фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

    Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"


     

     

    Женщины-пиратки

    Жан Барт

    Пираты современности


     

     

     

    Анна Бони и Мэри Рид

     


    В начале XVIII века среди морских разбойников выделились отвагой и мужеством две женщины-пиратки — Анна Бони и Мэри Рид.

    Анна Бони родилась в 1690 году. Это была крепкая, стройная и красивая девушка, умная и обаятельная. Множество поклонников пытались добиться ее внимания. Однажды судьба свела ее с молодым матросом по имени Джеймс, недавно вернувшимся из дальнего плавания. Анну привлекли его крепкие мускулы, загорелое лицо и живописная татуировка. Они полюбили друг друга и собирались пожениться. Но отец Анны считал, что его дочь достойна лучшей судьбы, чем жизнь с каким-то морским скитальцем. Переубедить Анну было невозможно — она обвенчалась с Джеймсом без ведома родителей.

    Взбешенный отец выгнал молодых из дома. Тогда Джеймс, ранее плававший на пиратских судах, решил увезти свою возлюбленную на один из островов Багамского архипелага — Нью-Провиденс, считавшийся
    пиратским пристанищем. Там постоянно находилось большое количество разбойников, образовывались новые шайки. Имея небольшие суда, пираты успешно бороздили безбрежные просторы океанов от Юкатана до Флориды, от Ньюфаундленда до мыса Доброй Надежды, забираясь все дальше и дальше, вплоть до Индии.

    Средств для существования у молодоженов не было, и они нанялись на пиратское судно к капитану Рэкему, молодому, красивому и весьма удачливому морскому разбойнику по прозвищу
    «Калико-Джек» — «коленкоровый Джек». Так его прозвали за широкие коленкоровые штаны в полоску, которые он постоянно носил.
    Капитан был очарован красотой Анны. Да и пиратка была к нему неравнодушна. Она бросила Джеймса и ушла к Рэкему.
    Пиратские законы запрещали брать женщину на борт, но Анна рвалась в море. Она нарядилась в мужское платье и назвалась Андерсом. Только капитан знал ее тайну.

    Девушка не имела никаких поблажек и выполняла тяжелую матросскую работу наравне со всеми. Даже при столкновениях с неприятелем Анна в числе первых шла на абордаж, вступала в рукопашную, ловко орудуя клинком.
    Пираты успешно крейсировали у побережья Северной Америки. Добычу разбойники продавали в Северной Каролине, население которой с удовольствием покупало дешевые товары. И даже местный губернатор относился к пиратам лояльно.

    На некоторое время Анне пришлось оставить морские грабежи: она ждала ребенка. Однако после его рождения она вновь вернулась на корабль и по-прежнему принимала участие во всех боевых сражениях.

    Летом 1717 года в Лондоне собрался
    королевский совет. Он объявил пиратам амнистию и призвал их добровольно отказаться от морского разбоя. Одновременно были ужесточены меры по поимке пиратов. Английский король отправил на Багамы мощную эскадру с ультиматумом: прощение раскаявшимся, петля остальным. Рэкем решил не рисковать. Он принял амнистию короля и вместе с Анной сошел на берег.

    Но заядлые пираты, не представлявшие свою жизнь без моря, Анна Бони и Рэкем не долго задержались на суше. Они наняли бригантину «Дракон» Чарльза Война, одного из самых дерзких пиратов, который даже в столь опасное для пиратов время продолжал заниматься своим ремеслом у восточного побережья Северной Америки.

    Во время одного из плаваний Рэкем заметил шлюпку, на которой без движения лежал юноша-матрос. Придя в себя, юноша представился англичанином Джоном Ридом. Вскоре он освоился в новой обстановке и быстро снискал уважение всей команды. Особенно Джон сблизился с Анной. Это не понравилось Рэкему.

    Рэкем вызвал соперника в свою каюту и собрался убить его, но тот бросился к его ногам и признался, что он — женщина, и зовут ее Мэри Рид. Рэкем проявил снисхождение и разрешил Мэри остаться на борту. Теперь он хранил тайны двух женщин.

    Несмотря на молодость, Мэри уже многое успела повидать. В тринадцать лет девочку отдали в услужение богатой француженке. Однако непоседливой Мэри эта работа казалась скучной и нудной. Только год пробыла она служанкой, а затем нанялась юнгой на военный корабль. Возраст и пол решительная девушка скрыла и представилась Джоном Ридом. Вернувшись из плавания, Мэри снова нашла себе мужскую работу — вступила в британский полк, во Фландрии. Она участвовала во многих боях. Глядя на ее храбрость и мужество, никому и в голову не могло прийти, что это переодетая девушка!

    Однако Мэри очень нравилось море, и она устроилась матросом на голландский парусник, а после его крушения попала к Рэкему. В море Мэри чувствовала себя как дома, ее буйный темперамент соответствовал пиратской жизни. Казалось, что ей по силам любое задание, ничто не могло привести ее в уныние. За свой открытый характер и веселый нрав девушка сумела завоевать уважение у матросов. Мужчины обращались с ней как с равной. А храбрости и ловкости Мэри сильный пол мог даже завидовать. Однажды в ответ на нанесенное ей оскорбление девушка потребовала от обидчика сразиться с ней на саблях. Матрос видел, как лихо расправлялся
    Джон Рид с неприятелем, и под насмешки товарищей отказался от драки.

    Какое-то время «Дракону» сопутствовала удача, пираты грабили корабли и получали хорошую добычу. Но правительства разных стран принимали все более жесткие меры по борьбе с пиратством, королевские эскадры то и дело прочесывали воды Вест-Индии. Жизнь пиратов становилась все опаснее. Матросы устали жить в страхе, постоянно ускользать от погони.

    Однажды после успешной операции, в самый разгар веселья, когда многие матросы едва держались на ногах, на разбойников напал английский военный корабль. Англичане захватили пиратов врасплох, мало кто оказал сопротивление. До последнего сражались отчаянные пиратки Анна и Мэри. Но в конце концов схватили и их.

    Это случилось 20 октября 1720 года, неподалеку от Ямайки. Через две недели в Сантьяго-де-Вега состоялся суд. Капитана и почти всю его команду в 300 человек приговорили к виселице.

    После врачебного обследования оказалось, что обе женщины беременны. Но несмотря на такие смягчающие обстоятельства, пираток приговорили к смертной казни. Исполнение приговора отложили, ожидая решения в высшей инстанции.
    Мэри Рид не смогла вынести тюремной жизни и умерла в 1721 году в тюрьме накануне родов. Отец Анны Бони сумел добиться ее освобождения.


     

    Это интересно!

    Одной из первых женщин-пиратов была готская принцесса Альвильда, жившая около 800 года. Отец хотел выдать ее замуж за датского принца Альфа. Альвильда убежала из дома, взяв с собой служанок. Она снарядила корабль и занялась пиратством. Все воины на борту корабля Альвильды были женщинами. Однажды они встретились с другим пиратским кораблем и занялись разбоем вместе. Долгое время они грабили и топили торговые суда у побережья Дании. Принц Альф решил уничтожить пиратов. Он отыскал корабль Альвильды и атаковал его. Датчане превосходили числом пиратов и без труда захватили судно. Альвильду привели к Альфу. Пораженный принц взглянул на нее и сразу же предложил руку и сердце. Альвильда ответила согласием.



     

    Жан Барт - корсар из Дюнкерка

     


    Жан Барт один из самых знаменитых французских корсаров. В конце XVII столетия во Франции его считали чуть ли не национальным героем. С 1670 по 1697 год он отважно сражался во всех войнах, за что заслужил прозвище «Гроза морей».
    Добыча, которую захватывал Жан Барт, не раз выводила Францию из финансовых неприятностей. Его морские победы помогали Парижу добиваться успехов на суше. Не будучи дворянином, Жан Барт сумел получить высокие чины, что редко кому удавалось.

    Жан Барт родился 20 октября 1650 года в городе Дюнкерке в семье потомственных корсаров. Пиратом был еще дед Жана — Корнелий Барт, командовавший корсарскими кораблями и умерший от раны, полученной в бою. Сын Корнелия Барта, тоже Корнелий, унаследовал профессию отца и его судьбу — он также погиб в сражении. После гибели Корнелия, у него осталось двое маленьких сыновей: Жан и Гаспар. Жану, как старшему, приходилось заботиться о семье.

    В двадцать один год Жан решил продолжить семейные традиции и устроился на
    корсарское судно. Он выделялся среди сверстников находчивостью и решительностью и быстро добился расположения командования.

    Между Англией, Францией и Голландией шла война. Жан Барт на свои скромные сбережения, которые он успел скопить к тому времени, снарядил галиот с двумя орудиями и нанял команду из 36 человек. С такой малочисленной командой на плохо вооруженном корабле Барт отважился выйти в море.

    Первым у Текселя ему повстречался голландский фрегат, имевший 18 орудий и 60 человек на борту. Жан, не раздумывая, пошел на
    абордаж. В рукопашном бою корсары дрались не щадя себя и победили почти вдвое превосходящего противника. Добычу Жан использовал на вооружение своего галиота. Теперь он мог нападать и на более укрепленные корабли.

    Слава и успехи, а также богатые трофеи позволили молодому корсару вступить в
    сообщество арматоров - судовладельцев Дюнкерка. Судовладельцы доверили Барту десятипушечный фрегат, назначив его капитаном.
    Очередное возвращение Жана Барта с богатой добычей вызвало восхищение жителей Дюнкерка. Король Людовик XIV остался доволен подвигами Барта и даже наградил его золотой цепью. После этого Жан Барт стал героем, но сам он был человеком скромным и стеснялся воздаваемых ему почестей.

    Жан Барт перешел на четырнадцатипушечный «Дофин». Количество пушек для него не имело особого значения. Пираты в основном предпочитали брать неприятеля на абордаж. Так что для Жана гораздо важнее было иметь судно легкое, маневренное и быстроходное.

    В одно из плаваний Жан Барт решил впервые взять своего двенадцатилетнего сына Франсуа-Корниля. Его фрегату «Серпант» предстояло доставить из Кале в Брест бочонки с порохом — грузом чрезвычайно опасным.

    Путь из Кале в Брест лежал через Ла-Манш. Плавание проходило довольно спокойно до тех пор, пока их не заметил голландский корсар, который, не раздумывая, бросился в атаку. Жан Барт приказал поднять все паруса, попытаться оторваться от неприятеля и скрыться в тумане. Капитан хорошо сознавал, что любое случайное попадание даже осколка ядра может мгновенно уничтожить корабль. Однако избежать боя не удалось.
    Французы отвечали на выстрелы неприятеля, но мало кто из них надеялся выйти из этого боя живым. Сын капитана, впервые попавший в такую ситуацию, смертельно перепугался. Бледный мальчуган сидел, скорчившись, у грот-мачты, закрыв лицо ладонями. Таким его увидел отец. Заметив, что сын трусит, Барт пришел в ярость.
    Он приказал привязать мальчика к мачте, ибо считал, что тот, кто не умеет смотреть в лицо опасности, жить не достоин.

    Матросы в точности выполнили распоряжение начальника. Все время боя, победу в котором все же одержали французы, подросток провел привязанным к мачте. К счастью, пули миновали его.
    Возможно, этот урок пошел мальчику на пользу, впоследствии он дослужился до чина вице-адмирала.

    Жан Барт продолжал заниматься морским грабежом, когда неожиданно для него мощный английский флот заблокировал Дюнкерк, полностью заперев выход из него. Французы оказались в бездействии. Неутомимый Жан Барт не мог с этим смириться, он обратился к маркизу де Поншартрену, тогдашнему морскому министру, с предложением вооружить эскадру из небольших судов. «С ними, Ваша светлость, я легко пройду в промежутках между неприятельскими кораблями и буду разрушать коммерцию, спокойно производимую англичанами и голландцами на севере!»

    Маркиз одобрил это предложение и отправил отважному капитану деньги на снаряжение эскадры. Эскадра состояла из четырех, десяти- и пятнадцати-пушечных шлюпов и трех небольших фрегатов. Жан Барт и его помощник де Форбен приняли командование и отправились в путь.

    Вечером того же дня корсары заметили шесть английских кораблей. Это были четыре больших купеческих брига, сопровождали которые два военных корабля: пятидесяти- и сорока-пушечный.
    Жан Барт велел действовать скрытно и осторожно, чтобы не вызвать раньше времени у неприятеля никаких подозрений. Он незаметно сблизился с кораблями противника. Под покровом темноты французы подкрались к англичанам и атаковали их военные корабли. По своему обычаю Жан Барт взял неприятеля на абордаж. Застигнутые врасплох англичане сдались практически без боя. Не оказали сопротивления и торговые суда, перевозившие богатый груз в Россию.

    Этот подвиг еще более укрепил славу Жана Барта, одно его имя наводило на врагов ужас. Англичане и голландцы старались избегать встреч с неукротимым корсаром. Жан Барт сильно осложнял передвижение их кораблей и приводил в ярость. И они решили действовать, то есть разрушить
    Дюнкерк — корсарское гнездо. Денег для этой цели они не жалели, выделив на вооружение флота огромную сумму.

    Французский король, узнавший о готовящемся нападении, приказал Жану Барту привести все укрепления Дюнкерка в боевую готовность. 4 августа 1695 года англичане по ставили на якорь в канале Мардика 8 военных кораблей на расстоянии одной мили от города. Несколько дней они бездействовали, и все это время к ним прибывало подкрепление.

    Через неделю рано утром на рейд вышли сто двадцать кораблей - больших и малых. Начался обстрел. Корабли находились на большом расстоянии, потому вражеские ядра не долетали и не причиняли городу никакого вреда. Тогда суда неприятеля выстроились полумесяцем перед западными фортами на расстоянии пушечного выстрела. Фрегаты расположились позади них и в промежутках.

    Один из фортов больше других выдавался в море и потому был самым уязвимым. Именно там находился Жан Барт со своим старшим сыном. С девяти утра неприятель беcпрерывно бомбардировал город. В три часа по сигналу английского адмирала большинство кораблей стало приближаться к берегу. Французы выслали навстречу противнику несколько кораблей, но на них обрушился такой шквал огня, что они вынуждены были отступить. Между тем английские фрегаты продвигались к фортам все ближе.

    Бомбардирские галиоты все это время не переставали метать бомбы в Дюнкерк. Однако на море было неспокойно: усиливался ветер поднимались волны, — все это мешало противнику как следует целиться. Бомбы падали куда попало, не нанося вреда.
    Еще через час все фрегаты подошли на пушечный выстрел к фортам и открыли ураганный огонь. Но Жан Барт ответил еще более сильным огнем и в конце концов вынудил фрегаты удалиться. Первая атака неприятеля была отбита. Еще два часа англичане и голландцы пытались взять дюнкеркский берег. Но огонь береговых батарей не позволял неприятелю выполнить свои замыслы. С борта качающегося судна целиться, как известно, трудней, чем с берега. А при сильном волнении в море эта разница особенно ощутима. Казалось, даже погода помогала французам. Только англичане не хотели с этим мириться и признавать поражение, они упорно продолжали вести бомбардировку. И только около семи часов вечера атаки прекратились. Неприятель уходил, потерпев полное фиаско.

    Очередной подвиг знаменитого корсара по достоинству оценил король. Людовик XIV определил Жану Барту 2 тысячи талеров пенсиона в год, а сына его пожаловал званием лейтенанта.

    Вскоре Жан Барт получил приказ снова идти в крейсерство, в Северное море. 17 июля французы заметили на горизонте голландский флот. Но Жан Барт не спешил, он позволил флоту продолжить путь, а за ночь обогнал его.
    Не дав опомниться, Жан Барт пошел на
    абордаж флагмана. Корсары перебили большую часть врагов. Одновременно были взяты на абордаж четыре других конвоира. Подчиненные Жана Барта захватили 45 судов из голландского флота.

    Едва закончилось сражение, как Жан Барт увидел в море справа по курсу тринадцать мощных военных кораблей, спешивших на помощь. Сражаться с ними на равных французы не могли. Однако Жан Барт и тут не растерялся. Он велел поджечь четыре захваченных корабля, посадил на пятый их экипажи числом до 1200 человек, заклепал на этом корабле пушки и залил водой порох. Капитанов Барт оставил у себя заложниками, а фрегат отпустил с условием, что голландцы приведут его в Дюнкерк. Напоследок он поджег 30 купеческих кораблей. В последовавшем затем коротком состязании он выиграл у неприятеля ветер и оторвался от погони. С 15 богато нагруженными купеческими судами Жан Барт вошел в Дюнкерк.

    Барт до того напугал голландцев, что их суда уже почти совсем перестали выходить в море, особенно туда, где могли встретиться с Жаном Бартом. Раньше ежегодно из голландских портов выходило по 500—600 кораблей на лов сельди. После того как в водах стал хозяйничать Жан Барт, их число сократилось до сорока.
    Имя Жана Барта наводило страх на все Соединенные провинции. Если кто-нибудь решался пошутить: «Вот Жан Барт!» — то все мгновенно скрывались, а потом даже могли побить шутника.

    Подписание
    Рисвикского мира привело всех корсаров в уныние. Не стал исключением и Жан Барт. К тому времени он уже находился в преклонном возрасте, бывалый корсар оставил море и поселился в родном Дюнкерке. Женат он был дважды, и хотя на берег сходил нечасто, сумел обзавестись 13 сыновьями и дочерьми.

    В начале весны 1702 года Жан Барт сильно простудился, у него начались озноб, кашель, бред. Диагноз оказался неутешительным —
    воспаление легких. Вылечить эту болезнь в то время было очень сложно. 20 апреля 1702 года Жан Барт умер.
    Это известие потрясло всех жителей Дюнкерка и самого короля. Людовик XIV, узнав о бедственном положении вдовы покойного, распорядился выплачивать ей ежегодный пенсион в 2 тысячи ливров.



     

    Пираты современности

     


    Ушли в прошлое жестокие времена, когда головорезы на парусных судах грабили корабли и убивали пассажиров. В Атлантическом океане пираты прекратили свои «подвиги» к 1725 году, лишь несколько человек еще промышляли в 20-х годах XIX века. Некогда грозные
    арабские пираты держали под угрозой северное побережье Африки вплоть до 1830 года, но былого могущества, конечно, они уже достичь не могли.

    Романтический образ пирата с деревянной ногой и серьгой в ухе был создан писателями XIX века. Конечно, большинство морских разбойников в действительности совсем не были благородными «джентльменами удачи» или недалекими чудаками. Эти жестокие люди были далеки от идеала, они прекрасно понимали, что ради сокровищ рискуют своей жизнью. Чего не отнять у пиратов — их
    чувства товарищества и морского братства.

    В наши дни пиратство уже не имеет того размаха, как прежде, но полностью обезопасить морские пути от разбоев и искоренить пиратство пока не удается. Правда, заниматься морским разбоем сегодня опаснее, чем когда либо. Большие торговые корабли имеют современное оборудование и хорошо обученные команды. На наиболее оживленных путях постоянно курсируют
    военно-морские патрули, в состав которых, помимо судов, входят вертолеты и самолеты. В случае необходимости суда, подвергшиеся нападению, могут вызвать по рации подкрепление.

    Несмотря на все усилия, пиратство продолжает существовать и сегодня. На протяжении нескольких лет у берегов Китая западные торговые суда подвергались нападению пиратов, возглавляла которых
    Лай Чой Сан, считавшаяся «королевой пиратов Макао». Власть этой безобидной на вид женщины над морскими разбойниками была безграничной. Она организовывала нападения, которыми сама же руководила. Лай Чой Сан удалось сделать на морских грабежах хорошее состояние. Какое-то время за «королевой пиратов» наблюдал американский журналист Алеко Лилиус, однако после нескольких приключений он потерял ее из виду.

    Главным преимуществом пиратов по-прежнему остаются скорость и внезапность нападения. Чаще всего для нападения пираты используют высокоскоростные катера. Молниеносно они выскакивают из прибрежных укрытий и набрасываются на свою жертву. У каждой команды — свои методы разбоя: одни предпочитают нападать на корабли, стоящие на якоре, другие преграждают путь торговому судну, заставляя его сбросить скорость, при этом выбирают сложнопроходимые для судов пути.

    Сегодня нападения на торговые корабли чаще всего происходят у берегов Юго-Восточной Азии, Западной Африки, в районе Бразилии. Бывает, что пираты ограничиваются лишь грабежом, отбирают личные вещи, деньги. Крупная добыча попадается значительно реже. Сегодняшние морские разбойники стали гораздо милосерднее. Они избегают убийств и больших скандалов, а чаще всего связывают вахтенных и охранников. Тем не менее суть пиратского ремесла осталась прежней — нападение с целью захвата чужой собственности. И относиться к ним нужно как к преступникам.

    Пираты не брезгуют и прогулочными катерами, и даже лодками с беженцами. Ничто не останавливает пиратов.
    Довольно часто приходится сталкиваться с мнением, что пираты — романтики. Это далеко не так, пираты — преступники, нарушающие законы общества.

     

    Это интересно!

    Жан Лафит (17801821) был американским пиратом. В 1810 году владелец магазина скобяных изделий Лафит стал атаманом пиратской шайки в Баратарийском заливе близ Нового Орлеана. У пиратов было около десятка кораблей, на которых они грабили испанские суда. Но иной раз добычей Лафита, к которому примкнул его брат Пьер, становились английские и французские корабли. Лафит сбывал награбленное в Новом Орлеане, у него было много знакомых среди деловых людей города. В 1812 году его арестовали, но до суда дело не дошло. Позднее Лафит со своей шайкой помогал правительственным войскам в борьбе против английского флота. За это он получил прощение. Но Лафит не хотел заканчивать свою пиратскую деятельность и перебрался в Техас. Его новой базой стал Галвестон, в который стекались разбойники со всей округи. В 1820 году Лафит заключил мир с американскими властями и сжег поселок пиратов. Умер Жан Лафит в 1821 году и похоронен в Мексике.

     

     


    Конец "Истории пиратства"

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru