фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

     

    Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"



     

    Золотой век пиратства - I

     

    Пираты Карибского моря


     

     

    Буканьеры - предшественники флибустьеров

     


         Предшественниками флибустьеров принято считать охотников за дикими буйволами — европейских переселенцев, живших на острове Эспаньола. Большинство из них были выходцами из Нормандии. Они солили и коптили мясо добытых животных, обрабатывали шкуры. Такие места именовались буканами, а сами переселенцы — буканьерами.
         Со временем к ним присоединились охотники за кабанами и медведями. Эти люди большую часть года охотились в лесах, по нескольку месяцев не бывали дома. Возвращаясь, они делили добычу, а затем отправлялись на
    остров Тортугу. Там они продавали свой товар, покупали себе самые необходимые вещи, а на остальные деньги гуляли.
    Буканьеры не имели семей. Они жили в хижинах по два человека в полном согласии и дружбе, вместе владели имуществом. Друг друга они называли «матросами», а свое житье «матросством». После гибели матроса все имущество переходило к его товарищу.

         Деление на «твое» и «мое» у буканьеров было весьма условным. Здесь все считалось общим. Свои вещи буканьеры никогда не прятали и не запирали. При случае каждый мог взять без спроса в любом букане все, что ему необходимо. Те, кто хотел вступить в общество буканьеров, должен был забыть о старых привычках, отказаться от своего имени и безоговорочно подчиняться законам товарищества. Новичкам давали шутливое или серьезное прозвище, которое порой переходило к их потомкам. Выходили из братства буканьеры после женитьбы. У женатых прекращалась всякая связь с буканьерами, они становились «жителями» и формально подчинялись губернатору Тортуги.

         Буканьеры практически не заботились о своем внешнем виде и были неприхотливы в одежде. Носили рубашки и панталоны из толстого полотна, вечно запачканные кровью убитых животных. Подпоясывали одежду кожаными ремнями, на которые подвешивали по нескольку ножей и короткую саблю. Обувь буканьеры делали из свиной кожи.
    Каждый буканьер имел одного, а иногда и нескольких слуг, которые подчинялись ему во всем. Главным занятием у буканьеров считалась охота за буйволами. Специально для охоты каждый буканьер держал от двадцати до тридцати собак.
    Буканьеры не могли похвастаться разнообразием блюд. Основу их рациона составляло мясо буйволов, а деликатесом считались сырые мозги. Хлеб береговые братья не пекли, вино и пиво не употребляли.

         В домах не было мебели. Сидели обычно на голой земле или на камнях, вместо столов использовали пни. Ни о какой гигиене буканьеры не слышали, их одежда и жилища не отличались чистотой. Но, несмотря на это, охотники могли похвастаться завидным здоровьем, были всегда бодры и жизнерадостны.
    Буканьеры жили мирно до тех пор, пока испанцы не задумали прогнать их с острова. Но испанцы не решались встретиться с ними в открытом бою, они внезапно нападали на охотников по одиночке, некоторых убивали, иных уводили в неволю. Буканьеры стали предусмотрительнее, ходили только группами, защищаясь так смело и бесстрашно, что побеждали даже превосходившие их числом отряды противника.

         Испанцы были вынуждены изменить тактику, начали нападать на буканы, убивали спящих буканьеров, не щадили их слуг. Береговые братья были доведены до отчаяния. Они объединились и организованно выступили против испанцев. На какое-то время им удалось усмирить неприятеля, но это было лишь временное затишье. Испанцы ждали подкрепления. Возросло и число буканьеров, к ним присоединились французы с Тортуги, искатели приключений с других островов. Война разгорелась с новой силой, лилась кровь, большие потери несли обе стороны.

         Действия испанцев поддержал мадридский двор. Прославившемуся в нидерландских войнах офицеру Фан-Дельмофу было поручено собрать войско и отправиться на остров Сан-Доминго. Он вместе с отрядом прибыл на остров в 1663 году, намереваясь внезапно напасть на буканьеров. В распоряжении Фан-Дельмофа был хорошо обученный и вооруженный отряд из 500 солдат. Буканьеры узнали о готовящемся нападении только тогда, когда неприятель оказался совсем близко. Испанцы превосходили буканьеров и численностью, и вооружением. Но сотня отважных буканьеров и не помышляла о бегстве, они решили принять бой. Сражались они не щадя себя, ибо думали только о победе. Их мужество было вознаграждено, остатки испанского отряда скрылись в горах.

         Буканьеры были измотаны постоянными войнами. Они решили перенести свои буканы на маленькие острова около Сан-Доминго. Теперь они отправлялись на охоту только большими группами. Нападения стали реже, но война не прекращалась. Буканьеры мстили за каждого убитого товарища, а испанцы придумывали все новые способы борьбы. Не сумев победить буканьеров силой, они решили уничтожить их ремесло. Испанцы устроили на острове Сан-Доминго большую охоту на буйволов, и почти все животные были уничтожены. Для буканьеров это фактически означало смерть.

    Только некоторые из берегового братства смирились со своей участью. Большинство решило мстить испанцам любой ценой. Они забыли, что такое закон, и соединились со своими друзьями флибустьерами. С тех пор об их деяниях стали слагаться легенды, и только одно их имя наводило ужас на европейцев.

     

    Это интересно!

         Буканьеры были людьми жестокими. В легенду вошло их пренебрежительное отношение к слугам. Даже родилась поговорка: «Лучше три года пробыть на галерах, чем наняться в услужение к буканьеру». Рассказывают, что однажды слуга, измотанный непосильным трудом, сказал хозяину, что хочет отдохнуть хотя бы в воскресенье. Он ссылался на Библию, в которой написано, что человек должен работать шесть дней в неделю, а на седьмой отдыхать. Разъяренный хозяин жестоко избил слугу, приговаривая: «У меня ты будешь шесть дней собирать шкуры, а на седьмой доставлять их на корабль!» .



    Тортуга - пиратское гнездо

     


         В 1665 году губернатором Тортуги был избран Ожерон — человек умный и предприимчивый. К тому времени на берегах Тортуги и Сан-Доминго обитало около 3 тысяч пиратов. Флибустьеры и буканьеры — народ вольный и независимый, и управлять им можно только с большим благоразумием. Именно этим качеством и обладал Ожерон.

    Десять лет назад будущий губернатор сам потерпел кораблекрушение и был вынужден какое-то время жить среди буканьеров, поэтому он хорошо знал их законы и обычаи. Довольно быстро Ожерон сумел завоевать уважение островитян и внушить им почтение к закону. Он старался извлечь из деятельности пиратов пользу для государства. Ожерон даже выписал из Франции сто девушек, чтобы приучить буканьеров к мирной жизни. И действительно, многие искатели приключений обзавелись семьями.
    В 1667 году, когда началась война между Францией и Испанией, Франция могла потерять все свои поселения, если бы не мудрые действия Ожерона. Он сумел объединить флибустьеров и направить их против испанцев.

    У Ожерона было много планов, он мечтал расширить влияние французов у берегов Америки, основать во Флориде колонию, чтобы держать под контролем Багамский пролив. Но французское правительство не поддержало начинаний губернатора. Ожерон за свой счет ежегодно выписывал из Франции по 300 человек. В 1672 году, когда шла война с Испанией, Ожерон был уверен, что при помощи правительства ему удастся овладеть всем островом Сан-Доминго. Он лично отправился за поддержкой в Париж. Но по дороге заболел и вскоре умер.

    Преемники Ожерона Пуанси и Кюсси старались продолжить начинания Ожерона, осторожно обходились с флибустьерами, старались обратить их деяния на пользу Франции.
    Постепенно число флибустьеров, занимающихся морским разбоем, росло. К ним присоединялись матросы с военных и купеческих кораблей, бедные колонисты, всяческие авантюристы и искатели приключений. В береговое братство принимали всех: французов, португальцев, англичан, голландцев... Исключение составляли лишь испанцы, их флибустьеры считали своими злейшими врагами. Так было даже тогда, когда флибустьеры только начинали свою разбойничью деятельность.

    Первоначально флибустьеры обосновались на французском острове Св. Христофора, в то время они совершали только мелкие набеги. Тортуга тогда принадлежала испанцам.
    Остров привлекал морских разбойников своим удобным местоположением. К северному берегу невозможно было подплыть не только на корабле, но даже на лодке. Только на южном берегу располагалась небольшая гавань, которую удобно было защищать.
    Впервые флибустьеры заняли Тортугу в 1634 году. После этого испанцы неоднократно предпринимали попытки вернуть себе остров. Чтобы защищать остров от постоянных набегов, флибустьеры нуждались в покровительстве какой-нибудь державы. И они обратились к Франции. Тортуга стала подчиняться французскому губернатору.

    Пираты беспрестанно курсировали у берегов острова Сан-Доминго, откуда не имел возможности отплыть ни один корабль. Его немедленно брали на абордаж и отправляли на Тортугу.
    Прибыль береговых братьев с каждым годом росла. Они переменили свои лодки на хорошие корабли и постепенно расширили области своих набегов. Пираты достигали берегов Мексики, где им частенько удавалось хорошо поживиться, поскольку в тех краях нападения никто не ожидал. Все награбленное флибустьеры свозили на Тортугу — здесь они могли найти защиту и здесь же предавались всякого рода увеселениям. Пиры, игры, развлечения таковы были излюбленные занятия флибустьеров.

    В 1684 году французское правительство попыталось призвать флибустьеров к порядку. С этой целью на Тортугу были направлены два комиссара, кавалеры Сен-Лоран и Бегон. Они должны были установить строгий контроль за деятельностью береговых братьев, обязать их докладывать о всех своих походах и набегах и беспрекословно подчиняться французским законам. Однако, прибыв наместо, комиссары убедились, что флибустьеры — народ свободолюбивый и никакого контроля над собой не потерпят. Они привыкли жить по своим законам и при малейшем принуждении готовы перейти к англичанам.

    Но на Людовика XIV такие доводы не подействовали. Он придерживался мнения, «что отнюдь не следует уничтожать морской торговли испанцев, потому что она приносит другим нациям более пользы, чем самой Испании; что Франция извлекает из нее большую пользу, и потому особенно должно стараться отвлечь флибустьеров от морских набегов и обратить в мирных земледельцев».
    С этой миссией на остров был послан губернатор Кюсси. Он пытался исполнить распоряжения правительства, призывал пиратов к мирной жизни. Но его идеи вызвали только бурю негодования пиратов и привели к знаменитому походу флибустьеров в Южный океан.

     

    Это интересно!

    Пираты грабили то под французским, то под английским флагами. Испанцы пытались жаловаться правительствам этих стран на нарушение мирных трактатов. Но те неизменно отвечали, «что французские и английские морские разбойники не производят своих хищений как подданные королей и правительств; следовательно, предоставляется испанцам поступать с ними как заблагорассудится. Каперских патентов им не давали, и губернаторам островов предписано ни в чем не помогать этим пиратам». Конечно, это были лишь отписки. Иногда английское и французское правительства даже меняли губернаторов на этих островах, якобы в угоду испанцам. На их место назначались новые, которые продолжали поддерживать флибустьеров. Пиратские отряды не только ничего не стоили покровительствующим им странам, но еще и приносили им прибыль. Пираты отдавали губернатору Тортуги или Сан-Доминго десятую часть своей добычи.



     

    Знаменитые пираты Карибского моря

     


         Первое время, когда флибустьеры только начинали свои разбойничьи набеги, на них практически не обращали внимания. У «береговых братьев» не было ни кораблей, ни даже хороших лодок и навыков мореплавания, ни оружия, ни съестных припасов, ни денег. Была только решительность, дерзость, отвага и готовность сражаться до последнего.
    Флибустьеры собирались группами по 20-30 человек, находили небольшую лодку и отправлялись грабить. Сначала они охотились за рыбачьими лодками и маленькими плохо вооруженными судами. Когда пришел успех, а вместе с ним и опыт, пираты стали нападать на любые суда, не разбирая, купеческие они или военные.

    Первый пример успешного пиратского нападения показал француз из Дьепа Пьер Легран. В его распоряжении были небольшое каперское судно и команда из 28 человек. У мыса Тибурона, расположенного на западе Эспаньолы, пираты встретили хорошо вооруженный испанский корабль, на борту которого находилось около 200 человек. Судно принадлежало купеческому флоту и направлялось в Европу. По каким-то причинам корабль отстал от остальных судов. Флибустьеры мечтали о большой добыче. Пушки и солдаты противника ничуть не смущали их. Пираты поклялись во что бы то ни стало захватить корабль.

    Под покровом сумерек флибустьеры внезапно напали на испанцев. Пираты были вооружены только пистолетами и саблями, но они действовали быстро и решительно. Ничего не подозревавшие офицеры играли в карты, солдаты отдыхали. Пираты убили всех, кто оказал сопротивление, и в короткое время овладели кораблем.
    Испанцы были настолько удивлены внезапностью нападения, что смотрели на них как на демонов, спустившихся с небес, ведь поблизости не было видно другого судна. Добыча оказалась солидной. Пьер Легран получил богатый куш. Взяв причитающуюся ему часть, он отправился во Францию и больше никогда не занимался пиратством.

    Примерно с 1660 года набеги пиратов становятся регулярными. Флибустьеры нападают на все испанские корабли, вне зависимости от их размера и вооружения. Теперь пираты и сами имели большие корабли с пушками на борту. Отряды флибустьеров становились все более многочисленными. Кроме французов, испанские корабли подкарауливали англичане, португальцы, голландцы. На какое-то время Испания была вынуждена перестать посылать свои корабли в Америку. Она надеялась, что пираты, перестав получать добычу, лишатся средств пропитания. И действительно, пиратам пришлось искать новый способ существования. Но о мирной жизни они и не помышляли, флибустьеры привыкли к грабежу, и другие занятия были не для них. Теперь пираты решили нападать на прибрежные города.

    Отряд флибустьеров под руководством англичанина Левиса Скотта внезапно высадился в Сан-Франческо де Кампеш. Город не сумел оказать разбойникам достойного сопротивления. Пираты захватили в городе большую добычу. Жители выплатили солидную контрибуцию для того, чтобы спасти город от сожжения.
    Дерзкий набег совершил Джон Девис с Ямайки на город Гранада. У берегов Никарагуа он оставил на судне 10 человек. Остальные 80 пиратов отправились на лодках по реке к городу. Наткнувшись на часового, пираты заговорили с ним по-испански, выдав себя за рыбаков. Введенный в заблуждение, часовой не оказал сопротивления, и флибустьеры убили его. Окрыленные удачей, они ворвались в город, стали грабить дома и церкви. Флибустьеры понимали, что их отряд слишком малочислен, чтобы на равных сражаться с испанцами. А между тем к защитникам города спешило подкрепление. Захватив хорошую добычу, пираты поспешили вернуться на корабль. Грабители отплыли в тот момент, когда несколько сот хорошо вооруженных испанцев уже были готовы дать им достойный отпор.

    Главаря флибустьеров, некоего Александра, прозвали Железной Рукой за необычайную силу. Но он отличался не только силой, но и обладал большим умом. Александр был мудрым руководителем. В свою команду он подбирал людей решительных и смелых. Все свои набеги Железная Рука совершал на одном и том же корабле — «Фениксе».

    Во время одного из рейдов «Феникс» попал в страшную бурю. Ветер разорвал паруса, сломал мачты. Удар молнии попал в пороховую камеру. Часть корабля взорвалась вместе с матросами. Только сорока пиратам, среди которых находился и Железная Рука, удалось спастись и добраться до берега.
    Флибустьеры оказались на острове неподалеку от Бока-дель-Драко, населенном дикими племенами индейцев. Пираты расположились на берегу острова, надеясь в скором времени заметить какой-нибудь корабль. Индейцы отнеслись к потерпевшим бедствие недружелюбно, постоянно нападали на них. Как-то пиратов атаковала большая толпа дикарей. Флибустьеры отразили нападение, многих убили, а часть индейцев взяли в плен.

    Железная Рука решил отпустить пленных, но прежде он хотел внушить им страх, чтобы они впредь и не думали о нападении. Он приказал натянуть кожу буйвола на китовую кость, дал индейцам их оружие и приказал стрелять. Индейцы стреляли с усердием, но несмотря на все их старания, стрелы отлетали от кожи, едва оцарапав ее. Тогда один из пиратов отошел на большое расстояние и выстрелил в цель из пистолета. Пуля пробила не только кожу, но и кость. Индейцы были изумлены, им самим хотелось сделать так же. Они попросили пуль, и пытались стрелять ими, как стрелами. Но ничего не выходило. Индейцам пришлось признать великую силу белых. С тех пор их нападения на пиратов прекратились.

    Спустя какое-то время пираты увидели на горизонте корабль, который направлялся к острову. Морские разбойники опасались, что, заметив их, судно переменит курс. Они решили, что им лучше всего спрятаться и не выдавать себя. Как действовать дальше, мнения разделились. Некоторые считали, что стоит попробовать уговорить испанцев взять их на борт, другие хотели защищаться до последнего.
    Решающее слово было за Железной Рукой. Ему не нравились оба предложения. По его мнению, пираты должны первыми напасть на испанцев. Его речь была столь красноречивой, что у флибустьеров отпали последние сомнения, и они уверовали в свою победу.

    Тем времени испанский купеческий корабль бросил якорь. Команда нуждалась в питьевой воде. Испанцы не заметили пиратов, но они были наслышаны о злобности тамошних индейцев, поэтому действовали крайне осторожно. К острову был отправлен десант из лучших солдат под командованием капитана.
    Испанцы двигались очень осторожно, постоянно осматриваясь по сторонам. Но несмотря на это, флибустьеров они не заметили. Пираты внезапно стали палить по неприятелю. Испанцы сразу поняли, с кем имеют дело. Они мгновенно легли на землю, надеясь выманить противника из засады. Пираты были крайне удивлены: только что перед ними стояли испанцы, и вдруг никого.

    Железная Рука первым вышел из засады. Командира сопровождали лишь несколько пиратов. Испанцы бросились на них. Александр храбро шел на неприятеля. Внезапно он споткнулся о пень и упал к ногам врага. Испанец уже замахнулся саблей, но недаром Железная Рука обладал недюжинной силой. Он схватил за руку противника, вырвал у него саблю, вскочил и позвал на помощь своих. Флибустьеры мгновенно выбежали из укрытия и набросились на врага. Удача была на их стороне, и они перебили всех испанцев. На корабле слышали выстрелы, но сочли, что на солдат напали индейцы. Офицеры приказали дать несколько выстрелов из пушек, чтобы запугать дикарей, — тем и ограничились.
    Воодушевленные победой, флибустьеры надели одежду убитых, под покровом сумерек сели в лодки и отправились на корабль. Солдаты, оставшиеся на корабле, были застигнуты врасплох. Пираты легко расправились с ними, оставив в живых лишь нескольких матросов. На тяжело груженном корабле пираты с триумфом вернулись на Тортугу.

     

    Это интересно !


    Абордажный топор применялся для перерубания снастей на захваченном судне. С его помощью пираты прорубали днище корабля, чтобы затопить его. Держа топор двумя руками, пират мог использовать его как грозное оружие.



    Пират Цепь для испанцев

     


    Жак Давид Нау родился во Франции, в провинции Пуату в Олонской степи и более известен как Франсуа Олоне. Оказавшись на острове Сан-Доминго, он какое-то время охотился вместе с буканьерами на буйволов. Но его привлекали подвиги флибустьеров, и он вступил в их ряды.

    В 1662 году
    Олоне перебрался на Тортугу. Франсуа всегда отличался умом и хитростью. Удача улыбалась Олоне, ему всегда попадалась богатая добыча. В скором времени одно его имя стало наводить ужас на всех испанцев в Америке. Ходили легенды о мужестве и жестокости Олоне. У него появилось прозвище — Цепь для испанцев.

    Но однажды корабль Олоне попал в страшную бурю неподалеку от берегов полуострова Юкатан. Флибустьеры потеряли корабль, только чудом им удалось добраться до суши. Однако там их ожидали новые неприятности. На пиратов напали испанцы. Почти все морские разбойники были убиты, лишь благодаря хитрости Олоне удалось спастись. Он измазал себе тело и лицо кровью и лег среди убитых. Дождавшись, пока неприятель удалится, он снял одежду одного убитого испанца и отправился в город. К счастью, его никто не узнал. Испанцы праздновали победу и гибель Олоне — ужаснейшего из флибустьеров. Пирату удалось отыскать своих «собратьев», захваченных в плен. Невольники украли лодку и отправились на ней на Тортугу, где они всегда могли найти убежище.

    Теперь Олоне думал только о мести. Но у него не осталось денег, чтобы нанять людей и снарядить корабль. Все, что ему удалось, это вооружить две лодки, на которых находилось 26 человек. Храбрый пират мечтал разграбить город де-Лос-Кайос на Кубе. Приближение пиратов заметили рыбаки и успели предупредить гаванского губернатора. Тот поспешно отправил на защиту города фрегат, вооруженный 10 пушками, на борту которого было 90 солдат. Кроме того, на помощь фрегату было послано еще 4 хорошо вооруженных корабля из Порт-о-Пренса. Губернатору не терпелось расправиться с пиратами. Командирам судов предписывалось «не возвращаться, не истребив всех морских разбойников до последнего».

    Сведения о готовящемся нападении дошли до Олоне. Он поспешил опередить неприятеля и пошел навстречу фрегату. Ночью пираты заметили фрегат и, чуть стало светать, напали на него с двух сторон. Пираты сражались, не щадя себя. Малочисленный отряд флибустьеров захватил фрегат. Олоне приказал выводить всех пленных поодиночке на палубу, где собственноручно отрубал им голову. В ярости Олоне доходил до того, что слизывал кровь с сабли. Только одного испанца пощадил мститель. Его он отправил к губернатору, дабы оповестить того, «что в возмездие за назначенный ему род смерти он не оставит в живых ни одного испанца и имеет большую надежду наказать таким образом и самого губернатора, который, со своей стороны, однако, ни в каком случае не должен надеяться поймать его живого».

    Не пощадил Олоне и другие четыре корабля, шедшие из Порт-о-Пренса. Он взял их практически без сопротивления. Добычи на них не оказалась. Но не она интересовала Олоне. Разбойник был гоним местью. Всех солдат бросили в море, а суда затопили. Теперь у Олоне был большой прочный корабль, недоставало только людей и провианта, поэтому он отправился на Тортугу.

    Для осуществления своих планов Олоне решил вступить в союз с другим предводителем флибустьеров Мигелем Баском. Баск был опытным офицером, французом испанского происхождения. Долгое время он служил в Европе, но потом занялся морским разбоем. Обогатившись, Баск ушел на покой. От мирной жизни старого пирата отвлек Олоне, которому был необходим известный и опытный человек. Под началом Олоне и Баска оказались 660 человек и 8 кораблей. Самым вооруженным оказался корабль, на котором плыл Олоне, — на нем находилось 16 пушек. Каждый флибустьер имел мушкет, два пистолета и саблю.

    В 1666 году корабли Олоне и Баска отправились к мысу Энгано, что на восточном берегу Эспаньолы. Там пираты заметили большой испанский корабль. Олоне приказал флоту оставаться у мыса. На своем корабле он выступил против испанцев. Торговое судно было хорошо вооружено: 16 пушек и 50 солдат. Испанцы, не раздумывая, приняли бой. Сражение продолжалось около трех часов, победу в нем одержали флибустьеры. Их добыча оказалась богатой: 120 тысяч фунтов какао, 40 тысяч пиастров серебром и драгоценные камни на 10 тысяч пиастров.

    Остальные корабли времени зря не теряли. Им удалось захватить восьмипушечный корабль, который вез жалованье солдатам гарнизона Эспаньолы.
    Теперь пиратский флот направился к венесуэльскому городу Маракайбо, расположенному на берегу большого озера. Вход в город защищался двумя островами и крепостью Ла-Барра, находившейся за речной отмелью.

    Пираты высадились неподалеку от крепости. Там, в засаде, находился многочисленный отряд неприятеля. Флибустьерам удалось обнаружить их укрытие и перебить всех. Никто не сумел вернуться в крепость и предупредить о готовящемся нападении. Олоне с отрядом решительно пошел вперед на штурм крепости, которая находилась на крутом холме. В распоряжении коменданта находилось 250 человек и 16 пушек, из которых беспрерывно палили. Пираты были вооружены только пистолетами и саблями.

    Штурм длился больше четырех часов. Пираты ворвались в крепость и убили всех испанцев. О нападении флибустьеров сигналами был извещен флот. Корабли спешили к Маракайбо на помощь. В городе царила паника. Жителям неоднократно приходилось слышать об ужасных злодеяниях пиратов. Прихватив с собой лучшие вещи, они покидали Маракайбо, бежал и стар и млад. Некоторые укрывались в лесах, другие садились в лодки и плыли по озеру к городу Гибралтар.

    Флибустьеры вошли в пустынный город. Они заняли лучшие дома, расставили часовых, церковь превратили в
    гауптвахту. До следующего утра пираты наслаждались оставленными припасами. Наутро 160 флибустьеров отправились в леса отыскивать беглецов. Им удалось обнаружить 20 испанцев, нагруженных мулов и 20 тысяч пиастров. Но и этого пиратам было мало. Они стали пытать пленных, чтобы узнать, где спрятаны остальные сокровища.

    Но несчастные молчали. Олоне изрубил в куски одного испанца на глазах у остальных. Однако и это не подействовало. Пленникам нечего было сказать. Две недели флибустьеры жили, ни в чем не нуждаясь, в Маракайбо. Но скоро им это наскучило, и они стали готовиться к походу в Гибралтар.

    Гибралтар — город богатый, один из тогдашних центров торговли табаком. В его окрестностях разводили лучший в Америке какао. Одной стороной город упирался в Гибралтарские горы, за которыми находился город Мерида. Между двумя городами сложились хорошие отношения, поэтому, узнав о приближении пиратов, жители Гибралтара обратились в Мериду за помощью. Губернатор Мериды, в прошлом опытный воин, сам возглавил отряд из четырехсот человек. Примерно столько же человек для защиты города набралось и в Гибралтаре.

    Испанцы стали возводить на подступах к городу оборонительные сооружения: возвели батареи, перегородили дорогу, ведущую к городу. Подойти к Гибралтару можно было только через лес по топкому болоту. Пираты не рассчитывали, что город так подготовится к их приходу. Они надеялись взять Гибралтар без боя. Но, увидев, что им предстоит нелегкая битва, Олоне и не подумал отказываться от своих планов.
    «Однако же, товарищи, не робейте, — говорил он, обращаясь к флибустьерам. — Нам надо победить, как должно храбрым воинам, или лишиться жизни, а вместе с нею и богатств, приобретенных кровью и опасностями. Нас ожидает огромная добыча».
    Олоне хорошо знал, как затронуть чувства пиратов, как заставить их поверить в свои силы и сражаться, не жалея себя. Речь Олоне возымела действие и на этот раз. Пираты поклялись биться до последнего вздоха.

    Еще до рассвета 380 флибустьеров во главе с Олоне высадились на берег. Хорошая дорога к городу была завалена. Пришлось пиратам пробираться по лесу. Они вязли по колено в болотной топи, а испанские батареи вели по ним непрерывный огонь. Когда флибустьеры достигли леса, где земля была тверже, по ним открыли огонь 20 пушек другой батареи. Ряды пиратов заметно поредели, вера в свои силы улетучилась. Флибустьеры были вынуждены повернуть обратно.
    Видя бегство неприятеля, испанцы уверовали в свою победу. Они оставили батареи и кинулись за пиратами в погоню, рассчитывая раз и навсегда покончить с ними. Но тут флибустьеры внезапно остановились. Огонь батарей их больше не тревожил, и они решили дать бой. Ненависти пиратов не было предела — они сражались как звери, мстя за убитых товарищей.

    Разъяренные пираты заняли главное укрепление, захватили батареи. Более 500 испанцев погибло в этом сражении, среди них был и губернатор Мериды. Пираты недосчитались 40 человек, 78 человек было ранено.
    Одержав победу, флибустьеры принялись безжалостно грабить город. Около месяца наслаждались они этим занятием. Все, что имело ценность и могло быть унесено, пираты складывали на корабли. Пленных они держали на голодном пайке, кормили иногда лишь
    ослиным мясом. Несчастных подвергали мучительным пыткам, стараясь выведать, где укрыты драгоценности. Убивали всех — и богатых, и тех, кому нечего было отдать пиратам.

    С каждым днем пребывание в Гибралтаре становилось все более опасным. Число трупов постоянно росло, только некоторых мертвецов зарывали кое-как в землю. При сильной жаре трупы очень быстро разлагались. В городе вспыхнула
    эпидемия чумы. Олоне еще строил планы нападения на Мериду, но пираты и слышать не хотели о новых сражениях.

    Наконец, было решено отправляться обратно. Флибустьеры вытребовали у горожан, прятавшихся в лесу, выкуп за то, что они покидают город, и отправились к Маракайбо. Город потихоньку оживал, многие возвращались в родные дома. При появлении пиратов горожане пришли в ужас. Флибустьеры на этот раз не собирались нападать на город. Они довольствовались только откупом, который им после переговоров прислали из Маракайбо, да разграбили церковь неподалеку от берега: вытащили из нее иконы, алтарные украшения, золотые распятия. Сделали они это якобы с праведной целью — решили построить храм у себя на острове и украсить его.
    На соседнем с Эспаньолой острове — Коровьем — флибустьеры поделили добычу, а уж затем отправились на Тортугу, куда недавно прибыли два французских корабля с вином и водкой. Очень скоро флибустьеры пропили всю свою добычу и были готовы к новому походу.

    Для следующего похода Олоне набрал 700 флибустьеров. Он снова намеревался идти в Никарагуа, но пиратские суда оказались заброшены ветром в залив Гондурас. По пути флибустьеры занимались мелким грабежом, пополняли запасы продовольствия. Наконец пираты достигли города Пуэрто-Кавалло. Здесь у испанцев находился богатый склад товаров. В гавани стоял сорокапушечный корабль. Но его команда не ожидала нападения и была не готова к бою, поэтому пираты без труда захватили корабль, а затем принялись грабить и город. По-прежнему Олоне бесчеловечно обращался с пленниками — пытал, издевался. Только двоих испанцев капитан пиратов оставил в живых. Они были ему нужны, чтобы узнать дорогу к расположенному в 12 милях Сан-Педро.

    В этот город Олоне повел с собой 300 человек, остальные остались на корабле под командованием Моисея Фан-Вина. На подступах к городу пираты попали в засаду. Но даже внезапность нападения не принесла испанцам успеха. И в этот раз флибустьеры одержали верх.
    Олоне, как всегда, лично допрашивал пленных. Его интересовало, сколько еще испанских отрядов находится в засаде и как пройти к городу, минуя их. Испанцы молчали. Тогда рассерженный Олоне убил одного пленника, вырвал у него сердце, грыз его зубами, проклиная при этом испанцев. Эта чудовищная сцена подействовала на испанцев, и они были вынуждены сознаться, что впереди пиратов поджидают еще две засады, обойти которые другим путем нельзя. Пришлось пиратам принять еще два боя. Хотя в обоих они праздновали победу, сил продолжать путь у них не осталось. Флибустьеры были вынуждены заночевать в лесу, в миле от Сан-Педро.

    Наутро пираты приготовились к штурму. Взять город оказалось непросто. Со всех сторон Сан-Педро окружали густые заросли терновника, шипы которого были очень остры. Флибустьеры были босы, одеты в легкие платья. Но выбора у них не оставалось. Под пушечным огнем они твердо шли вперед через тернии. Упорная битва длилась более четырех часов, после чего горожане запросили пощады. Они пообещали сдать город добровольно через два часа отдыха. На самом деле жители рассчитывали за это время укрыть свое имущество и сбежать из города. Многочасовое сражение отняло у флибустьеров много сил, и они пошли на уступки.

    Около двух часов пираты молча смотрели, как из города убегали люди, уносили имущество. Однако, как только истекло время, Олоне приказал вернуть беглецов, что и было вскорости исполнено. В очередной раз флибустьеры взялись за разграбление города. Олоне добыча мало интересовала. Он уже строил новые планы — напасть на Гватемалу. Команде эта идея показалась безумной, ведь в городе находился четырехтысячный гарнизон. Даже своим красноречием Олоне не удалось убедить флибустьеров.

    Две недели прожили пираты в Сан-Педро, ограбив в нем все, что могли, а на прощание подожгли город со всех сторон. Около трех месяцев суда флибустьеров курсировали в заливе, поджидали огромный испанский корабль. О его прибытии они узнали еще в Сан-Педро. Этот корабль ежегодно отправлялся из Испании в Гватемалу и перевозил лучшие европейские товары. Для надежной защиты испанцы вооружали его 56 пушками и большим количеством солдат. Олоне первым заметил приближение долгожданного корабля. Хотя на борту его собственного судна были всего 22 пушки, он решил атаковать испанцев, не дожидаясь остальных кораблей.

    Первую атаку пиратов испанцы отбили и вынудили их удалиться с пустыми руками. Но флибустьеры не оставили своих намерений. На этот раз нападающим благоприятствовал туман, под покровом которого они пошли в очередное наступление. Пираты приблизились к испанцам на лодках. Нападение оказалось неожиданным, и испанцам пришлось сдаться.
    Пираты были страшно разочарованы тем, что обнаружили на корабле. К этому времени судно почти успело разгрузиться, и добыча флибустьеров оказалась гораздо меньше, чем они рассчитывали. Пираты чрезвычайно расстроились, ведь они так долго ждали этот корабль, особенно новички, которым казалось, что вся жизнь пиратов — это сплошные удачи.

    Олоне собрал команду и вновь предложил отправиться в Гватемалу. На этот раз мнения разделились. Часть пиратов примкнула к Олоне, часть недовольных во главе с Моисеем Фан-Вином тайно сбежала на 56-пушечном корабле, еще часть ушла под командованием Ле Пикара. Фан-Вину не удалось далеко уйти — его судно вскоре село на мель. Почти все флибустьеры спаслись, но потеря корабля лишила их возможности заниматься морским разбоем.
    Олоне вместе с самыми преданными ему пиратами остался в Гондурасском заливе в надежде встретить там другие суда. Флибустьерам не хватало пищи, ежедневно они высаживались на мелкие острова, ловили там черепах, обезьян и других животных. Внезапно у острова Де-лас-Перлас корабль Олоне сел на мель. Пираты пытались спасти его, сбросили в море пушки и весь балласт, но корабль не сдвинулся с места. С большим трудом им удалось добраться до берега и разобрать корабль. Из его обломков флибустьеры хотели построить небольшое судно — барку. Но эта работа была трудоемкой и требовала длительного времени.

    Пираты соорудили на берегу хижины, посеяли бобы и другие растения, которые быстро дают урожай. Около пяти месяцев флибустьеры строили барку. Когда она, наконец, была готова к плаванию, оказалось, что барка не может вместить всех пиратов. Решили, что в путь отправится лишь часть. Когда они захватят какой-нибудь корабль, то возвратятся за оставшимися.

    Во главе с Олоне пираты отправились к реке святого Иоанна. Но удача отвернулась от флибустьеров. На реке на них напали испанцы вместе с туземными индейцами, которые славились своей злобностью. Лишь нескольким пиратам и Олоне удалось спастись.
    Отважный капитан все еще надеялся захватить какой-нибудь корабль и забрать оставшихся товарищей. С этой целью он отправился к берегам Картахены. В одну из высадок на берег на Олоне напали дариэнские индейцы — самое дикое американское племя. Олоне постигла страшная участь: его живого разорвали на куски, зажарили и съели.

    Те, кому чудом удалось избежать участи Олоне, вернулись к товарищам на остров Де-лас-Перлас. Они решили вместе заниматься морским разбоем. Но тщетно. Им не удалось добыть себе даже пищу, многие из них умерли от истощения, некоторые были убиты. Мало кто вернулся на Тортугу.



    Разграбление Веракруса

     


    В 1687 году три предводителя флибустьеров: Фан-Торн, Граммон и Лоран де Граф объединились, чтобы вместе идти на
    город Веракрус. К тому времени все они успели прославиться своими победами и пользовались авторитетом среди пиратов.
    Фан-Торн начинал во Франции как простой матрос. В должности рулевого он сумел скопить немного денег, чтобы выхлопотать себе каперское свидетельство и приобрести небольшое судно. Франция в то время воевала с Голландией, и сначала Фан-Торн нападал только на голландские корабли. Удача сопутствовала морскому разбойнику. Легкая добыча привлекала его, и он купил себе военный корабль. Вскоре Фан-Торн стал нападать на все торговые суда без разбора, и даже на французские.

    Французское правительство пыталось отозвать нарушителя и направило военное судно для его поимки. Но тщетно. Фан-Торн отказался подчиняться французам, он отправился в Пуэрто-Рико, откуда должны были отплывать в Европу испанские галионы. Для их охраны испанцы нанимали надежный эскорт. Фан-Торн рассказал о своей ссоре с французами и вызвался сопровождать галионы. Испанцы согласились. Фан-Торн шел с галионами довольно долго, пока не выпал удобный случай для нападения. Он захватил два самых богатых корабля, остальные спаслись бегством. Фан-Торн хорошо вознаградил своих подчиненных. Теперь ему, успевшему вызвать ненависть всех крупнейших морских держав, оставалось только соединиться с флибустьерами, что он и сделал.

    Французский дворянин Граммон до объединения с Фан-Торном участвовал в некоторых походах флибустьеров. Он показал себя человеком храбрым и умным, одержал несколько побед, правда, особых богатств они ему не принесли. В последнем походе Граммон был дважды опасно ранен в шею, к тому же буря разбила его 52-пушечный корабль. Граммон был удручен и согласен на любых условиях участвовать в новых походах, даже в качестве простого флибустьера.

    Лоран де Граф долгое время служил в испанских войсках, не раз выступал против флибустьеров, пока сам не оказался в плену у морских разбойников. Флибустьеры были наслышаны о его мужестве и силе и потому предложили вступить в их братство. Лоран согласился и вскоре сделался грозой испанцев. Те послали даже два 60-пушечных корабля для поимки Лорана. И хотя судно де Графа было хорошо вооружено, большой перевес в силе оказался на стороне испанцев. Лоран пытался уйти от преследователей, но безуспешно. Убедившись, что боя не избежать, командир собрал подчиненных и обратился к ним с призывом сражаться до последнего. Плен означал для них мучительную смерть. Речь Лорана произвела на флибустьеров сильное впечатление, и сражались они отчаянно. Один из пиратов во время боя стоял с фитилем в двух шагах от каюты с порохом. В случае победы испанцев он готов был в любой момент взорвать корабль.

    Лоран отдал приказ пройти между двумя испанскими кораблями. Командир рассчитывал на
    мушкетный огонь. И план Лорана удался. Искусные в стрельбе из мушкетов флибустьеры десятками убивали неприятеля. Сам Лоран был ранен в бедро, но не покинул своего места, продолжал отдавать распоряжения, сам нацеливал пушки. Неприятельские ядра значительно повредили корабль флибустьеров, но все же он сумел уйти от испанцев.
    Теперь три бывалых командира собрались завоевать Веракрус. Город охранял трехтысячный испанский гарнизон, неподалеку располагалась крепость Сен-Жан-дю-Люк с 800 солдатами и 60 пушками. Кроме того, из окрестностей города могло прибыть 16 тысяч вооруженных человек. Казалось, даже подступиться к нему невозможно. Но флибустьеры все же отважились на столь рискованный поход.

    Собрав людей, они объявили им о своих намерениях. Пираты отнеслись к этой затее скептически. Единственное, что могло убедительно подействовать на пиратов, — обещание хорошей добычи. Тогда привели пленных испанцев, которые рассказали, что в Веракрус должны прибыть два богатых корабля из Гоавы. После такого сообщения 1200 пиратов согласились немедленно выступить в поход.

    Флибустьеры решили действовать хитро. Большинство пиратов сели на два корабля, на которых были подняты испанские флаги. Остальные суда остались в открытом море. Таким образом, пираты заставили испанцев поверить, что к ним приближаются два долгожданных корабля из Гоавы.
    Под покровом ночи к двум кораблям присоединились остальные, и около полуночи флибустьеры высадились у старой части Веракруса, в двух милях от нового города. Часовые не ожидали нападения и не сумели оказать неприятелю никакого сопротивления. Все шло по плану.
    Жители города даже не догадывались о надвигающейся опасности. Внезапно в город ворвались пираты и перерезали всех, кто оказал сопротивление. С отборным отрядом Лоран овладел крепостью. Все это время испанский гарнизон и не подозревал, что город занят пиратами. Испанцы принимали доносившиеся выстрелы за праздничную пальбу — в тот день отмечался религиозный праздник.

    Когда солдаты спохватились, пираты уже готовы были встретить их во всеоружии. В итоге флибустьеры одержали убедительную победу. Горожан согнали в соборную церковь, у дверей которой стояли пороховые бочки и часовые с фитилями. При малейшей угрозе они должны были взорвать церковь.
    Довольно легко флибустьерам удалось захватить один из самых богатых и укрепленных городов Америки. Времени у пиратов было мало. В скором времени к городу могли подойти многочисленные войска, находившиеся в окрестностях, так что действовать они должны были предельно быстро. Целые сутки, почти не отдыхая, пираты грузили на корабли драгоценности — всего на б миллионов талеров. Будь у разбойников больше времени, их добыча была бы куда весомее. Кроме того, пираты получили выкуп за пленных — 200 тысяч испанских талеров. Епископ Веракруса, посещавший в момент нападения окрестные селения, послал пиратам еще миллион пиастров, умоляя не убивать пленных и не поджигать город.

    Тем временем на помощь Веракрусу спешили сухопутные войска и флот. Пираты торопились. С собой на корабли они взяли около 1500 пленников, рассчитывая получить выкуп еще и за них. Епископ пообещал собрать деньги, но пираты не могли ждать. Ночью они покинули город.
    Фан-Торн и Лоран не смогли договориться между собой при дележе добычи. Их ссора переросла в дуэль. Фан-Торн получил опасное ранение и вскоре умер, его корабль перешел к Граммону. Граммон ненавидел Лорана и был на стороне убитого. Он призвал флибустьеров к мятежу, в итоге пираты перессорились и разделились на несколько групп. Два корабля затерялись в шторме, один попал в руки испанцев. Только немногие победители благополучно добрались домой.

     

    Это интересно!

    Пушечный порт закрывал отверстие в борту, через которое канониры вели стрельбу. Он поднимался и опускался при помощи канатов и формой напоминал квадратное окно с двумя вертикальными или горизонтальными ставнями. На больших судах орудийные порты украшались орнаментами и фигурами.



     

    Пират Генри Морган

     


    Генри Морган родился в Англии в провинции Уэльс, в семье достаточно зажиточного земледельца. Однако сын не унаследовал от отца тягу к земле, его влекло море. Он нанялся служить на корабль, шедший на Барбадос. Там, по английскому обычаю, новичка продали в рабство. Отслужив положенный срок, Генри перебрался на Ямайку, где пристал к вестиндским корсарам. Один из их предводителей, опытный флибустьер Мансфельд, заметил в новобранце задатки лидера, человека храброго и здравомыслящего. Вскоре Мансфельд назначил Моргана вице- адмиралом. Вместе они совершили несколько походов.

    В 1668 году Мансфельд умер. Звание предводителя, разумеется, перешло к Моргану. Возражать против этого никто не стал, товарищи единодушно доверяли ему. Моргану удалось скопить небольшое состояние. Он и своих товарищей уговорил не тратить понапрасну добытые кровью деньги, а копить их для больших походов. А так как товарищи верили своему предводителю, многие вняли его совету.
    Через несколько месяцев у Моргана уже было 12 кораблей и 700 человек. Пираты опустошили южные гавани Кубы и решили идти на ЭльПуэртодельПринсипе, расположенный в глубине острова Куба. Раньше этот густонаселенный богатый город еще никогда не подвергался нападению пиратов.

    Ночью при подходе к Кубе с одного из кораблей удалось бежать пленному испанцу. Вплавь он добрался до острова и сумел предупредить губернатора о приближении флибустьеров. Губернатор с 800 солдатами отправился навстречу неприятелю. Битва продолжалась около четырех часов. Уверенную победу одержали флибустьеры. Жители Эль-Пуэрто-дель-Принсипе какое-то время отважно защищали город. Пираты пригрозили им за дальнейшее сопротивление поджечь город. Пришлось горожанам впустить грабителей.

    За время битвы жители успели вывезти свои богатства, так что пиратам досталась небольшая добыча — совсем не то, на что они рассчитывали. Один испанец был отправлен в лес с требованием прислать выкуп за пленных и за то, что пираты не станут поджигать город. Испанцы просили для сбора требуемой суммы двухнедельный срок. Поначалу Морган согласился. Однако его людям удалось перехватить письмо, из которого Морган узнал, что на помощь горожанам спешит губернатор Сант-Яго. Ждать было нельзя. Флибустьеры потребовали выкуп немедленно. Испанцы прислали 500 быков и коров — все, что сумели собрать за столь короткий срок. Пиратам пришлось довольствоваться этим. Кроме того, они вынесли из города 50 тысяч пиастров.

    Флибустьеры были огорчены, начались ссоры. В одной из стычек англичанин убил француза. Объединившись по национальному признаку, пираты взялись за оружие. С трудом Моргану удалось уладить конфликт. Он приказал заковать убийцу и пообещал отдать его уголовному суду в Ямайке, но полного взаимопонимания между англичанами и французами уже не было. Большинство французов захватило корабль и, распрощавшись с Морганом, ушло в самостоятельное плавание.

    Возможно, отплытие французов пошло даже на пользу Моргану. Англичане полностью доверяли своему предводителю, стали дружнее, вербовали новых товарищей. В распоряжении Моргана находилось теперь 9 судов и 460 человек. Флибустьеры занимались мелким разбоем, грабили острова. Но Моргана не устраивала мелкая добыча, он строил более грандиозные планы. Моргану не терпелось ограбить богатый город Пуэрто-Бельо, расположенный на берегу Коста-Рики и защищенный тремя фортами.

    Вот уже на протяжении двух веков в Пуэрто-Бельо находился крупнейший серебряный рынок Америки. Город так хорошо охранялся, что считался почти неприступным. В двух фортах находился гарнизон из 300 человек. Население самого города было невелико — около 400 семей. Это объяснялось малопригодным для жизни климатом: воздух в городе был чересчур влажным. В основном в Пуэрто-Бельо располагались магазины, хозяева которых жили в соседней Панаме.

    Долгое время Морган держал свои планы в секрете. Когда же он, наконец, посвятил в свои замыслы флибустьеров, даже бывалые моряки пришли в ужас. Морган ожидал подобную реакцию. «Хотя число наше слабо, но дух силен, — сказал он. — Чем меньше нас, тем согласнее мы будем действовать и тем большая часть добычи достанется на долю каждого». Речь Моргана и обещание хорошей добычи произвели впечатление. Пираты единодушно поддержали своего предводителя.

    В 1668 году был заключен Ахенский мир. Теперь на море для всех государств оставался только один неприятель — флибустьеры. На них не действовали никакие призывы. Им не было дела ни до каких мирных договоров. Именно в 1668 году Морган решил идти на Пуэрто-Бельо. Ночью пираты поставили большие корабли на якорь неподалеку от города, а сами на мелких суденышках и лодках незаметно высадились в гавани.

    Среди пиратов находился англичанин, который уже бывал в этих местах и неплохо ориентировался на местности, знал расположение форпостов. С его помощью флибустьеры взяли в плен часового. Морган лично допрашивал его, выведывая, какие силы находятся в городе, и другие подробности.
    Пленник повел пиратов к городу, указав самую безопасную дорогу, в надежде не погибнуть от рук пиратов. Вскоре флибустьеры подошли к первому гарнизону. Часовой от имени Моргана убеждал испанцев сдаться, но те не вняли угрозам и отчаянно защищались, хотя и безуспешно. Пираты почти без потерь заняли гарнизон, а пленников заперли в одном из домов. Затем они подорвали форт и поспешили в Пуэрто-Бельо.

    Испуганные жители, прослышав о приближении пиратов, закапывали свои сокровища в землю. Губернатор приказал открыть по противнику огонь, но пираты успели добежать до пушек и заколоть нескольких солдат, пока те перезаряжали орудия. Но полного превосходства пиратам достичь не удалось — начался трудный бой.
    С раннего утра и до полудня флибустьеры не могли даже приблизиться к крепости. Огонь по бастионам вели корабли на рейде, но напрасно. Стоило пиратам подойти поближе к стенам, как испанцы бросали вниз огромные камни, горшки с порохом. Разбойники несли ощутимые потери и уже пали духом, когда внезапно над малой крепостью взвился английский флаг. Это придало пиратам уверенности в собственных силах.

    Разбойники соорудили 12 лестниц такой ширины, что по ним могли взобраться 4 человека. Морган приказал привести знатных людей города, монахов и монахинь, побольше женщин и детей и велел этим несчастным приставить лестницы к стенам крепости. Морган надеялся, что губернатор не станет стрелять по своим, тем более, что пленники истошно кричали, умоляя губернатора пощадить их и сдать крепость. Но губернатор был глух к просьбам соотечественников и священнослужителей и приказал продолжать огонь. Его не трогало, что от каждого выстрела погибали женщины и дети, закрывая своими телами разбойников.

    Наконец, распоряжение Моргана было исполнено — лестницы стояли у стен. Пираты ловко взобрались по лестницам и стали метать в испанцев глиняные ядра, наполненные порохом. Однако испанцы защищались до последнего. Губернатор лично убивал своих подчиненных, пытавшихся бежать. Пираты привели свои угрозы в исполнение — всех изрубили, никого не пощадив. Разбойники пытались взять в плен губернатора, но он считал, что лучше умереть как храбрый солдат, чем быть повешенным, как трус, и сражался до последнего. Крепость пала уже под вечер. Уставшие пираты, добившись успеха, всю ночь пьянствовали и веселились.

    Наутро пираты, по обычаю, принялись грабить покоренный город. Морган получил известие, что президент Панамы собирает войска и готовится выступить против разбойников. Морган предпринял меры предосторожности: приказал очистить форты и поставить в них пушки, чтобы их не застигли врасплох. Кроме того, пиратские корабли всегда были готовы к отплытию.

    Две недели флибустьеры грабили город. В Пуэрто-Бельо не хватало питьевой воды, и потому пираты решили оставить город. Перед уходом они затребовали у президента Панамы выкуп. Президент был поражен такой наглостью разбойников. К тому времени ему удалось собрать только полуторатысячное войско, но президент посчитал, что этого будет достаточно. Возглавив войско, он решил сам доставить «выкуп».

    Однако Моргана не запугали действия президента, он привык доводить начатое до конца и не собирался отступать. Наоборот, Морган выслал навстречу неприятелю отряд. Пираты напали первыми и уничтожили большое количество испанцев. Но президент Панамы оказался настойчивым, он отправил к пиратам посланника с требованием немедленно покинуть город. Морган ответил, что непременно уйдет из Пуэрто-Бельо, но только тогда, когда получит выкуп или полностью сожжет город и уничтожит всех пленников. Президент не знал, как сломить сопротивление неприятеля, и бросил жителей Пуэрто-Бельо на произвол судьбы. Жителям пришлось собрать 100 тысяч
    пиастров и заплатить пиратам.

    Много повидавший панамский президент никак не мог понять, почему небольшой горстке пиратов удается побеждать многочисленные войска и грабить большие города. Он отправил Моргану всякие припасы и попросил предводителя пиратов прислать ему образец того оружия, с помощью которого флибустьерам даются такие победы. Морган вручил посланнику пистолет, несколько пуль и сказал:
    «Попроси президента принять это как маленький образчик того оружия, которым я взял Пуэрто-Бельо, и пусть он хранит его в продолжении года. По истечении этого срока обещаю явиться в Панаму и лично показать, как это оружие применять».
    Панамскому президенту не понравилось подношение. Он отослал его обратно, добавил
    драгоценный перстень и просил передать, что он не имеет недостатка в подобном оружии и знает, как им пользоваться. Так что Моргану не стоит беспокоиться и утруждать себя посещением Панамы, потому что там его ждет совсем другая встреча, чем в Пуэрто-Бельо.

    Захватив с собой пушки, флибустьеры поплыли к острову Куба, где они поделили добычу, и лишь потом отправились на Ямайку. Популярность Моргана постепенно росла, к его отряду присоединялись новые охотники. Губернатор Ямайки, покровительствующий флибустьерам, помог Моргану добыть З6-пушечный корабль, который можно использовать для осады крепостей. Однако Моргану показалось, что этого недостаточно, и он отправился на Эспаньолу, чтобы захватить еще какое-нибудь судно и запастись всем необходимым для нового похода.

    По пути Морган встретил корабль, принадлежавший французским морским разбойникам. Морган хотел, чтобы он присоединился к его эскадре, но договориться с французским капитаном ему не удалось, хотя некоторые флибустьеры, зная о подвигах Моргана, были готовы к нему присоединиться. Они и сообщили, что их капитан останавливался в Бараков на острове Куба и там якобы выхлопотал каперский патент для крейсирования против англичан. У Моргана нашелся повод для ссоры. Он пригласил к себе на обед французского капитана и офицеров, но как только французы взошли на корабль, Морган приказал их схватить.
    Морган был доволен своим приобретением, теперь можно отправляться в новый поход. На военном совете он объявил свое намерение — плыть в Савону и захватить ожидаемый из Испании богатый флот. Такой план нашел одобрение и поддержку у флибустьеров. Они веселились, палили из пушек, пьянствовали. Большая часть флибустьеров допилась до бесчувственного состояния.

    Во время всеобщего веселья внезапно раздался оглушительный взрыв, и З6-пушечный корабль, на котором находились пленные французы, взлетел на воздух. Многие флибустьеры погибли при взрыве, многие получили ранения. По счастливой случайности Морган находился в каюте и остался жив, ему лишь свело ногу.
    Версий происшедшего было две. Предполагалось, что во время всеобщего веселья кто-то но неосторожности выстрелил и попал в пороховой погреб. Но некоторые считали, что судно взорвали пленные французы. Нашлись даже какие-то бумаги, в которых англичан объявляли врагами французской нации. Чтобы не дать разгореться вражде между французами и англичанами, Морган отправил французский корабль на Ямайку.

    Еще несколько дней англичане вылавливали трупы погибших товарищей, но не для того, чтобы их похоронить, а для того, чтобы снять с них драгоценности: пираты любили носить по нескольку драгоценных камней. Безжизненные тела затем выбрасывали за борт на съедение акулам.
    Несмотря на такое печальное событие, Морган не переменил своих планов и по-прежнему был готов идти к острову Савоне. В его распоряжении оставалось 15 кораблей, самый большой из них имел лишь 14 пушек. Однако этот флот попал в бурю, и до Савоны смогли добраться только 8 кораблей, на которых находилось 500 флибустьеров. Для исполнения первоначального плана сил не хватало, и Морган это понимал. Один из флибустьеров, француз Пьер Пикардиец, предложил Моргану идти на Маракайбо. Пикардийцу уже доводилось вместе с Олоне брать этот город, и он хорошо знал расположение фортов и удобные места для штурма. Поразмыслив, Морган согласился.

    Пираты благополучно добрались до Маракайбского озера, но внезапно попали под пушечный обстрел. Оказалось, что со времен Олоне испанцы успели построить еще одну крепость. Но это не остановило флибустьеров. Под градом ядр пираты высадились на берег и решительно пошли на штурм. Такая дерзость привела испанцев в ужас, и они в спешке бросили крепость. Испанцы оставили несколько горящих фитилей, огонь от которых медленно подбирался к пороховому погребу.
    Они надеялись, что порох взорвется, когда пираты войдут в крепость. Однако разбойники заметили дым и предотвратили подстерегавшую их опасность. В отместку Морган приказал взорвать крепость.
    Пираты сели на корабли, чтобы идти дальше к городу. Но большие суда из-за мелководья не могли плыть, и разбойникам пришлось пересесть на лодки. Тем временем город находился в панике, ведь жители знали о пиратах не понаслышке. Здесь еще хорошо помнили жестокость и зверства Олоне и какой убыток нанес он городу. Так что большинство горожан не думало о защите, понимая, что рано или поздно пираты доведут начатое дело до конца и возьмут Маракайбо. Потому они в спешке собирали свои пожитки и бежали из города.

    К моменту прихода пиратов в городе остались только больные да дряхлые старики. Город опустел. В нем не оказалось не только людей, но и драгоценностей и съестных припасов. Не медля, Морган приказал обыскать все окрестные леса. В первый же день разбойникам удалось найти 50 нагруженных мулов и взять в плен 30 испанцев. Пленников подвергали мучительным пыткам: загоняли горящие фитили между пальцами рук и ног, стягивали веревку вокруг шеи до тех пор, пока у несчастных не выкатывались глаза. Три недели продолжались пытки и ежедневно пираты шарили по окрестностям, приводя новых пленников.
    Разграбив Маракайбо, Морган решил идти на Гибралтар. Взятие этого города также не вызвало затруднений у пиратов. Поначалу испанцы встретили приближавшиеся корабли разбойников пушечным огнем. Но, видя, что пушечные ядра не испугали пиратов и они продолжают идти на Гибралтар, жители испугались и покинули город. Морган одержал еще одну легкую победу.

    Пираты взялись за свое обычное дело: растаскивали имущество, придумывали все более адские способы пыток и издевательств над пленниками. Правда, бывали случаи, что пленников, сообщивших, где можно найти драгоценности, отпускали. Некоторые делали ложные доносы на своих хозяев или врагов. Иногда это сходило им с рук, и пираты, веря невольнику, избивали его обидчиков. Но случалось, что Морган хотел быть справедливым, например, невольника, сделавшего ложный донос на своего господина, испанцы уличали во лжи. Тогда Морган, чтобы восстановить справедливость, передавал обманщика в руки господина и разрешал поступать с ним так, как он хотел. Если испанец отказывался от мести, Морган сам изрубал лжеца на куски.

    В течение пяти недель Морган грабил Гибралтар, пора было уходить. Как и обычно, Морган потребовал у горожан выкуп. Жители пообещали прислать требуемую сумму в течение восьми дней. Взяв с собой множество пленных, пираты перебрались в Маракайбо.
    Здесь их ждали неприятные известия. До Моргана дошли слухи, что в гавань вошли три испанских военных корабля и подстерегают пиратов. Крупный корабль имел 40 пушек, средний — 30, самый маленький — 24. У пиратов же на самом большом корабле находилось всего 14 пушек.

    Не было никакого шанса проскользнуть мимо испанцев незамеченными. Уйти по суше пираты также не имели возможности. Они находились в безвыходном положении. Даже Морган некоторое время был в замешательстве, не зная, что предпринять. Уныние охватило флибустьеров. Первым пришел в себя Морган, он решил, что лучше не выдавать своего страха и вести себя так, будто ничего не произошло. Морган не отказался от надежды получить с жителей Гибралтара выкуп и настаивал на своем требовании.

    Тем временем командир испанских кораблей генерал Алонсо дель Кампо-и-Эспиноса направил пиратам письмо. Он предлагал им вернуть все награбленное, отпустить пленников и немедленно убраться из города. За это генерал обещал пиратам жизнь. В противном случае генерал грозил уничтожить разбойников без всякой пощады.
    Морган познакомил с содержанием письма всех пиратов и спросил, хотят ли они добровольно отдать добычу в обмен на жизнь. Пираты ответили, что лучше сражаться до последнего, чем добровольно отдать захваченное. Нашелся смельчак, готовый вместе с 12 товарищами подорвать самое крупное судно. Он предложил переделать один из кораблей в брандер и снарядить его как обычный боевой корабль. Только вместо людей поставить деревяшки, надеть на них морские робы, создав видимость, будто на судне есть настоящая команда.

    На некоторые уступки пираты все же были согласны. Они предлагали уйти из города без всякого выкупа и отпустить пленных. Но этого испанцам было недостаточно. Они дали пиратам еще два дня на раздумье и спокойно, словно забыли, с кем имеют дело, ожидали ответа.
    Флибустьеры же готовились к сражению. На
    брандер погрузили смолу, воск и серу и сделали из этой смеси мощный зажигательный снаряд. В одну из барок было решено посадить всех пленных, в другую — добычу. Каждую лодку охраняло 12 пиратов. Первоначально баркам следовало идти позади, но по сигналу они должны были поравняться с остальными и как можно скорее выйти в море.

    30 апреля 1669 года еще до рассвета пираты вышли навстречу неприятелю. Испанцы, уверенные в своих силах и преимуществе, спокойно наблюдали за пиратами, давая им возможность подойти поближе. Быстрее других к испанцам приближался брандер. С него не было произведено ни одного выстрела. Это заставило испанцев подумать, что пираты идут на абордаж. Позади брандера шло еще одно пиратское судно, которое в случае чего должно было оказать помощь брандеру.
    Когда брандер подошел совсем близко к испанцам, адмирал разгадал задумку пиратов и приказал солдатам немедленно срубить с брандера мачты, чтобы судно отнесло течением подальше от испанских кораблей. Но солдаты не успели — брандер взорвался. Адмиральский корабль в мгновение был охвачен пламенем и вскоре пошел ко дну. Когда на втором судне заметили, что флагман терпит бедствие, капитан приказал как можно скорее плыть к форту, под прикрытие пушек. Но в спешке испанцы сели на мель. Третий испанский корабль пираты взяли на абордаж и захватили. Испанцы пришли в ужас. Поражены были и сами флибустьеры, они не ожидали такой легкой победы. В этом сражении они не потеряли ни одного человека.

    Воодушевленные успехом, пираты кинулись штурмовать крепость, но это им оказалось не под силу — у них не было ни пушек, ни осадных лестниц.
    Флибустьеры вернулись в Маракайбо и предложили испанскому адмиралу, которому удалось спастись при гибели корабля, прислать пиратам выкуп за город. Дон Альфонсо и слышать не хотел о выкупе. Терять ему было уже нечего, и он решил биться до последнего. Однако у жителей города сложилось совсем иное мнение, они не хотели видеть свой город сожженным и заплатили пиратам 20 тысяч пиастров и 500 голов скота.

    Пираты были готовы к отплытию. Но им предстояло пройти мимо стен крепости под пушечным огнем. Флибустьеры предложили адмиралу отпустить пленных в обмен на свободный проход пиратов. Но как пленные испанцы ни умоляли адмирала сжалиться над женщинами и детьми, он был непреклонен. «Если бы вы так же защитили въезд от пиратов, как я защищу выезд, то никогда не попали бы в такое положение», — заявил адмирал посланникам.
    Но и в этой ситуации Морган нашел выход из положения. Он приказал высадить несколько сот флибустьеров недалеко от крепости в зарослях кустарника. Пробыв там некоторое время, пираты ползком добрались до лодок и, лежа в них, тайно вернулись обратно на корабли. Испанцы же были уверены, что пираты собираются штурмовать крепость, и потому перевели всю тяжелую артиллерию и большую часть гарнизона к тем стенам, у которых якобы скапливались силы пиратов. Разбойникам только это и было нужно. Ночью они подняли якоря и вышли в море. Испанцы пытались им помешать, но безуспешно.

    Но несчастье подстерегало пиратов в море. Разыгралась страшная буря, которая продолжалась, не утихая, четверо суток. Суда флибустьеров, и без того требовавшие ремонта, были готовы разлететься в щепки, в их корпусах образовались большие трещины. Пираты, не смыкая глаз, мужественно боролись со стихией и выстояли. Только буря утихла, они заметили на горизонте шесть кораблей. На счастье пиратов, эти корабли принадлежали французским флибустьерам. Они оказали англичанам помощь. Часть пиратов отправилась на Сан-Доминго, другая, во главе с Морганом, — на Ямайку.

     

     


    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru