда, идущие в южном направлении, должны держаться азиатского берега, а идущие в северном направлении — европейского берега).
         Необходимо также иметь в виду, что по проливу курсирует большое число паромов, мелких и крупных судов и катеров, при расхождении с которыми следует соблюдать осторожность.
     

         Скорость кораблей и судов, проходящих через проливы, должна быть такой, чтобы волнение, вызванное их ходом, не нанесло ущерба набережным, пристаням или находящимся поблизости судам; они также не должны мешать лову рыбы и водолазным работам или наносить ущерб подводным кабелям.
         При следовании по проливу Босфор, а также при проходе узкостей пролива Дарданеллы на участке от мыса Нара до светящего знака Кепез скорость кораблей и судов должна быть менее 10 уз. Кроме того, корабли и суда должны уменьшать до минимума свою скорость при плавании в следующих зонах:
    — в проливе Босфор: в зоне, заключенной между линиями, соединяющими бухту Бююкдере С бухтой Умуръери и мыс Ахыркапы с гаванью Хайдар-паша;
    — в проливе Дарданеллы: в зоне, заключенной между линиями, соединяющими город Гелиболу с мысом Чардак (Хелас) и мыс Мехметчик с мысом Кумкале..
     

         При плавании по проливу Босфор следует учитывать, что в нем действует постоянное южное течение со скоростью до 2 уз, которое при северном ветре может усилиться до 4 уз.
         Специальной нотой от 20 декабря 1937 г. Турция объявила, что военные корабли, проходящие через проливы, не обязаны обмениваться артиллерийскими салютами с батареями, установленными на побережье, т. е. в Анадолу-Кавачи у входа в Босфор и в Чименлик у входа в Дарданеллы. Если корабли пожелают произвести салют, батареи в проливах будут отвечать на эти салюты. Военные корабли, заходящие в Стамбул, должны обмениваться обычными салютами с батареей Хайдарпаша. Однако эсминцы и вспомогательные суда могут не обмениваться салютами с этой батареей.
         По договоренности с турецкими властями проходящие через проливы корабли могут обмениваться салютами только с батареей в Хайдарпаша.
     

        За последние годы турецкими властями как в проливной зоне, так и на подходах к проливам Босфор и Дарданеллы установлен ряд опасных для плавания районов, районов учений, зенитных и артиллерийских стрельб и т. п. Причем вопреки Женевской конвенции об открытом море 1958 г., запрещающей создавать подобные районы на путях интенсивного движения судов, такие районы объявлены не только в территориальных водах Турции, но и за их пределами в открытом море.
         Значительные затруднения для плавания судов и даже некоторая опасность для них создаются прокладкой в Босфоре подвесного электрического кабеля. Только в августе 1964 г. турецкие власти дважды перекрывали пролив Босфор в связи с ремонтом кабеля.
     

    Вопрос о пересмотре Конвенции в Монтре

     

         Вторая мировая война показала неудовлетворительность отдельных положений Конвенции, которые были использованы во враждебных для СССР целях. Как известно, вскоре после нападения фашистской Германии на Советский Союз Турция закрыла проливы для военных кораблей СССР и его союзников. В то же время через проливы в Черное море проходили военные корабли и суда фашистских государств. Турция как единственный гарант выполнения Конвенции не препятствовала проходу через них воюющих кораблей и судов фашистских государств.
         После окончания второй мировой войны для многих участников Конвенции стало ясно, что вопрос о режиме проливов необходимо пересмотреть. В августе 1945 г. на Берлинской конференции трех. держав (Англии, СССР и США) было принято решение о пересмотре Конвенции, как не отвечающей условиям данного времени. В соответствии с этим решением каждое из трех правительств должно было вступить в переговоры с турецким правительством.
         На этой основе Советский Союз в 1946 г. поставил вопрос перед турецким правительством об установлении такого режима проливов, который отвечал бы интересам обеспечения безопасности всех черноморских держав и учитывал бы особое положение Черного моря как закрытого (ноты Советского правительства Турции в 1946 г.). Как известно, вопрос о пересмотре этой Конвенции ввиду позиции, занятой Турцией в то время, не был решен.
     

         В 1953 г. Советское правительство, стремясь наладить добрососедские отношения с Турцией, вновь вернулось к вопросу о Черноморских проливах и заявило об отказе Советского Союза от некоторых выдвинутых в 1946 г. предложений о проливах, против которых возражала Турция. СССР считал возможным обеспечить свою безопасность со стороны проливов на условиях, одинаково приемлемых как для Советского государства, так и для Турции. Однако и это новое предложение в то время не встретило положительного отклика со стороны Турции.
         Став членом агрессивного блока НАТО, Турция систематически разрешает посещать проливную зону под видом «визитов вежливости» крупным соединениям американских и английских военных кораблей, в том числе и оснащенных установками для запуска ракет. В январе 1966 г. в Черное море вновь прошли два американских военных корабля, вооруженных ракетами.
         Между тем по духу Конвенции в Монтре заход ракетных военных кораблей в Черное море расценивается как противоправный. В самом деле, если Конвенцией предусматривается, что военные корабли водоизмещением менее 10000 г, но вооруженные орудиями калибром свыше 203 мм, должны приравниваться к классу линейных кораблей и, таким образом, критерием здесь служит не водоизмещение, а характер вооружения корабля, то всякий ракетный корабль неприбрежных держав, как превосходящий по своей мощи линейный корабль, должен относиться к категории кораблей, проход которых через проливы запрещается.
     

         В 1966 г. исполняется 30 лет со дня принятия Конвенции в Монтре. Многие ее статьи устарели и требуют изменения и пересмотра (в частности, статьи со ссылкой на Лигу Наций, о санитарном сборе и т. п.). Однако вопрос о пересмотре Конвенции остается открытым. Прибрежные к Черному морю державы заинтересованы в том, чтобы не допускать использования проливов в провокационных целях против причерноморских государств и добиваться, чтобы проливы служили делу мира и укреплению добрососедских отношений.
         В этом отношении большое значение имеет стремление Советского Союза и Турции ликвидировать напряженность, существовавшую на определенном этапе между странами, и возобновить советско-турецкую дружбу, основы которой заложены 46 лет тому назад великим Лениным и вождем турецкой национальной революции Кемалем Ататюрком.
         Между Советским Союзом и Турцией нет никаких спорных проблем, следовательно, нет и причин, которые бы препятствовали восстановлению дружбы, существовавшей между нашими народами. Во время визита в Советский Союз в августе 1965 г. премьер-министр Турецкой Республики С. X. Ургюплю неоднократно подчеркивал, что Турция хочет жить в мире с Советским Союзом и совместно с ним неустанно продолжать работать в этом направлении. Добрососедские отношения между Советским Союзом и Турцией отвечают интересам их народов и способствуют спокойствию на наших южных границах.



    Конвенция о режиме Черноморских проливов 20 июля 1936 года
    (Извлечение)



    {...] Статья 1

    Высокие Договаривающиеся Стороны признают и подтверждают принцип права свободы прохода и мореплавания в Проливах.
    Осуществление указанного права будет впредь регулироваться постановлениями настоящей Конвенции.
    Раздел I
    ТОРГОВЫЕ СУДА
    Статья 2

    В мирное время торговые суда будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в Проливах, днем и ночью, независимо от флага и груза, без каких-либо формальностей, под условием соблюдения постановления следующей ниже статьи 3. Никакие сборы или платы, иные чем те, взимание которых предусмотрено приложением I к настоящей Конвенции, не будут взыскиваться турецкими властями с этих судов при проходе их транзитом без остановки в одном из портов Проливов.
    Для облегчения взимания этих сборов или плат торговые суда, следующие через Проливы, должны сообщать должностным лицам станции, указанной в статье 3, свои названия, флаг, тоннаж, место назначения и отправления.
    Проводка лоцманами и пользование буксирными судами остаются необязательными.
    Статья 3
    Всякое судно, которое войдет в Проливы из Эгейского моря или из Черного моря, должно будет остановиться у санитарной станции при входе в Проливы, дабы подвергнуться санитарному осмотру, установленному турецкими правилами в рамках международных санитарных правил. Этот осмотр в отношении судов, имеющих чистый санитарный патент или предъявивших санитарную декларацию, удостоверяющую, что они не подпадают под действие постановлений абзаца 2 настоящей статьи, будет производиться как днем, так и ночью с максимально возможной быстротой; упомянутые выше суда не будут обязаны останавливаться в каком-либо другом пункте Проливов во время своего прохода.
    Суда, имеющие на борту случаи чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного тифа или оспы или имевшие таковые на борту за последние семь дней, а также суда, покинувшие зараженный порт менее как за пять суток, будут обязаны останавливаться у санитарной станции, указанной в предыдущем абзаце, для принятия на борт санитарных надсмотрщиков, если таковые будут назначены турецкими властями. В связи с этим не будет взиматься никаких сборов или плат, а надсмотрщиков будет необходимо высаживать на санитарной станции при выходе из Проливов.
    Статья 4
    Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, торговые суда, независимо от флага и груза, будут пользоваться правом свободы прохода и плавания в Проливах, на условиях, предусмотренных в статьях 2 и 3.
    Проводка лоцманами и пользование буксирными судами остаются необязательными.
    Статья 5
    Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, торговые суда, не принадлежащие к стране, находящейся в войне с Турцией, будут пользоваться правом свободы прохода и плавания в Проливах, при условии, что (эти суда) никаким образом не оказывают содействия противнику.
    Эти суда должны будут входить в Проливы днем, проход должен будет осуществляться по пути, который в каждом отдельном случае будет указываться турецкими властями.
    Статья 6
    В случае, если Турция считала бы себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, применение постановлений статьи 2 будет тем не менее продолжаться, с тем, однако, что суда должны будут входить в Проливы днем и что проход должен будет совершаться по пути, указываемому в каждом отдельном случае турецкими властями.
    Проводка лоцманами может в этом случае быть сделана обязательной, но будет бесплатной.
    Статья 7
    Понятие «торговые суда» применяется ко всем судам, которые не предусмотрены разделом II настоящей Конвенции.

    Раздел II ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ

    С т а т ь я 8
    В целях настоящей Конвенции определением, подлежащим применению к военным кораблям и к их спецификации, а также к исчислению тоннажей, является определение, изложенное в приложении II к настоящей Конвенции.
    Статья 9
    Вспомогательные корабли военного флота, исключительно приспособленные для перевозки жидкого или иного топлива, не будут обязаны предуведомлением, предусмотренным в статье 13, и не будут входить в исчисление тоннажей, подлежащих ограничению в силу статей 14 и 18, при условии прохождения через Проливы в одиночку. Однако они будут подводимы под военные корабли в отношении других условий прохода.
    Вспомогательные корабли, указанные в предыдущем абзаце, могут пользоваться изложенным выше отступлением, лишь если их вооружение состоит: в отношении артиллерии против плавучих целей не более чем из двух орудий максимального калибра в 105 мм; в отношении артиллерии против воздушных целей не более чем из двух аппаратов максимального калибра в 75 мм.
    С т а т ь я 10
    В мирное время легкие надводные корабли, небольшие боевые суда и вспомогательные суда, независимо от того, принадлежат ли они Державам, прибрежным к Черному морю, или нет, каков бы ни был их флаг, будут пользоваться правом свободы прохода через Проливы, без каких-либо сборов или плат, поскольку они входят туда днем и на условиях, предусмотренных в изложенных ниже статьях 13 и следующих.
    Военные корабли, иные, чем те, которые подходят под классы, указанные в предыдущем абзаце, будут иметь право прохода лишь на особых условиях, предусмотренных в статьях 11 и 12.
    Статья 11
    Прибрежным к Черному морю Державам разрешается проводить через Проливы свои линейные корабли тоннажа, превышающего тоннаж, предусмотренный в первом абзаце статьи 14, при условии, что эти корабли следуют через Проливы в одиночку, эскортируемые не более чем двумя миноносцами.
    Статья 12
    Державы, прибрежные к Черному морю, будут иметь право проводить через Проливы, в целях возвращения к их базе, свои подводные лодки, сооруженные или купленные вне этого моря, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или о покупке.
    Подводные лодки, принадлежащие названным Державам, могут равным образом проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точные данные по этому поводу будут даны Турции.
    И в том и в другом случае подводные лодки должны будут плавать днем и притом на поверхности и проходить через Проливы в одиночку,
    Статья 13
    Для прохода в Проливах военных кораблей Турецкому Правительству дипломатическим путем должно быть сделано предуведомление. Нормальный срок предуведомления будет восемь дней, однако является желательным, чтобы для Держав, неприбрежных к Черному морю, он был доводим до пятнадцати дней. В предуведомлении будут указываться место назначения, название, тип и количество кораблей, а также дата прохода в первоначальном направлении и, если таковое имеет место, то и при возвращении. Всякое изменение даты должно составить предмет предуведомления за три дня.
    Вход в Проливы для прохода в первоначальном направлении должен иметь место в пятидневный срок со дня, указанного в первоначальном предуведомлении. По истечении этого срока должно быть дано новое предуведомление на таких же условиях, как и для начального предуведомления.
    При проходе начальник морского отряда сообщит, не будучи обязанным останавливаться, сигнальной станции, расположенной при входе в Дарданеллы или в Босфор, точный состав отряда, находящегося под его командованием.
    Статья 14
    Общий максимальный тоннаж всех судов иностранных морских отрядов, могущих находиться в состоянии транзита через Проливы, не должен превышать 15 000 тонн, за исключением случаев, предусмотренных в статье 11 и в приложении III к настоящей Конвенции.
    Однако отряды, указанные в предшествующем абзаце, не должны состоять более чем из девяти кораблей.
    Не будут включаться в этот тоннаж корабли, принадлежащие Державам, прибрежным к Черному морю или неприбрежным, которые, согласно постановлений статьи 17, наносят визит в один из портов Проливов.
    Не будут далее включены в этот тоннаж военные корабли, которые потерпели бы аварию при прохождении; эти корабли будут обязаны соблюдением во время ремонта особых правил безопасности, издаваемых Турцией.
    Статья 15
    Военные корабли, проходящие Проливы транзитом, не могут ни в каком случае использовать воздушные суда, которые могли бы на них находиться.
    Статья 16
    Военные корабли, проходящие Проливы транзитом, не должны будут, за исключением аварии или несчастья на море, пребывать там свыше времени, необходимого для совершения их прохода.
    Статья 17
    Постановления предыдущих статей не могут ни в каком случае воспрепятствовать морскому отряду любого тоннажа и состава нанести по приглашению Турецкого Правительства краткосрочный визит вежливости в порт Проливов. Этот отряд должен покинуть Проливы тем же путем, что и для входа, если только он не удовлетворяет условиям, требуемым для прохода в Проливах транзитом, согласно постановлениям статей 10, 14 и 18.
    Статья 18
    1. Общий тоннаж, который Державы, неприбрежные к Черному морю, могут иметь в этом море в мирное время, ограничивается следующим образом:
    а) за исключением случая, предусмотренного в параграфе «b», следующем ниже, общий тоннаж названных держав не будет превышать 30 000 тонн;
    b) в случае, если, в любой данный момент, тоннаж наиболее сильного флота в Черном море превысит по крайней мере на 10000 тонн тоннаж наиболее сильного флота в этом море ко дню подписания настоящей Конвенции, то общий тоннаж в 30000 тонн, предусмотренный в параграфе «а», будет увеличен настолько же, вплоть до максимальной цифры в 45 000 тонн. В этих целях каждая прибрежная Держава будет сообщать, согласно приложению IV к настоящей Конвенции, Турецкому Правительству 1 января и 1 июля каждого года общий тоннаж своего флота в Черном море, а Турецкое Правительство будет передавать эти сведения другим Высоким Договаривающимся Сторонам, равно как Генеральному Секретарю Лиги Наций;
    с) тоннаж, который какая-либо из неприбрежных Держав будет иметь право иметь в Черном море, будет ограничен двумя третями общего тоннажа, предусмотренного в изложенных выше параграфах «а» и «b»; (1) однако в случае, если одна из Держав, неприбрежных к Черному морю, или несколько из них пожелали бы послать туда для гуманитарных целей морской отряд, то этот отряд, который в целом не должен будет ни в каком случае превысить 8 000 тонн, будет допущен к входу в Черное море без предуведомления, предусмотренного в статье 13 настоящей Конвенции, путем разрешения, полученного от Турецкого Правительства на следующих условиях: если общий тоннаж, предусмотренный выше в параграфах «а» и «b», не достигнут и не будет превышен отрядом, посылка которого испрашивается, то Турецкое Правительство даст названное разрешение в кратчайший срок по получении обращенной к нему просьбы; если названный общий тоннаж окажется уже использованным или если он был бы превышен отрядом, посылка которого испрашивается, то Турецкое Правительство немедленно осведомит о просьбе дать разрешение другие прибрежные Державы Черного моря; если эти Державы через сутки после получения об этом уведомлении не предъявят против этого возражений, то оно сообщит заинтересованным Державам не позднее чем в надлежащий двухсуточный срок о решении, которое будет принято им относительно их просьбы.
    Всякий последующий вход в Черное море морского отряда неприбрежных Держав будет иметь место лишь в свободных рамках общего тоннажа, предусмотренного в изложенных выше параграфах «а» и «b».
    2. Какова бы ни была цель их пребывания в Черном море, военные корабли неприбрежных Держав не могут оставаться там более двадцати одного дня.
    Статья 19
    Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, военные корабли будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в Проливах, на условиях, тождественных тем, которые указаны в статьях 10—18.
    Однако военные корабли всякой воюющей Державы не будут иметь права проходить через Проливы, за исключением случаев, подпадающих под применение статьи 25 настоящей Конвенции, а также в случае помощи, оказываемой Государству, явившемуся жертвой нападения, в силу договора о взаимной помощи, обязывающего Турцию, заключенного в рамках Статута Лиги Наций, зарегистрированного и опубликованного согласно постановлениям статьи 18 названного Статута.
    В исключительных случаях, предусмотренных в предшествующем абзаце, не будут применяться ограничения, указанные в статьях 10—18.
    Несмотря на воспрещение прохода, установленное выше в абзаце 2, военные корабли воюющих держав, прибрежных или неприбрежных к Черному морю, отделенные от портов своей основной стоянки, могут вернуться в эти порты.
    Военным кораблям воюющих Держав воспрещается производить в Проливах всякого рода захваты, осуществлять право осмотра и производить какие-либо враждебные действия.
    С т а т ь я 20
    Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, постановления статей 10—18 не будут применяться; проход военных кораблей будет зависеть исключительно от усмотрения Турецкого Правительства.
    Статья 21
    В случае, если Турция считала бы себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, она будет иметь право применять постановление статьи 20 настоящей Конвенции.
    Военные корабли, которые, пройдя Проливы ранее использования Турцией возможности, предоставляемой ей предшествующим абзацем, оказались бы таким образом отделенными от портов своей основной стоянки, могут вернуться в эти порты. Условлено, однако, что Турция может не дать воспользоваться этим правом кораблям Государства, позиция которого вызвала бы применение настоящей статьи.
    Если Турецкое Правительство использует возможности, предоставляемые ему изложенным выше абзацем, первым, оно уведомит об этом Высокие Договаривающиеся Стороны, а также Генерального Секретаря Лиги Наций.
    Если Совет Лиги Наций большинством в две трети голосов решит, что меры, принятые таким образом Турцией, необоснованы и если таково будет равным образом мнение большинства Высоких Договаривающихся Сторон, подписавших настоящую Конвенцию, то Турецкое Правительство обязуется отменить данные меры, а также те, которые были бы приняты в силу статьи 6 настоящей Конвенции.
    Статья 22
    Военные корабли, имеющие на борту случаи чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного тифа или оспы, или имевшие таковые на борту по крайней мере за последние семь дней, а также корабли, покинувшие зараженный порт не менее, как за пять суток, должны будут проходить в Проливах в карантине и применять судовыми средствами необходимые профилактические меры для избежания всякой возможности заражения Проливов.

    Раздел III ВОЗДУШНЫЕ СУДА
    Статья 23
    Для обеспечения прохода гражданских воздушных судов между Средиземным морем и Черным морем Турецкое Правительство будет указывать вне запретных зон Проливов воздушные маршруты, предназначенные для этого прохода; гражданские воздушные суда могут использовать эти пути, делая Турецкому Правительству для эпизодических воздушных рейсов предуведомления за три дня, а для регулярных воздушных рейсов — общее предуведомление о датах прохода.
    С другой стороны, несмотря на ремилитаризацию Проливов, Турецким Правительством будут предоставлены необходимые облегчения по проходу, на началах полной безопасности, гражданских воздушных судов, получивших разрешение в силу воздушной регламентации, действующей в Турции, на перелет турецкой территории между Европой и Азией. В тех случаях, когда разрешение на перелет было бы дано, периодически будет указываться маршрут, по которому надлежит следовать в зоне Проливов.

    Р а з д е л I V ОБЩИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
    С т а т ь я 24

    Функции Международной Комиссии, образованной в силу Конвенции о режиме Проливов от 24 июля 1923 года, передаются Турецкому Правительству.
    Турецкое Правительство обязуется составлять статистику и давать сведения, относящиеся к применению статей 11, 12, 14 и 18.
    Оно должно наблюдать за выполнением любого из постановлений настоящей Конвенции, имеющего отношение к проходу военных кораблей в Проливах.
    Как только оно будет предуведомлено о предстоящем проходе в Проливах иностранного морского отряда, Турецкое Правительство сообщит представителям Высоких Договаривающихся Сторон в Анкаре о составе этого отряда, о его тоннаже, о дате, предусмотренной для его входа в Проливы, и, если это имеет место, о вероятной дате его возвращения.
    Турецкое Правительство будет ежегодно посылать Генеральному Секретарю Лиги Наций, а также Высоким Договаривающимся Сторонам доклады, указывающие на движение иностранных военных кораблей в Проливах и дающие всякие сведения, полезные для торговли, мореплавания и воздушного передвижения, которые имеются в виду в настоящей Конвенции.
    Статья 25
    Ни одно из постановлений настоящей Конвенции не наносит ущерба правам и обязанностям, вытекающим из Статута Лиги Наций для Турции или для всякой другой Высокой Договаривающейся Стороны, являющейся членом Лиги Наций. [...]
    Статья 27
    Со дня своего вступления в силу настоящая Конвенция будет открыта для присоединения всякой Державы, подписавшей Лозаннский Мирный Договор от 24 июля 1923 года. [...]
    Статья 28
    Настоящая Конвенция будет иметь двадцатилетний срок действия со дня ее вступления в силу.
    Однако принцип права свободы прохода и плавания, объявленный в статье 1 настоящей Конвенции, будет иметь срок действия без ограничения времени.
    Если за два года до истечения указанного двадцатилетнего периода ни одна из Высоких Договаривающихся Сторон не сообщит Французскому Правительству предуведомление о денонсации, то настоящая Конвенция останется в силе до того, как истекут два года после посылки предуведомления о денонсации. Это предуведомление будет сообщено Французским Правительством Высоким Договаривающимся Сторонам.
    Если настоящая Конвенция была бы денонсирована согласно постановлениям настоящей статьи, то Высокие Договаривающиеся Стороны соглашаются быть представленными на конференции для составления текста новой конвенции.
    Статья 29
    По истечении каждого пятилетнего периода, считая со дня вступления в силу настоящей Конвенции, каждая из Высоких Договаривающихся Сторон может взять на себя инициативу предложить изменение одного или нескольких из постановлений настоящей Конвенции.
    Для того, чтобы быть принятой к производству, просьба о пересмотре, заявленная одною из Высоких Договаривающихся Сторон, должна быть поддержана другой Договаривающейся Стороной, если дело идет об изменениях в статье 14 или в статье 18, и, если дело идет об изменениях во всякой другой статье, двумя другими Высокими Договаривающимися Сторонами.
    Просьба о пересмотре, таким образом поддержанная, должна быть сообщена всем Высоким Договаривающимся Сторонам за три месяца до истечения текущего пятилетнего периода. Это предуведомление будет содержать указания на предлагаемые изменения и их обоснование,
    Если невозможно договориться об их предложениях дипломатическим путем, Высокие Договаривающиеся Стороны пошлют своих представителей на конференцию, которая будет созвана для этой цели.
    Эта конференция будет иметь право принимать решения лишь единогласно, за исключением случаев пересмотра, относящихся к статье 14 и к статье 18, по каковым будет достаточно большинство трех четвертей Высоких Договаривающихся Сторон.
    Это большинство будет исчислено, включая в него три четверти Высоких Договаривающихся Сторон, прибрежных к Черному морю, включая Турцию.
    В удостоверение чего поименованные выше уполномоченные подписали настоящую Конвенцию.
    Совершено в Монтре двадцатого июля тысяча девятьсот тридцать шестого года в одиннадцати экземплярах, из которых первый, имеющий печати уполномоченных, будет сдан в архивы Правительства Французской Республики, а другие будут переданы подписавшимся Державам. Rambler's Top100







    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru