• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Начало Крымской войны

     

     

     

     

     

     

    Разрыв дипломатических отношений между Турцией и Россией произошел в результате провокационных действий английской дипломатии в мае 1853 г. Несмотря на то, что высшее военное командование России давно занималось разработкой различных планов предстоявших военных действий против Турции, к маю 1853 г. ни один из вариантов этих планов не был окончательно принят.

    После разрыва дипломатических отношений с Турцией в Петербурге решено было занять Дунайские княжества и тем самым вынудить султана удовлетворить русские требования. 21 июня 1853 г. началось вступление русских войск в Дунайские княжества. В течение июня и июля за Прут перешло более 70 тысяч человек. Русские войска остановились на левом берегу Дуная; боевых столкновений с турками не было. Конкретный план даль­нейших действий у русского командования отсутствовал. Военные действия русских армий должны были начаться лишь после начала наступления турок. Таким образом, инициатива заранее отдавалась в руки противника.

    Не было поставлено никаких определенных задач и Черноморскому флоту. В этих условиях начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов по своей инициативе принял неотложные меры, обеспечивавшие боевую готовность флота. В мае 1853 г. Корниловым была составлена «Программа крейсерства между Босфором и Севастополем», согласно которой фрегаты, корветы и бриги Черноморского флота назначались в крейсерство вблизи Босфора, в западном районе Черного моря и у кавказского побережья. Основной целью крейсерства являлось наблюдение за действиями турецкого флота.

    Главные силы Черноморского флота были разделены на две практические эскадры, которые поочередно совершали плавания между Севастополем и районом крейсирования русских кораблей, наблюдавших за Босфором. Благодаря этим мероприятиям Черноморский флот уже с мая 1853 г. стал активно бороться за создание на театре обстановки, стеснявшей действия турецкого флота на Черном море. Своевременное развертывание сил флота и хорошо организованная разведка в значительной степени обеспечили успех последовавших боевых действий Черноморского флота.

    Вице-адмирал В. А. Корнилов

    К осени 1853 г. стало очевидно, что англо-турецкое командование замышляет активизацию действий турецких войск и националистических отрядов горцев против русской кавказской армии. В связи с этим командованию русского Черноморского флота было предложено срочно осуществить перевозку на кавказское побережье 13-й пехотной дивизии в составе 16 300 человек. Кроме того, на корабли необходимо было погрузить более 800 лошадей, фураж, артиллерию, боезапас, госпиталь, обоз и пр. Выполнение этой сложной задачи было поручено вице-адмиралу П. С. Нахимову. 17 сентября почти весь Черноморский флот под командованием Нахимова вышел к кавказскому побережью, а спустя неделю перевозка войск в Сухум и Анакрию была успешно завершена.

     

    Переброска войск на кавказское побережье показала высокое флотоводческое мастерство П. С. Нахимова, который отлично организовал переход морем, в исключительно короткие сроки осуществил высадку войск на необорудованное побережье, правильно использовал возможности паровых судов. Высадка показала высокую выучку черноморских моряков.

    К тому времени, когда Нахимов завершал высадку пехотной дивизии на кавказском берегу, турецкое командование уже подготовило свои вооруженные силы для военных действий против России. К осени 1853 г. противник сосредоточил на правом берегу Дуная 140-тысячную армию, расположив ее в четырехугольнике крепостей Рущук, Силистрия, Варна, Шумла. В октябре 1853 г. турецкая восточно-анатолийская армия насчитывала свыше 60 тысяч человек.

    Одновременно с подготовкой турецких вооруженных сил и их развертыванием на театре предстоявших военных действий происходило сосредоточение англо-французского флота. Еще в начале июня 1853 г. английская и французская эскадры, находившиеся наготове в Средиземном море, получили приказ войти в Безикскую бухту и стать у самого входа в Дарданельский пролив. В июле у Дарданельского пролива сосредоточился большой соединенный англо-французский флот в составе 16 линейных кораблей, 12 фрегатов и нескольких пароходов. Тогда же в восточной части Средиземного моря появились с целью демонстрации военные корабли под флагом Соединенных Штатов Америки.

    Появление англо-французского флота в непосредственной близости от Дарданелл побуждало Турцию к новым враждебным действиям против России. Чтобы окончательно развязать войну и уверить турецкое правительство в готовности западноевропейских государств воевать против России, правительства Англии и Франции вопреки Лондонской конвенции 1841 г. приказали своим эскадрам войти в Мраморное море. В середине сентября 1853 г. авангард англо-французского флота прошел через Дарданеллы в Мраморное море, а в октябре приблизился к Босфору.

    Сразу же после этого турки начали военные действия. На дунайском направлении разгорелись бои, продолжавшиеся вплоть до лета 1854 г., когда русские войска оставили Дунайский княжества. Через несколько дней начались боевые действия и на кавказском театре.

     

    11 октября 1853 г., т. е. в тот день, когда турки начали военные действия на Дунае, из Севастополя в крейсерство у анатолийских берегов, где проходил морской путь, связывавший Константинополь с отрядами Шамиля и восточно-анатолийской армией, вышла эскадра вице-адмирала Нахимова. Крейсерство русских кораблей заставило турок опасаться открыто плавать у анатолийского побережья.

    Тяжелый и трудный поход русской эскадры явился серьезной проверкой боевой готовности перед решающим сражением. Во время этого плавания черноморские моряки закрепили практические навыки и достигли наилучших показателей в использовании оружия: орудие от прицела до прицела изготовлялось в 15—18 секунд; в три минуты после тревоги каждое орудие выбрасывало по пять ядер прицельным выстрелом; комендор целился в назначенный предмет от 10 до 15 секунд.

    Несмотря на тяжелые навигационные условия, полное отсутствие маяков на турецком побережье в районе Амастро — Керемпе, русские корабли ни разу не сбивались с курса и не теряли друг друга из виду. Большая заслуга в этом принадлежала флагманскому штурману эскадры И. Некрасову.

     

    В западноевропейских флотах продолжительные крейсерства сопровождались, как правило, массовыми болезнями команды, что вынуждало командиров кораблей и начальников эскадр заходить в ближайшие порты для лечения матросов и отдыха, а также для ремонта кораблей и пополнения запасов. Незнание района плавания и неумелое управление кораблями нередко приводили к серьезным навигационным авариям. У берегов Англии, например, только за один 1853 год произошло 832 кораблекрушения. Во время же крейсерства русской эскадры не было ни навигационных аварий, ни тяжело больных; повреждения, полученные кораблями во время плавания, устранялись непосредственно в море экипажами кораблей.

    Одновременно с эскадрой Нахимова в Черном море находились корабли под командованием В. А. Корнилова, производившие поиск турецкого флота у румелийского побережья, где проходили морские сообщения противника, связывавшие Константинополь с армией Омер-паши на Дунае.

    С первых дней боевых действий командование русским Черноморским флотом широко использовало паровые корабли для выполнения различных заданий. Русские военные пароходы участвовали в первом бою на Дунае, происшедшем в районе Исакчи.

    В ноябре пароход «Бессарабия» из эскадры Нахимова захватил у анатолийского побережья турецкий пароход, использовав для сближения с противником средства маскировки. Команда этого же парохода впервые в истории осуществила погрузку угля в открытом море. Русские пароходы систематически проводили разведку в различных районах моря и использовались для связи между кораблями, эскадрами и главной базой флота.

     

    5 ноября 1853 г. шедший под флагом вице-адмирала В. А. Корнилова пароходо-фрегат «Владимир», которым командовал Г. И. Бутаков, обнаружил в море большой турецкий

    пароход «Перваз-Бахри». Завязался бой. Установив, что неприятельский пароход не имеет кормовых орудий, Бутаков, умело маневрируя, привел свой пароходо-фрегат за корму неприятельского корабля и начал поражать его продольными выстрелами. Турецкий пароход стремился уйти от продольных залпов, однако «Владимир» догонял его, вновь заходил с кормы, разворачивался бортом и посылал очередной залп из всех бортовых орудий. После двух часов боя Бутаков подвел «Владимира» на картечный выстрел к противнику, последовал меткий завершающий залп русских пушек, и «Перваз-Бахри» спустил флаг. Это был первый в истории бой паровых судов.

     

    Западноевропейские и турецкие адмиралы в первый же период Крымской войны не сумели найти наиболее целесообразные приемы боевого использования паровых кораблей, дело доходило до того, что их буксировали парусные корабли. А 9 ноября, например, у кавказского побережья произошел бой, весьма характерный по соотношению сил: три турецких парохода под общим командованием англичанина А. Слэда встретились с одним русским парусным кораблем (фрегатом «Флора»). Бой закончился блистательной победой русских моряков: метким артиллерийским огнем комендоров русского фрегата два турецких парохода были настолько повреждены, что им пришлось отправиться в Константинополь для капитального ремонта. Боевые действия на Черном море, развернувшиеся в самом начале Крымской войны, наглядно свидетельствовали об отсталости военно-морского искусства иностранных флотов.

    Благодаря отлично организованной разведке на театре в начале ноября 1853 г. Нахимов, получив сведения о местонахождении эскадры турецких судов, направился к Синопской бухте, где 8 ноября и был обнаружены турецкие суда. До прибытия подкреплений из Севастополя Нахимов решил заблокировать турецкий флот в Синопской бухте.

    Обнаружение неприятельской эскадры в Синопской бухте явилось закономерным следствием предыдущих действий всего Черноморского флота, который вел непрерывную и одновременную разведку на театре в нескольких направлениях.

    Турецкая эскадра, заблокированная Нахимовым, и по численности и по артиллерийскому вооружению значительно превосходила эскадру Нахимова. Против трех русских кораблей турки могли выставить 16 боевых и вспомогательных судов; против 252 русских корабельных орудий они имели 472 орудия. Однако, несмотря на такое соотношение сил, противник не рискнул предпринять попытку прорыва блокады.

    16 ноября к Нахимову из Севастополя прибыл отряд контр-адмирала Ф. М. Новосильского, состоявший из трех линейных кораблей и фрегата «Кагул», а 17 ноября подошел фрегат «Кулевчи». Это позволило Нахимову перейти к выполнению основной боевой задачи»: уничтожению флота противника в решительном бою.

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru