• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Синопский бой

     

     

     

     

     

     

    Обстановка на театре по-прежнему осложнялась наличием в Босфоре большой англо-французской эскадры. Отдельные английские и французские корабли под предлогом поддержания связи со своими консулами и торговыми представителями в Варне, Бургасе и других портах уже проходили в Черное море. Из донесений командиров русских судов было известно, что англо-французская эскадра выходит из пролива в Черное море и ведет практические стрельбы.

    Подстрекаемые англичанами, турки заканчивали последние приготовления к наступлению против русских войск на Кавказском театре военных действий. К середине ноября 1853 г. в районе Батума было сосредоточено свыше 20 000 турецких солдат и офицеров с сильной артиллерией и для высадки их в районе Поти и Сухуми большая флотилия одномачтовых каботажных судов и несколько пароходов. Об этих намерениях турок были информированы националистические отряды горцев. Турецкая эскадра, которую Нахимов заблокировал в Синопской бухте, играла важную роль в планах турецкого командования: она шла из Константинополя к кавказскому побережью, чтобы поддержать турецкую восточно-анатолийскую армию и националистические отряды горцев в наступлении против русских кавказских войск. С приходом этой эскадры из Синопа военно-морские силы турок у берегов Кавказа были бы довольно велики (8—11 пароходо-фрегатов, 12 фрегатов и корветов, большая флотилия вооруженных десантных судов, не считая купеческих транспортов). При успешном взаимодействии этого флота с сухопутными турецкими войсками и отрядами горцев создалась бы серьезная угроза русской кавказской армии, так как широкое наступление турецких войск, их движение вперед, на Кавказ — все равно из Батума или Эрзерума — в случае успеха устанавливает прямую связь их с их союзниками, горцами, и может одним ударом отрезать, по крайней мере с суши, южно-кавказскую русскую армию от России. А это может привести к полному уничтожению этой армии.

     

    К 17 ноября состав сил русской и турецкой эскадр полностью определился. Турецкая эскадра по-прежнему насчитывала 16 кораблей (семь фрегатов, два парохода, три корвета, два военных транспорта, два брига), вооруженных 472 орудиями. Кроме корабельной артиллерии, турки имели 44 орудия на шести батареях, расположенных на побережье Синопской бухты. Орудия на турецких кораблях были преимущественно 24-фунтового калибра, на береговых батареях — 68-фунтового калибра.

    Русская эскадра состояла из шести линейных кораблей и двух фрегатов, вооруженных 716 орудиями. Все корабли и фрегаты были вооружены сильной артиллерией, в том числе и бомбическими пушками (76 орудий). Таким образом, к началу боя в результате своевременных и инициативных действий Нахимова и Новосильского на стороне русских был перевес в артиллерийском вооружении, но и противник обладал рядом весьма серьезных преимуществ, основными из которых явились:

        турецкая эскадра стояла в своей укрепленной базе;

        в состав турецкой эскадры входили пароходы, в то время как у Нахимова были только парусные корабли;

        турки имели береговые батареи с 44 орудиями крупного калибра, оборудованные ядрокалильными печами, что давало возможность стрелять по кораблям калеными ядрами, вызывавшими пожары;

        возвышенный Синопский полуостров являлся прекрасной позицией для наблюдения за всеми кораблями, с какого бы направления они ни приближались к бухте.

     

     

    Разрабатывая план атаки противника, Нахимов исходил прежде всего из того, что турки полагаются на неприступность своей позиции. Следовательно, Нахимову предстояло решить вопрос о наилучшем способе атаки неприятельского флота, стоявшего на защищенном рейде. Он решил войти на неприятельский рейд и ввести в бой сразу все линейные корабли.

    Таков был замысел Нахимова. Для реализации его Нахимов:

          -  разработал диспозицию русских кораблей в предстоявшем бою; по этой диспозиции русские корабли должны были занять свои места против боевой линии неприятельской эскадры на дистанции 300—600 метров;

        точно рассчитал наиболее удобное направление входа на Синопский рейд;

         заранее определил походный порядок, в котором корабли должны были идти на сближение с противником — строй двух кильватерных колонн; этот походный порядок обеспечивал быстрое развертывание эскадры и занятие ею позиции для боя, что уменьшало время прохождения русских кораблей под обстрелом неприятельских судов и батарей в период тактического развертывания;

        выделил из состава эскадры два фрегата для наблюдения за неприятельскими пароходами, которые, как он считал, «без сомнения, вступят под пары и будут вредить нашим судам по выбору своему»;

         разработал четкие и подробные указания о приготовлении к бою, о постановке кораблей на шпринг, о ведении артиллерийского огня, о выборе целей во время боя; в своем приказе по эскадре Нахимов указал, что если неприятель первым откроет


    Синопский бой (с гравюры)



    огонь, то командиры русских кораблей должны действовать самостоятельно, «сообразуясь с расстоянием до неприятельских судов», что при постановке на шпринг «первые выстрелы должны быть прицельными» и т. д.; что сильной стороной неприятеля является наличие береговых батарей, которые не прекратят обстрела русских кораблей даже в том случае, «если бы с неприятельскими судами дело и было бы кончено»; в приказе особо отмечалось, что для обеспечения меткости артиллерийской стрельбы необходимо посылать одного из офицеров на грот-марс или салинг для корректировки огня.

    Исходя из обстановки на театре, Нахимов назначил атаку на 18 ноября 1853 г., чтобы не дать противнику ни одного лишнего дня для усиления обороны своей базы и упредить действия англо-французского флота, находившегося всего в двухдневном переходе от Синопа.

     

    План Нахимова был основан на правильной оценке своих сил и сил противника. Выдающийся флотоводец вложил в свой план идею активности и инициативы. Составленная Нахимовым диспозиция наглядно свидетельствует о его решительности. Западноевропейские флотоводцы, как известно, не осмеливались подходить на близкие дистанции к батареям противника и предпочитали вести обстрел неприятеля с расстояния не менее 1 000 — 2 000 метров. Дистанция, установленная Нахимовым, позволяла вести действительный огонь из всех калибров русской артиллерии.

    В заключение приказа Нахимов писал: «Я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг... Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота».

     

    С утра 18 ноября 1853 г. шел дождь и дул свежий восточно-юго-восточный ветер, благоприятный для входа русских кораблей на неприятельский рейд, однако во время боя (как и предполагал Нахимов) этот ветер был неблагоприятен для овладения турецкими судами.

    В 9 час. 30 мин. утра Нахимов поднял сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». В строю двух кильватерных колонн русская эскадра пошла к Синопской бухте. Флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария» возглавил правую, наветренную, колонну; в кильватер ему шли линейные корабли «Вел. кн. Константин» и «Чесма». Корабль «Париж» под флагом контр-адмирала Новосильского шел головным в левой колонне; за ним следовали линейные корабли «Три Святителя» и «Ростислав». За линейными кораблями шли фрегаты «Кагул» и «Кулевчи».

    В 12 час. 28 мин. с турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах» раздался первый выстрел: адмирал Осман-паша приказывал своей эскадре открыть огонь по русским кораблям, быстро приближавшимся к центральной части Синопского рейда. Орудия неприятельских судов и береговых батарей обрушили свой огонь на эскадру Нахимова. Это был один из ответственнейших моментов боя.

     

    Флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария», подойдя к турецкому адмиральскому фрегату «Ауни-Аллах» на расстояние около 400 метров, стал на шпринг. Вслед за флагманским кораблем и другие корабли русской эскадры стали на шпринг в местах, намеченных планом Нахимова. Фрегаты «Кагул» и «»Кулевчи» заняли свои места у входа в бухту для наблюдения за пароходами противника. Этап тактического развертывания был завершен.

    Став на шпринг, флагманский корабль Нахимова сосредоточил огонь по неприятельскому фрегату «Ауни-Аллах». Адмирал Нахимов, следуя тактическим приемам Ф. Ф. Ушакова, решил прежде всего вывести из строя турецкого флагмана, лишив таким образом эскадру противника руководства. Метким огнем артиллеристов «Императрицы Марии» «Ауни-Аллах» был выведен из строя, турки обрубили канаты, и фрегат выбросился на берег. Затем флагманский корабль Нахимова перенес свой огонь на фрегат «Фазли-Аллах», который загорелся и, объятый пламенем, также выбросился на берег.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Артиллерийский огонь линейного корабля «Вел. кн. Константин» в начале боя был направлен против турецкого фрегата «Навек-Бахри». Поддержанный огнем «Чесмы», «Вел. кн. Константин» через 20 минут после открытия огня уничтожил турецкий фрегат. После этого «Вел. кн. Константин» уничтожил еще два неприятельских судна.

    Против береговых батарей № 3 и 4, поддерживавших левый фланг турецкой боевой линии, вел огонь линейный корабль «Чесма». В результате меткой и непрерывной стрельбы комендоров «Чесмы» на месте береговых батарей к исходу сражения остались груды земли и железа.

     

    Корабли второй колонны нахимовской эскадры противостояли правому флангу боевой линии турок. Линейный корабль «Париж», которым командовал капитан 1 ранга В. И. Истомин, через полчаса после начала боя взорвал турецкий корвет «Гюли- Сефид», стоявший рядом с фрегатом Осман-паши и оказывавший ему огневую поддержку против флагманского корабля Нахимова. Уничтожив этот корвет, Истомин оказал непосредственную поддержку своему флагманскому кораблю.

    Покончив с неприятельским корветом, «Париж» усилил огонь по фрегату «Дамиад» и береговой батарее № 5. Вскоре фрегат «Дамиад», не выдержав меткой прицельной стрельбы русских комендоров, обрубил якорный канат и вышел из боевой линии турецкой эскадры. Тогда «Париж» направил свой огонь против фрегата «Низамие» и последний в 14 часов также выбросился на берег.

    Линейный корабль «Три Святителя» в начале боя вел обстрел турецких фрегатов «Каиди-Зефер» и «Низамие», которые при поддержке батареи № 6 вели очень интенсивный ответный огонь. Одним из вражеских снарядов на «Трех Святителях» перебило шпринг, и корабль стал разворачиваться по ветру кормой к неприятелю, попав тем самым в тяжелое положение. Под жестоким неприятельским огнем мичман Петр Варницкий с матросами завез новый верп. Русский корабль развернулся левым бортом против неприятеля и с новой силой обрушил на него огонь своих орудий; вскоре 54-пушечный турецкий фрегат «Каиди-Зефер» вышел из боевой линии и стал на мель.

    Первые выстрелы линейного корабля «Ростислав» были направлены против корвета «Фейзи-Меабуд» и береговой батареи № 6. Когда командир «Ростислава» капитан 1 ранга А. Д. Кузнецов заметил, что линейный корабль «Три Святителя» попал в критическое положение, он сосредоточил огонь своего линейного корабля на береговой батарее. Благодаря своевременной поддержке «Ростислава» батарея № 6, до этого наносившая большой вред линейному кораблю «Три Святителя», значительно ослабила свой огонь, и это дало возможность команде завести новый шпринг.

    В результате меткого огня «Ростислава» корвет «Фейзи-Меабуд» выбросился на берег. Этот корвет был одним из последних судов турецкой эскадры, оказывавших еще сопротивление русским кораблям.

    Два турецких парохода — «Таиф» и «Эрекли» — во время боя находились за боевой линией турецкой эскадры и имели меньше повреждений от огня русских кораблей, чем остальные турецкие суда. Когда положение турецкой эскадры стало особенно критическим, «Таиф», на котором находился главный советник турок по морским вопросам англичанин Слэд, вышел с рейда и полным ходом стал удаляться от Синопа; догнать его парусным фрегатам «Кагул» и «Кулевчи» не удалось.

    В это время восточную оконечность Синопского полуострова огибали шедшие под флагом вице-адмирала В. А. Корнилова пароходы «Одесса», «Крым» и «Херсонес», вышедшие из Севастополя к Синопу утром 17 ноября. Увидев уходящий пароход «Таиф», Корнилов тотчас же послал на пересечку его курса пароход «Одесса». Русский пароход был вооружен всего шестью орудиями, а «Таиф» имел на борту 22 орудия, и, несмотря на подавляющее превосходство в артиллерии, Слэд после непродолжительной перестрелки с русским пароходом продолжал позорное бегство.

     

    В это время бой в Синопской бухте завершился полной победой русского оружия.

    В течение всего боя непосредственное руководство действиями русской эскадры осуществлял адмирал Нахимов. Диспозиция русской эскадры, разработанная им до боя,

    обеспечивала четкое взаимодействие кораблей и наиболее целесообразное использование их артиллерийских средств, удобство выбора целей и не давала противнику скрыться от огня русской артиллерии.

    В Синопском бою ярко проявилась инициатива, находчивость и решительность командиров русских кораблей. Реализуя план Нахимова, командиры кораблей действовали не по шаблону, а сообразно обстановке, умело выбирая цели, оказывая друг другу поддержку в бою.

    Синопский бой продемонстрировал всему миру героизм и отвагу русских моряков. Черноморские матросы мужественно сражались с противником и умело использовали боевые средства своих кораблей. В Синопском бою была достигнута предельная скорострельность корабельной артиллерии. В наиболее напряженные моменты сражения с русских кораблей на противника обрушивалось до 200 снарядов в минуту. Комендоры нахимовской эскадры поражали врага быстро и метко. Нахимов писал, что в Синопском бою черноморские матросы проявили «истинно русскую храбрость».

    За время боя русскими кораблями было выпущено по противнику свыше 18 тысяч снарядов. Например, только комендорами линейного корабля «Ростислав» из каждого орудия

    действоварщего борта в течение боя было сделано от 76 до 130 выстрелов. На остальных кораблях из каждого орудия одного борта в среднем было сделано от 50 до 100 выстрелов.

    Общие потери личного состава на русских линейных кораблях, фрегатах и пароходо-фрегатах составили 38 убитых и 235 раненых. Наибольшие потери понесли экипажи линейных кораблей «Императрица Мария» и «Ростислав» — на них было убито и ранено 185 человек.

    Таким образом, в Синопском бою из состава турецкой эскадры были полностью уничтожены 15 судов и четыре береговые батареи противника, лишь одному пароходу удалось спастись бегством. Русская эскадра не потеряла ни одного корабля; были сравнительно незначительны и потери личного состава, несмотря на ожесточенное сопротивление со стороны турок. Командующий турецкой эскадрой адмирал Осман-паша и несколько сот матросов и офицеров сдались в плен. Потери неприятеля одними убитыми и утонувшими составляли около 3 000 человек.

     

    Вечером 18 ноября, сразу же после окончания боя, личный состав кораблей русской эскадры приступил к исправлению повреждений в рангоуте и такелаже, заделке пробоин, замене парусов. К утру 20 ноября корабли вышли в море, и спустя двое суток Севастополь торжественно встречал героев Синопской победы.

     

     

     

    Выводы

     

    1. Блестящая победа русской эскадры в Синопском бою была достигнута благодаря беспримерному героизму и отличной боевой выучке русских моряков, высокому флотоводческому мастерству адмирала П. С. Нахимова и решительным, инициативным действиям командиров русских кораблей.

    2.     Последствия Синопского боя имели стратегическое значение в начальный период Крымской войны. В результате разгрома турецкой эскадры в Синопской бухте были значительно ослаблены военно-морские силы противника. Русский флот занял господствующее положение на Черном море. Особенно большое значение синопская победа имела для Кавказского театра, так как разгромом эскадры Осман-паши был нанесен сильный удар по англо-турецким планам захвата Кавказа.

    3.     В Синопском бою с особенной силой проявилось высокое тактическое мастерство адмирала П. С. Нахимова. Он творчески решил сложнейшую проблему морской тактики того времени — атаку флота противника, находившегося под защитой береговых батарей. Нахимов добился победы над противником, осуществив смелый прорыв на его рейд и подавив его сопротивление мощным артиллерийским огнем с коротких дистанций.

    Для тактического мастерства Нахимова в Синопском бою характерен правильный учет своих сил и сил противника, продуманный выбор времени боя, детальная разработка плана атаки, настойчивость в достижении поставленной цели. Нахимов умело расположил свои силы, определив тем самым их наилучшее использование в бою. Исключительно важную роль в достижении победы над противником имели: построение кораблей в две колонны при входе на неприятельский рейд, образцовая диспози­ция кораблей, позволившая полностью использовать все артилле­рийские средства русской эскадры, умелое распределение целей, исчерпывающие указания о ведении артиллерийского огня.

    4.     В истории военно-морского искусства Синопский бой является блестящим примером правильного выбора русскими моряками наиболее целесообразного способа атаки противника, стоящего на защищенном рейде.

    5.     Опыт Синопского боя оказал большое влияние на развитие боевых средств флота и их тактического использования. Разгром неприятельского флота в защищенной гавани, доказавший возможность успешных активных действий флота против береговых укреплений, вызвал необходимость дальнейшей разработки вопросов обороны военно-морских баз со стороны моря. Синопский бой наглядно показал, что для обороны базы наряду с береговой артиллерией необходимо применять и другие оборонительные средства.

    6.     Применение в Синопском бою бомбической артиллерии в сильной степени повлияло на развитие флотов всех стран, так как показало, что деревянные корабли бессильны против новой артиллерии, что требуются коренные изменения в обеспечении живучести кораблей. Встал вопрос о необходимости бронирования кораблей. После Синопского боя началось строительство опытовых бронированных судов.

    7.    В Синопском бою ярко проявилась отсталость военно-морского искусства западноевропейских стран и Турции, выражавшаяся в нерешительности и безынициативности морских офицеров и адмиралов, в неспособности их эффективно использовать в бою новые корабли (пароходы) и новые артиллерийские средства (бомбические пушки), в неумении их правильно оценивать обстановку, в отсутствии взаимодействия между кораблями в бою, в неспособности к борьбе с активным и решительным противником.

    В Синопском бою потерпели банкротство не только турки, но и англичане, так как именно они строили и вооружали турецкий флот, руководили им, разрабатывали планы его боевого использования, воспитывали и обучали личный состав и, наконец, непосредственно участвовали в борьбе против русского флота. Англичане распространяли в турецком флоте отсталые теории о неприступности береговых укреплений при атаках с моря.

    Синопская победа показала полное превосходство передового русского военно-морского искусства над военно-морским искусством Англии и Турции. Имя выдающегося русского адмирала Павла Степановича Нахимова заняло почетное место в ряду имен замечательных флотоводцев России.

          Победой русского флота в Синопском бою был блестяще завершен многовековой период истории военно-морского искусствапериод парусного флота.











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru