• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Строительство броненосного флота в России

     

     

     

     

     

    Начавшееся после отмены крепостного права быстрое развитие промышленного капитализма в России дало возможность расширить и реорганизовать судостроительную базу. В период 60—70-х годов XIX в. был основан Обуховский сталелитейный завод, переоборудованы и расширены Ижорский и Балтийский заводы, Новое Адмиралтейство в Петербурге, Кронштадтский пароходный завод и другие предприятия. Промышленный подъем, который переживала в этот период Россия, дал толчок развитию русской технической мысли, появлению выдающихся изобретений и открытий русских новаторов. Лучшие представители всех слоев русского народа, движимые патриотическим чувством, с огромной энергией работали в различных областях науки и техники, в том числе военно-морского дела.

    В 1853 г. выдающийся русский инженер П. М. Обухов изобрел сплав стали, пластинка которой толщиной в три четверти миллиметра не пробивалась пулями. Через семь лет им же была изготовлена стальная пушка, которая не уступала лучшим крупповским образцам и была удостоена золотой медали на всемирной выставке в Лондоне. Созданный им в 1862 г. Обуховский завод достиг в техническом отношении больших успехов. Как известно, сталь, идущая на изготовление орудий, требует предела упругости до 3300 атмосфер. Обуховский завод, начавший производство стали с пределом упругости в 1700 атмосфер, достиг впоследствии 4500 атмосфер — предела, не достигнутого ни на одном из заводов. Впервые на этом заводе для русского флота была изготовлена 12-дюймовая пушка и изобретен способ лейнерования орудий.

     

    (Лейнерование (от англ. liner, буквально — вкладыш) - способ изготовления стволов артиллерийских орудий, допускающий замену изношенного лейнера (тонкостенная стальная труба с винтовыми нарезами, образующая канал ствола орудия) в полевых условиях, на огневых позициях, что позволяет увеличить живучесть орудия. Впервые в мире Л. применено на русских заводах в 1874 по предложению А. А. Колокольцова. Термином «Л.» обозначается также замена лейнера в стволах артиллерийских орудий. - "Кубрик").

     

    В 1870 г. отставной артиллерийский офицер А. П. Давыдов предложил морскому министерству испытать на боевых кораблях изобретенные им приборы централизованного управления залповым огнем. Первые же результаты испытаний, проведенных под руководством выдающегося деятеля русского флота вице-адмирала Г. И Бутакова, показали огромные преимущества новой системы артиллерийской стрельбы.

    А. П. Давыдову удалось создать оригинальный и для своего времени совершенный комплекс электромеханических приборов, обеспечивавших управление стрельбой при залповом огне. Этот комплекс приборов, входивший в «систему аппаратов автоматической стрельбы», позволял решать задачу быстрой горизонтальной наводки орудий в цель методом поворота корпуса корабля. При этом рулевой мог непрерывно следить за положением цели относительно избранного направления залпа. Приборы обеспечивали автоматическое производство залпа при помощи замыкателя, находившегося в центральном посту, точно в тот момент, когда орудиям придавались нужные горизонтальные и вертикальные направления. Для повышения точности наводки залп производился только тогда, когда угол бортовой качки становился равным заранее установленной величине. Питание приборов осуществлялось от гальванических батарей. «Система аппаратов» Давыдова была первой системой приборов управления артиллерийским огнем как в России, так и на Западе. Она создала новую отрасль артиллерийской техники и положила начало применению электрического тока в морской артиллерии. Эти приборы явились прообразом современных ПУС и ПУАЗО.

    Оценивая изобретение Давыдова, артиллерийский комитет указывал, что «прибор нашего талантливого соотечественника обеспечил нашим морским силам важный и могущественный перевес над иностранными флотами». Между прочим, и артиллерийский офицерский класс морского ведомства был основан в 1878 г. прежде всего с задачей ознакомления офицеров с приборами автоматической стрельбы Давыдова.

     

    В годы русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в Черноморском флоте приборы Давыдова были установлены на кораблях и береговых батареях Очакова, Керчи и Одессы[2].

    Для строительства броненосного флота исключительное значение имело замечательное изобретение талантливого уральского мастера — металлурга Василия Степановича Пятова, предложившего технически наиболее совершенные методы обработки металлов для приготовления судовой брони высокого качества с минимальными затратами средств и труда. До этого изобретения судовая броня изготовлялась путем сварки железных листов под паровым молотом. Способ этот был трудоемким и дорогим и, главное, давал низкокачественную броню. В 1859 г. Пятов предложил совершенно новую технологию изготовления брони — путем сварки листов с помощью прокатки на стане, что значительно сокращало процесс изготовления и намного повышало качество брони. В том же году он предложил новый способ закалки броневых плит путем цементации их наружной поверхности, что позволило значительно уменьшить толщину брони, улучшив коренным образом ее качество. Вскоре это изобретение попало за границу, и металлургическая промышленность Англии, Франции, Швеции, Бельгии перешла на пятовский способ прокатки брони, назвав его, однако, английским. Попытки Пятова доказать свое авторство успехом не увенчались.

     

    Экономически отсталая царская Россия не способна была быстро решить задачу создания мощного броненосного флота. Но на общем фоне экономической и политической отсталости, ограничивавшей возможности перевооружения и реорганизации русских вооруженных сил, конструкторская мысль, способы боевой подготовки и приемы использования оружия в русском флоте находились на высоком уровне и оказали значительное влияние на западное военно-морское искусство.

    В начальный период развития броненосного судостроения в России строили броненосные суда береговой обороны, так как высшее командование считало, что флот должен выполнять функции главным образом подвижной броненосной обороны, а затем с конца 60-х годов русские кораблестроители приступили к постройке крупных броненосных кораблей, так как перед флотом были поставлены наступательные задачи.

    В 1863 г. в связи с напряженностью международной обстановки при военном министерстве был создан комитет для разработки мероприятий по приведению Кронштадта в оборонительное положение. Было ясно, что одними береговыми укреплениями без броненосных судов береговой обороны защитить Кронштадт невозможно и что, следовательно, при существовавшем состоянии обороны Кронштадта безопасность Петербурга нельзя считать обеспеченной. Комитет полагал, что для защиты Кронштадта и прилегающего к нему побережья и шхер Балтийский флот должен иметь в своем составе по крайней мере 40 броненосных пловучих батарей, броненосных и канонерских лодок. Построить эти корабли намечалось в течение шести-семи лет. В отношении выбора типа кораблей комитет придерживался того взгляда, что для береговой обороны нужны безрангоутные башенные суда, а для военных действий на удаленных театрах — рангоутные батарейные суда.

     

    В первую очередь было решено строить корабли береговой обороны.

    После первых проектов броненосных пловучих батарей («Первенец», «Не тронь меня», «Кремль») в 1865 г. для обороны Кронштадта и побережья Финского залива было построено 10 однобашенных лодок («Броненосец», «Вещун», «Единорог», «Колдун», «Лава», «Латник», «Перун», «Стрелец», «Тифон» и «Ураган»), каждая водоизмещением в среднем 1 500 т с двумя 229-мм нарезными орудиями, бортовой и башенной броней толщиной 127 и 280 мм и скоростью хода шесть-семь узлов. В 1864—1865 гг. были переделаны в батарейные броненосцы два деревянных винтовых фрегата «Севастополь» и «Петропавловск» и построена двухбашенная броненосная лодка «Смерч».

    В дальнейшем перед морским министерством встал вопрос: закладывать ли сразу большое число кораблей или строить их по одному, принимая решение о постройке каждого нового корабля после испытаний уже построенного. Чтобы не создавать перерыва в работе судостроительных заводов и иметь одновременно большое число строящихся кораблей, которые в случае войны можно было бы ускорить постройкой и сразу усилить ими свой флот, в 1864 г. была утверждена программа одновременной постройки восьми броненосных кораблей; из них шесть были башенными и предназначались для береговой обороны.

    Эти корабли—две двухбашенные броненосные лодки «Чародейка» и «Русалка» (водоизмещение 1870—1880 т, четыре 229-мм орудия, броня до 114 мм, скорость хода около девяти узлов), два двухбашенных фрегата «Адмирал Спиридов» и «Адмирал Чичагов», два трехбашенных фрегата «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Грейг» (водоизмещение 3600—3800 т, броня до 178 мм, два-три 280-мм орудия, скорость хода от девяти до 11 узлов) — были построены в 1867—1869 гг. Постройкой этих шести башенных кораблей закончилось сооружение флота береговой обороны Балтийского моря.

    Фрегат „Адмирал Лазарев"


     

    Кроме того, были построены два броненосных мореходных фрегата «Князь Пожарский» и «Минин» (водоизмещение 4500— 5940 т, броня 114—178 мм, 10—15 орудий калибром от 152 до 203 мм, скорость хода 10—14,5 узлов).

    Таким образом, к 1870 г. Балтийский флот насчитывал 23 боевых броненосных корабля различных классов. По своему составу он уступал английскому и французскому флотам, но был сильнее броненосных флотов Пруссии, Дании и Швеции вместе взятых. Задача создания флота береговой обороны была выполнена, можно было приступать к постройке мореходных броненосных кораблей.

     

    На Черноморском флоте в силу ограничений Парижского договора 1856 г. вопрос о броненосном судостроении не ставился вплоть до 1870 г. Между тем в 1866—1868 гг. Турция и Австро-Венгрия начали открыто нарушать морские статьи Парижского договора.

    Еще в 1863 г. в связи с польским восстанием и напряженными отношениями между Россией, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой, встал вопрос о строительстве на Черном море броненосных пловучих батарей для зашиты входов в Керченский пролив и Днепровско-Бугский лиман. Первоначально было решено строить броненосные корабли исключительно для обороны Керченского пролива и Днепровско-Бугского лимана.

    Фрегат „Князь Пожарский"


     

    С этой целью известным русским адмиралом А. А. Поповым был разработан и предложен новый тип круглых броненосных кораблей с большим водоизмещением и малой осадкой, наиболее приспособленный для установки крупнокалиберной артиллерии. Эти корабли получили название «поповок». Первая поповка «Новгород» была построена в Петербурге, перевезена по частям в Николаев, собрана там и спущена на воду в 1873 г. Она имела водоизмещение 2 600 т, 280-мм броню, два 280-мм орудия в барбетной установке, скорость хода ее равнялась 7,5 узла. Вторая поповка «Вице-адмирал Попов» строилась в 1871 —1875 гг. в Николаеве и имела улучшенные тактико-технические данные. При оценке этих судов нужно исходить не из требований, предъявляемых обычно к мореходным броненосным кораблям, а из их целевого предназначения, предусмотренного во время их проектирования. «Поповки» предназначались для обороны лимана и Керченского пролива; и этому требованию они полностью отвечали.

    Однако наряду с постройкой судов береговой обороны морское министерство считало, что «единственным способом к удержанию за Россией подобающего ей значения на море представляется уделение морскому министерству особых денежных средств, которые дали бы возможность приступить к сооружению броненосных мореходных фрегатов, не останавливая ни в каком случае сооружение оборонительного флота».

    К этому времени на Балтийском море имелось четыре мореходных и броненосных корабля — броненосные фрегаты «Севастополь», «Петропавловск», «Князь Пожарский» и «Минин».

    Фрегат „Минин"


     

    В 1869 г. для Балтийского флота был заложен первый башенно-брустверный броненосец — «Петр Великий» водоизмещением 9 665 т, явившийся прототипом будущих эскадренных броненосцев. Он имел бронированный пояс и бруствер с толщиной брони 203—356 мм, палубу с 75-мм броней, четыре 305-мм орудия в двух башнях, защищенных 305—356-мм броней, две паровые машины и два винта. Скорость хода броненосца достигала 12,5 узла. «Петр Великий» вступил в строй в 1877 г. Он обладал хорошей остойчивостью и прекрасными мореходными качествами и являлся в то время самым лучшим и сильным броненосным кораблем в мире. Честь разработки конструкции этого замечательного броненосца принадлежит также вице-адмиралу А. А. Попову, вложившему в это дело весь свой огромный опыт и тактический талант.


    Известный английский конструктор Рид, подчеркивая выдающуюся роль вице-адмирала Попова в создании «Петра Великого» и признавая превосходство русского броненосца над всеми другими кораблями этого класса, писал в газете «Тайме»:
    «Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их «Петр Великий» совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет собой судно более сильное, чем всякий из собственных наших броненосцев».

     

    В таблицах, изданных в Англии в 1876 г., первое место среди наиболее сильных броненосцев того времени было отведено «Петру Великому». Но до 80-х годов «Петр Великий» был единственным в русском флоте башенным броненосцем, так как ограниченный бюджет морского министерства заставил на целое десятилетие отказаться от постройки крупных броненосцев.

     


    Поповка „Новгород"

         Почти весь период с 1870 до 1885 г. в России строились крейсера, которые должны были сыграть исключительно большую роль в возможной войне с Англией, отношения с которой обострились еще в 60-х годах XIX в. Исключительное значение при этом придавалось использованию крейсеров на морских сообщениях Англии, так как она всецело зависела от доставки товаров из колоний. Стратегическая разобщенность русских морских театров и отсутствие промежуточных баз потребовали создания для этой цели океанских крейсеров большого радиуса действия и повышенной автономности плавания и скорости хода. Так возник по существу новый класс кораблей — броненосные крейсера. Первыми представителями этого класса были заложенные в 1870 г. «Генерал-Адмирал» и «Герцог Эдинбургский»[3]. Водоизмещение первого составляло 4 604 т, а второго — 4 607 т; толщина броневого пояса на том и другом кораблях равнялась 152 мм, что вполне обеспечивало защиту кораблей от неприятельских крейсеров и больших, хорошо вооруженных коммерческих судов. Артиллерийское

    вооружение «Генерал-Адмирала» состояло из четырех 203-мм орудий, расположенных в средней части судна, и двух 152-мм орудий в носу и на корме на поворотных платформах. Артиллерийское вооружение «Герцога Эдинбургского» — из десяти 152-мм орудий, из них восемь было расположено в средней части судна (по четыре с каждого борта) и два на поворотных платформах в носу и корме, т. е. оба крейсера имели такое количество и калибр артиллерии, которым нельзя было вооружить обычные торговые суда.

    Броненосец „Петр Великий"


     

    Помимо мощной машины, они имели полное парусное вооружение, что давало крейсерам в условиях действий на морских сообщениях возможность избежать боя с более сильным противником и принудить к бою слабейшего. Идея постройки броненосных крейсеров, впервые выдвинутая в России вице-адмиралом А. А. Поповым, вскоре была подхвачена Англией, которая также начала строить корабли этого класса.

    В период с 1873 по 1880 г. было построено восемь винтовых небронированных клиперов: «Крейсер», «Джигит», «Разбойник», «Стрелок», «Наездник», «Пластун», «Вестник» и «Опричник». Постройкой этих клиперов была выполнена «крейсерская программа» морского министерства.

    Крейсерский флот предполагалось разбить на четыре отряда, причем один из них должен был находиться в дальневосточных водах, один — в Кронштадте на ремонте и два — в пути на Дальний Восток и обратно.


    После русско-турецкой войны 1877—1878 гг. был составлен обширный план строительства флота, рассчитанный на 20 лет. По этому плану были построены броненосные крейсера улучшенного типа — «Владимир Мономах» и «Дмитрий Донской» (1882—1883 гг.), «Адмирал Нахимов» (1885 г.) и «Память Азова» (1888 г.)[4]. Водоизмещение их колебалось от 5 700 до 8 500 т, артиллерийское вооружение первых двух состояло из пяти-шести 152-мм и шести-десяти 120-мм орудий, а остальные

    Миноносец „Взрыв"


     

    были вооружены восемью-десятью 203-мм и десятью-тринадцатью 152-мм орудиями. Скорость хода достигала 17 узлов. Корабли эти имели полное парусное вооружение. В 90-х годах появились броненосные крейсера большого водоизмещения (от И 000 до 12 000 т), обладавшие большой дальностью плавания, «Рюрик» (1892 г.), «Россия» (1896 г.) и «Громобой» (1899 г.). Они имели по четыре 203-мм и 16 152-мм орудий и по нескольку орудий меньшего калибра, усиленное бронирование (до 264 мм на «Рюрике») и скорость хода 18—20 узлов.

     

    Помимо броненосных крейсеров, в 1885—1899 гг. были спущены на воду легкие, так называемые бронепалубные крейсера «Рында» и «Витязь» (1885 г.), «Адмирал Корнилов» (1887 г.), «Светлана» (1896 г.), «Диана», «Паллада» и «Аврора» (1899 г.), имевшие водоизмещение от 3 200 до 6 700 т, вооружение из четырех-десяти 152-мм орудий и большого количества орудий меньшего калибра, скорость хода от 14 до 20 узлов и палубную броню до 38—60 мм.

    Прерванное в 1877 г. строительство крупных броненосных кораблей возобновилось в 1883 г. постройкой трех однотипных броненосцев для Черноморского флота: «Екатерина II», «Чесма» и «Синоп» (10 000 т; шесть 305-мм в барбетных установках, семь 152-мм бортовых и восемь 47-мм орудий; бронированный борт 203—406 мм, бронированная палуба 57 мм; семь надводных торпедных аппаратов; скорость хода 15—16 узлов). В 1892 г. был спущен на воду четвертый броненосец — «Георгий Победоносец», представлявший собой дальнейшее развитие крейсеров типа «Синоп». Постройка этих кораблей положила начало возрождению Черноморского флота.

     

    Начиная с 1885 г. возобновилось строительство броненосцев для Балтийского флота. К 1891 г. вошли в строй броненосцы башенного типа «Александр II» и «Николай I» (9 200—9 600 т; два 305-мм орудия в носовой барбетной установке или башне, четыре 229-мм и восемь 152-мм орудий в бортовых установках и 18 мелкокалиберных пушек, пять-шесть надводных торпедных аппаратов; броня пояса толщиной 102—356 мм, палубы — 60 мм, скорость хода около 15 узлов). Почти такого же типа, но меньшим по водоизмещению и более слабо вооруженным был третий броненосец — «Гангут», затонувший от подводной пробоины в 1897 г.

     

    К началу 90-х годов выбор более совершенного типа броненосца был сделан. В 1891 г. для Балтийского флота был построен броненосец «Наварин», ставший образцом для постройки судов этого класса и остававшийся им вплоть до русско-японской войны. Он имел водоизмещение 10 000 т, четыре 305-мм орудия, восемь 152-мм орудий и 30 пушек меньшего калибра, шесть надводных торпедных аппаратов. Бортовая броня его достигала толщины 406 мм, а палубная — 76 мм. Скорость хода равнялась 16 узлам. В дальнейшем были спущены на воду почти однотипные с ним, имевшие лишь некоторые конструктивные отличия броненосцы «Сисой Великий», «Полтава», «Севастополь» и «Петропавловск». Последние три предназначались для морских сил Дальнего Востока. Помимо крупных броненосцев, Балтийский флот в период 1893—1896 гг. пополнился тремя броненосцами береговой обороны типа «Адмирал Ушаков».

    Для Черноморского флота в 1892—1899 гг. были построены броненосцы «Двенадцать Апостолов», «Три Святителя» и «Ростислав», в 1898 г. был заложен броненосец «Князь Потемкин-Таврический», явившийся дальнейшим усовершенствованием броненосца «Три Святителя».

    Русскому флоту принадлежит первенство и в строительстве мореходных миноносцев. В 1877 г. в Петербурге был спущен на воду первый миноносец «Взрыв», а затем было построено большое число миноносцев водоизмещением от 65 до 150 т со скоростью хода до 25 узлов.

    В русском флоте возникла идея создания так называемых минных крейсеров, представлявших собой переходную ступень от миноносцев к эскадренному миноносцу. В 1886 г.

    был построен первый минный крейсер для Балтийского флота — «Лейтенант Ильин», а в 1889 г. для Черноморского флота — «Капитан Сакен». Они имели водоизмещение до 740 т, скорость хода до 20 узлов, пять-шесть 47-мм и десять-четыре 37-мм орудий и пять-три однотрубных торпедных аппаратов. «Капитан Сакен» имел в районе машинного и котельного отделений бронированную палубу с толщиной брони 13 мм. Затем было построено еще семь минных крейсеров, а после русско-японской войны этот класс кораблей слился с классом эскадренных миноносцев.

    Россия явилась родиной первой в мире подводной лодки большого водоизмещения. В 1862 г. конструктор-самоучка И. Ф. Александровский представил в Морской ученый комитет проект подводной лодки водоизмещением в 360 т. В этом проекте были использованы все достижения науки и техники того времени. В качестве двигателя на лодке Александровского была установлена машина, работавшая сжатым воздухом. Движителем служили два винта, расположенные один над другим. Для погружения балластная цистерна заполнялась водой, для аварийного продувания балласта при всплытии впервые был применен сжатый воздух. В районе расположения компаса железные листы обшивки корпуса, по предложению русского ученого И. П. Белавенца, были заменены медными, чем было положено начало применению немагнитных материалов для обеспечения нормальной работы лодочных магнитных компасов.

    Подводная лодка успешно прошла различные испытания, и на нее была назначена военная команда из 23 человек. В 1871 г. лодку Александровского подвергли глубоководным испытаниям. Корпус лодки легко выдержал давление на глубине 25 м, при погружении же на 30 м он лопнул, и лодка затонула. Тщетно пытался Александровский добиться отпуска дополнительных средств для укрепления корпуса подводной лодки. Морское министерство не пожелало помочь талантливому изобретателю довести до конца испытания созданной им подводной лодки и приказало переделать ее в спасательный понтон.

    В ряду имен талантливых представителей военно-морского флота, завоевавших первенство отечественной мысли в различных областях науки и техники, стоит имя родоначальника авиации потомственного моряка капитана 1 ранга А. Ф. Можайского, создавшего в 1882 г. первый в мире самолет и в 1889 г. первый авиационный двигатель.

    Русский флот сыграл выдающуюся роль в развитии минного оружия и тактики его применения, заняв в этом отношении первое место среди других флотов мира. В нем систематически проводились опыты с новыми образцами мин, вводились различные усовершенствования, готовились специалисты-минеры. Вслед за развитием мины, являвшейся главным образом оборонительным оружием, возникла идея превращения мин в наступательное оружие. Первоначальным образцом подобной мины была шестовая, а затем буксируемая мина или мина-«крылатка», изобретенная С. О. Макаровым. Однако эти мины исключали возможность успешной атаки противника на ходу. Эту задачу разрешило только появление торпеды.

    Первая в России торпеда была создана И. Ф. Александровским, представившим в 1865 г. в морское министерство проект самодвижущейся мины. Но, несмотря на то, что тактико-технические данные торпеды Александровского были много лучше, чем у мины англичанина Уайтхеда, созданной годом позже, министерство отклонило проект русского изобретателя как преждевременный. Только в 1869 г. И. Ф. Александровскому разрешили построить торпеду на собственные средства с последующим возмещением расходов. Преодолев все трудности, Александровский построил две торпеды, которые в 1874 г. прошли успешные испытания. На испытании торпеда прошла расстояние в 762 м на заданном углублении 1,83 м, начальная скорость ее была восемь, конечная — пять узлов, двигалась торпеда при помощи сжатого воздуха. Вскоре введенные изобретателем усовершенствования увеличили ее скорость до 18 узлов. Изготовленная кустарным способом торпеда Александровского ничем не уступала торпеде Уайтхеда. Несмотря на это, царское правительство, преклонявшееся перед всем иностранным, отказалось от торпеды Александровского, уплатив огромную сумму за торпеду Уайтхеда.

     



    [1] В «систему аппаратов» Давыдова входили: бортовой индикатор, башенный индикатор, приборы для вертикального наведения орудий, сигнальные приборы, рулевой аппарат.

    [3] Первоначально он назывался «Крейсер», а затем 30 мая 1872 г. был переименован в броненосный корабль «Петр Великий».

    [4] До 1875 г. эти суда числились корветами, а затем полуброненосными фрегатами. B 1892 г. в связи с установлением новой классификации их стали называть крейсерами 1 ранга.











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru