• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    военно-морское искусство

    в русско-турецкой воине 1877—1878 гг.

     

     

     

     

     

    Содействие флота войскам русской армии

     

     

    Дунайские отряды моряков с самого начала войны содействовали частям армии. Это содействие выражалось в постановке оборонительных минных заграждений для обеспечения переправы на демонстративном направлении между Рени и Браиловым и на главном участке Среднего Дуная от Рущука до Никополя. В районе минных заграждений были установлены десять береговых батарей калибром до 6",4. Отряд черноморцев был выделен для обеспечения переправы на Нижнем Дунае, для защиты железнодорожного моста через реку Серет от воздействия


     



    флотилии противника, а также для обороны устья Дуная и лишения турок возможности подниматься вверх по реке, чтобы помешать переправе русских войск. Отряд гвардейского экипажа обеспечивал главную переправу на Среднем Дунае.

    Одно из первых минных заграждений было поставлено у Рени в устье реки Серет с целью защиты от артиллерийских обстрелов турецкими кораблями Барбошского железнодорожного моста, по которому проходили составы со снабжением для русской армии, продвигавшейся по берегам Дуная. Заграждения ставились с минных катеров и гребных шлюпок линиями по 5— 10 мин в чрезвычайно сложных условиях. Сильное течение срывало мины, поэтому минерам зачастую приходилось каждую мину ставить на пяти- восьмипудовых якорях. Находившийся в этом районе у Мачина отряд турецких кораблей проявлял незначительную активность, периодически обстреливая русские позиции. 29 апреля во время очередного выхода турецкого отряда для обстрела от навесного огня русских браиловских береговых батарей погиб броненосный корвет «Люфти Джелиль», не имевший бронированной палубы. Он получил одновременно два попадания — из 24-фунтовой пушки и 6-дюймовой мортиры и после сильного взрыва затонул на глубине 22 метра. Этот первый в истории военно-морского искусства случай гибели броненосного корабля от огня береговых батарей показал необходимость бронирования палубы для защиты от навесного огня.

    Гибель «Люфти Джелиля» парализовала и без того слабую активность турецкого отряда, и он отошел вглубь Мачинского рукава. Используя создавшуюся обстановку, русские моряки заградили минами северный выход из Мачинского рукава и русло Дуная у Браилова, изолировав тем самым турецкие силы. Это дало возможность установить русское судоходство на участке Рени — Браилов. Против турецких кораблей, укрывшихся в Мачинском рукаве, решено было действовать минными катерами, предварительно заградив южный выход из Мачинского рукава. Вследствие недостатка мин 12 мая была произведена демонстративная постановка (с катеров сбрасывались в воду мешки с песком) . Она достигла цели, так как противник был введен в заблуждение.

    Однако минными заграждениями нельзя было полностью ликвидировать угрозу прорыва противника накануне переправы русских войск в районе Нижнего Дуная. Действия русских кораблей против турецкого флота следовало активизировать. Стоянка турецких кораблей в Мачинском рукаве создавала благоприятные условия для внезапной атаки их минными катерами. После предварительной разведки атаку назначили в ночь с 14 на 15 мая 1877 г. Четыре выделенных для атаки минных катера в строе кильватера малым ходом вошли в Мачинский рукав, держась у берега, чтобы обеспечить скрытность подхода к противнику. В 2 часа 30 мин. был обнаружен турецкий отряд. В середине стоял на якоре монитор «Сейфи», а по его бортам — колесный пароход «Килидж-Али» и броненосная канонерская лодка «Фехтуль-Ислам». Основным объектом атаки был монитор «Сейфи» [1], к нему шел катер «Царевич», поддерживаемый катерами «Ксения» и «Джигит». Катер «Царевна» служил резервом. С дистанции 126 метров катера дали полный ход.

    Первым атаковал «Царевич». Он ударил своей шестовой миной в корму турецкого монитора, но тот, хотя и получил пробоину, остался на плаву. Во время атаки от всплеска при взрыве мины катер наполовину был залит водой и едва смог отойти на небольшое расстояние. Он временно лишился хода и должен был отливать воду, чтобы поднять пар в котлах. В это время к монитору подошел катер «Ксения» и ударил миной в середину корабля, после чего произошел взрыв и «Сейфи» быстро пошел ко дну. После атаки катер «Ксения» оказался в тяжелом положении и едва не погиб, запутавшись винтом в снастях тонувшего ко­рабля. Это еще раз показало, с какой опасностью было связано использование шестовых мин.

    Атака «Сейфи», проходившая под ожесточенным артиллерийским и ружейным огнем противника, свидетельствовала об исключительной выдержке и мужестве русских моряков. Она является первым в истории военно-морского искусства успешным примером ночного группового боя минных катеров.

     

    Значение этого первого успешного опыта использования нового наступательного оружия — шестовой мины — не ограничивалось тактическим успехом, он имел большое влияние на весь дальнейший ход борьбы на Дунае. Гибель монитора произвела на турок ошеломляющее впечатление. Остальные их корабли, спасаясь бегством, ушли вверх по реке под защиту орудий Силистрии. Таким образом, весь район Нижнего Дуная от Рени до Гирсова был очищен от турок и контролировался русскими. В течение 10 и 11 июня русские войска на нижнедунайском участке успешно переправились на правый берег реки.

    Переправа войск на Среднем Дунае происходила в районе деревни Зимница, против турецкой крепости Систово. Действовавший здесь отряд гвардейского экипажа был разделен на две части для одновременной постановки мин на обоих флангах намеченного участка переправы — у острова Мечка и у деревни Карабия, что было необходимо сделать, так как переправе угрожали шесть кораблей противника, действовавших выше переправы, и одиннадцать, находившихся ниже ее по течению реки. Намечалось наведение понтонных мостов, по которым русские войска должны были перейти Дунай.

    Накануне переправы главных сил русской армии у Зимницы — Систово для обеспечения действий катеров десантом был занят остров Мечка.

     

    8 июня днем катера вышли на постановку минных заграждений под охраной двух катеров — «Шутка» и «Мина». Для срыва постановки мин турки выслали вооруженный пароход, но он был атакован катером «Шутка». Атака проходила под ожесточенным огнем береговых батарей и турецкого парохода, и на катере появилось много раненых. Несмотря на это, катер «Шутка» все же подошел к борту парохода и ударил его шестовой миной, однако взрыва не последовало. При отходе катера металлический шест мины запутался в снастях; с большим трудом команде удалось оторвать шест и сбросить его в воду в тот момент, когда на помощь пароходу подходил турецкий монитор. Героическая команда катера «Шутка», поставив буксируемую мину, пошла в атаку на монитор, хотя подвести под него мину не удалось. Монитор сбавил ход, и катер благополучно ушел от противника.

    Дерзкая атака маленьким катером во много раз более сильного противника так подействовала на турок, что они немедленно ушли в Рущук, не рискуя больше появляться в этом районе. К середине июня благодаря смелым и энергичным атакам минных катеров удалось поставить минные заграждения с обоих флангов участка главной переправы.

     

    13 июня 1877 г. началась переправа русской армии. Переправа была очень тяжелой, так как река в районе Зимницы имеет ширину до 700 метров, а противоположный берег высотой 8—20 метров обрывом спускается к реке. Первой форсировала Дунай 14-я пехотная дивизия генерала Драгомирова, которая закрепилась на правом берегу Дуная. Затем переправились остальные части. Русская армия начала развивать наступление на главный оборонительный пункт противника — город Систово, который и был занят в 14 часов того же дня.

    Отряды моряков сыграли исключительную роль в непосредственном обеспечении переправы армии через Дунай. Под сильном огнем турецких батарей они многократно проводили из устья реки Ольты на Средний Дунай плоты и понтоны, совместно с саперами наводили мосты через Дунай, были гребцами на шлюпках и паромах. Минные катера прикрывали подступы к переправе со стороны Рущука, откуда несколько раз пытались подойти турецкие корабли. После перехода русской армии через Дунай отряды русских моряков успешно обороняли все перевозки через реку, отражая попытки турецких кораблей помешать обеспечению русской армии всем необходимым, при этом корабли турок они уничтожали или блокировали.

    Успешный исход боевых действий русских сухопутных и морских сил на Дунае во многом зависел от действий отрядов моряков.

    Несмотря на неравенство в силах, умелое использование мин — нового оружия, которым так искусно владели русские моряки, позволило им в самоотверженной и упорной борьбе овладеть рекой, что надежно обеспечило сохранение переправ русской армии через Дунай. Мина явилась в создавшейся обстановке единственным доступным и мощным оборонительным и наступательным оружием.

    Английские инструкторы на турецком флоте были уверены в безусловном превосходстве турецких морских сил над русскими и считали, что русские корабли в лучшем случае могут сыграть некоторую роль в защите своих баз и берегов при высадке турецкого десанта. Но флотилия русских минных катеров парализовала действия созданной еще в мирное время сильной речной флотилии турок.

    Катер с шестовой миной


     

    Английское адмиралтейство объяснило эту неудачу слабой минной подготовкой турецкого флота; о том, что этот флот готовился к войне и воевал под руководством английских офицеров, в данном случае не вспоминалось.

    После форсирования Дуная главные силы русской армии двинулись в трех направлениях — на Рущук, Никополь и к югу для овладения балканскими горными проходами. Болгарское население встретило русских воинов как своих освободителей.

    В ходе войны особенно сильное сопротивление русская армия встретила на Шипкинском перевале и у Плевны.

    7 июля 1877 г. передовой отряд русских под командованием генерала Гурко после упорных боев овладел Шипкинским перевалом. Дальнейшее продвижение было приостановлено ввиду того, что туркам удалось укрепиться в крепости Плевна, расположенной на правом фланге русской армии. Крепость была занята турецкой армией Осман-паши, который превратил Плевну в сильно укрепленный район и угрожал оттуда флангу и тылу русской армии. После пятимесячной осады, во время которой русские солдаты показали чудеса храбрости, в конце ноября 1877 г. турецкие войска, оборонявшие Плевну, капитулировали. Благодарный болгарский народ воздвиг памятники героям Плевны и Шипки — русским солдатам-освободителям. После взятия Плевны началось в трудных условиях суровой зимы наступление через Балканы в направлении на Константинополь. В конце декабря в районе Шейново русская армия нанесла решительное поражение турецкой армии Весель-паши. В начале января 1878 г. русские войска взяли Адрианополь и остановились в Сан-Стефано, расположенном в восьми километрах от турецкой столицы. Сопротивление турок было сломлено.

     

     

    Боевые действия на Черном море

     

     

    Турецкий флот, располагая огромным численным превосходством, мог систематическими артиллерийскими обстрелами и высадкой крупных десантов создать угрозу флангу и тылу глав­ных сил русской армии, наступавшей на балканском направлении. Исходя из обстановки, создавшейся на театре, и придавая особое значение обороне своего побережья, русское командование силами 7-го и 10-го армейских корпусов заняло всю береговую линию на восток от румынской границы. Показательно, что русское командование отказалось от принципа равномерного размещения войск вдоль всей линии обороны. Части корпусов, имея в своем составе подвижные конно-артиллерийские и кавалерийские отряды, дислоцировались группами с расчетом быстрого выдвижения их на угрожаемые направления.

    Для непрерывного наблюдения за береговой линией и морем были развернуты армейские наблюдательные посты, которое были связаны телеграфом с отрядом поддержки и подвижными группами, находившимися в тылу наблюдательных постов. Таким образом, принцип эшелонированного размещения войск с увеличением их численности по мере удаления от берега создавал возможность успешной борьбы с крупным десантом противника.

    Вместе с тем предусматривались оборона и укрепление портов как важнейших стратегических пунктов. Эти укрепленные пункты служили основными звеньями в оборонительной системе побережья. Основным средством обороны портов явились минно-артиллерийские позиции. При этом линия минных заграждений была отодвинута в сторону моря на дальность действительного огня береговых батарей, чем обеспечивалась безопасность города и порта от артиллерийского обстрела их с моря.

    Выдвижение рубежей обороны в сторону моря до 15—17 кабельтовов ставило турецкие боевые корабли в невыгодное положение, так как дальние боевые дистанции давали возможность русским береговым батареям вести огонь по небронированным палубам броненосцев разрывными снарядами крупных калибров из 6-дюймовых мортир. С уменьшением дистанции 9- и 11-дюймовые орудия, стреляя закаленными снарядами, могли пробивать их бортовую броню.

    Кроме того, артиллерия турецких броненосцев, расположенная в портиках и казематах, имела предельные углы возвышения, соответствующие дистанциям 15—20 кабельтовов. Для борьбы с небронированными судами и катерами противника в составе береговой артиллерии имелись и скорострельные пушки.

    Батареи береговой артиллерии были связаны со специально развернутыми на подходах к портам сигнально-наблюдательными постами телеграфной и визуальной связью. Для точности и быстроты открытия огня прибрежная акватория разделялась на заранее пристрелянные квадраты, номера которых вносились в сигнальные книги. На сухопутные батареи были посланы флотские офицеры. В ночное время рейды и районы минных заграждений освещались мощными прожекторами, а входы в гавани закрывались бонами. Для усиления обороны Одессы, открытой со стороны моря, были переведены обе «поповки» и оборудованы шесть пловучих батарей, а для обороны Очакова и Керчи — четыре батарейных бронированных плота. Эти пловучие батареи могли использоваться для боя за внутренней линией минных заграждений. Судовой состав обороны портов включал 14 малых пароходов, вооруженных носовыми, а также буксирными шестовыми минами, девять паровых катеров с выдвигаемыми носовыми шестами и восемь шхун-брандвахт для проводки торговых судов через проходы в минных заграждениях. В ночное время за внешней линией минных заграждений пароходы и катера поочередно несли дежурство с целью отражения попытки атаки или порчи мин катерами противника. При попытке прорыва на рейд пароходы должны были внезапно ударить судно противника обеими шестовыми минами.

    При благоприятных условиях предполагалось в момент наступления противника ставить на пути его движения ударные мины. На случай высадки десанта совместные действия батарей и пехоты определялись особыми инструкциями, а для сухопутной обороны батарей выделялись пехотные подразделения.

    Таким образом, оборона, имевшая главной задачей недопущение прорыва флота противника на рейд и бомбардировки им защищаемого объекта, носила характер активной обороны и строилась на принципе взаимодействия позиционных и маневренных средств.

    Общее руководство обороной побережья осуществлял командующий войсками Одесскою военного округа, которому были подчинены командующие обороной портов и сухопутные начальники. На командира обороны порта, назначаемого из моряков, замыкались все силы и средства обороны порта, в том числе и сухопутные войска.

    Правильный выбор сил и средств противодесантной обороны и способов их использования обеспечил устойчивость русской обороны на берегах Черного моря в течение всей войны.


    В связи с трудностями снабжений войск воюющих сторон на суше особенно большое значение приобрели сообщения, проходившие по Черному морю.

    Турецкий флот, объявив блокаду русских черноморских портов, избрал в качестве главного направления для своих действий кавказское побережье, по которому проходили основные сообщения русской Кавказской армии. Используя свое подавляющее численное превосходство, турецкий флот мог без помех осуществлять войсковые перевозки в интересах своей армии, действовавшей на Кавказском театре, а также снабжать оружием горские племена, на восстание которых в тылу русских войск турецкое командование возлагало большие надежды. Необходимо было искать активные средства и формы борьбы на море с сильнейшим противником.

    Разрешил эту задачу молодой талантливый офицер лейтенант С. О. Макаров. Благодаря его инициативе, находчивости и неукротимой энергии турецкому флоту пришлось вскоре испытать первые удары русского флота.

    Активным наступательным средством здесь, как и на Дунае, явилась мина. Но минные катера могли с успехом действовать лишь на ограниченном речном театре, вследствие малого радиуса действия, а потому посылать их в отдаленные районы моря и к берегам противника не представлялось возможным. Такой катер мог служить лишь средством обороны побережья и баз.

    Идея сделать катера «возимыми», чтобы они могли наносить удары по кораблям противника в его базах и в открытом море, была выдвинута Макаровым перед самым началом войны. Для этой цели Макаров предложил оборудовать пароход, который явился бы сам носителем минного оружия и, кроме того, мог бы поднимать на борт катера, вооруженные минами. Пароход должен был доставлять катера к местам базирования турецкого флота.

    В качестве такого парохода-матки минных катеров был использован пароход «Вел. кн. Константин». Кроме 6-дюймовой мортиры и четырех 9-фунтовых орудий, он имел шестовые и буксирные мины и четыре минных катера. Чтобы подготовить пароход и его команду к подъемам, спускам и транспортировке катеров, Макарову пришлось использовать все свои знания, весь опыт в военно-морской практике. Особенно трудно было сконструировать устройство для быстрого спуска и подъема катеров в открытом море. Прекрасно понимая, что успех атаки зависел главным образом от ее внезапности, Макаров предельно ускорил подготовку катеров к спуску, обеспечив подачу пара и горячей воды в котлы катеров из котлов «Вел. кн. Константина», что сократило время подъема пара на катерах до 5—10 минут вместо 1,5—2 часов.

    Минные катера явились грозным оружием борьбы на Черном море. Кроме «Вел. кн. Константина», было вооружено еще шесть пароходов, которые получили название «активных пароходов» и составили специальный отряд[2]. Этот отряд развернул энергичную боевую деятельность на морских сообщениях противника против его баз и якорных стоянок.

    Особенно активно действовал пароход «Вел. кн. Константин» под командованием лейтенанта Макарова. Первый выход этого парохода к Батуму 28 апреля 1877 г. для атаки минными катерами стоявших там турецких кораблей не увенчался успехом вследствие технического несовершенства буксируемых мин, которыми были вооружены катера. Все же атака катеров имела большое значение. Она показала туркам, что их флот не может считать себя в безопасности даже на собственных рейдах. В мае «Вел. кн. Константин» вышел из Одессы в Сулину, где предположительно стояло несколько турецких броненосных кораблей. Помимо четырех катеров, находившихся на борту, «Вел. кн. Константин» вел на буксире два минных катера, вооруженных шестовыми минами. Однако вследствие того, что турки, ожидая нападения, выставили у кораблей боны, атака снова была неудачной. Эти случаи показали Макарову, что причины неудач следует искать в несовершенстве оружия.

    В августе у Гагр «Вел. кн. Константин» оказал серьезную поддержку сухопутному отряду полковника Шелковникова, движению которого препятствовал огонь турецкого броненосца. «Вел. кн. Константин» отвлек на себя турецкий броненосец «Ассари Шевкет», а в это время отряд, отбросив войска противника, прошел ущелье и повел дальнейшее наступление на юг. Узнав затем, что «Ассари Шефкет» стоит на Сухумском рейде, Макаров 10 августа выслал туда свои катера. В результате успешной атаки катеров броненосец был подорван и на длительное время вышел из строя.

    Зная, что на вооружение флота приняты первые образцы торпед, Макаров потребовал доставки их на свои катера взамен громоздких и ненадежных мин. Добившись с большим трудом получения торпед, Макаров принял деятельное участие в создании приспособления для стрельбы торпедами с катера. Были созданы приспособления двух типов — килевые и плотиковые аппараты для выпуска торпед[3].


    15 декабря состоялась первая в истории военно-морского искусства атака катеров, вооруженных торпедами. В эту ночь «Вел. кн. Константин» подошел к Батуму и на расстоянии одной мили от берега спустил четыре катера, два из которых были вооружены торпедами (у катера «Чесма» торпеда находилась под килем, у «Синопа» — На особом плотике). Темнота затрудняла ориентировку. Проникнув на рейд после полуночи, русские моряки с катеров «Чесма» и «Синоп» увидели неясные очертания броненосца «Махмудие» и поочередно выпустили свои торпеды. Через несколько секунд раздался глухой взрыв, — это взорвалась одна из торпед, а вторая торпеда выскочила на берег, не взорвавшись. Минные катера приняли в темноте створы мачт трех судов, стоявших к ним носом, за одно трехмачтовое судно. Поэтому одна торпеда прошла вдоль борта броненосца, а вторая ударилась о кормовую якорь-цепь и взорвалась на грунте.

    15 января 1878 г. на Батумском рейде те же катера («Чесма» и «Синоп») одновременным попаданием двух торпед с дистанции около 0,5 кабельтова уничтожили большой дозорный турецкий пароход «Интибах». Этот набег завершил боевые действия на Черном море, так как 19 января с Турцией было заключено перемирие, а 3 марта подписан Сан-Стефанский мирный договор. Согласно этому договору Болгария освобождалась от турецкого владычества и превращалась в автономное княжество, Сербия, Черногория и Румыния, которой отдавалась Добруджа, получали полную независимость, Боснии и Герцеговине давалась автономия, России возвращалась часть отторгнутых Турцией во время Крымской войны территорий. Все это усиливало позиции России на Балканах. Сан-Стефанский мирный договор вызвал протест злейших врагов славянских народов — правительств Англии и Австрии, опасавшихся усиления влияния России на Балканах и образования там сильного славянского государства (Болгарии).

    В июне 1878 г. на Берлинском конгрессе, созванном с согласия России, условия мирного договора были изменены с ущербом для России и славянских государств. В частности, территория Болгарии была значительно урезана.

     

     

    Выводы

     

     

    Русско-турецкая война 1877—1878 гг. вписала новую яркую страницу в героическую историю русского флота.

    В ходе этой войны русские моряки вели победоносную борьбу с противником в сложных условиях, при наличии численного превосходства на стороне противника. Высокая активность и решительность черноморских моряков, ряд дерзких, смелых и вместе с тем глубоко продуманных ударов, нанесенных противнику на Дунае в Черном море, доказали, что успех борьбы зависит не только от количественного превосходства, но и от качества оружия и боевой подготовки людей, его использующих. В результате действий русских моряков турецкий флот был деморализован, его активность резко снизилась. Турки пассивно отстаивались в своих базах.

    Русские моряки в ходе войны внесли новый вклад в развитие военно-морского искусства.

    Впервые в истории военно-морского искусства Макаров добился успешного боевого применения торпеды — нового оружия, изобретенного в России; после Макарова торпеды были использованы против кораблей только через 13 лет в междоусобной чилийской войне.

    Минная война на Дунае и Черном море окончательно доказала, что минно-торпедное оружие, впервые появившееся в России, является мощным средством защиты и нападения и что его необходимо совершенствовать.

    Опираясь на боевой опыт, русские моряки разработали основы тактики группового использования минных катеров.

    Впервые в истории возникла и была осуществлена идея применения возимых катеров для увеличения радиуса действия малых кораблей. В дальнейшем эта идея получила свое развитие в создании пловучих баз торпедных катеров и подводных лодок. Успешное использование минных катеров послужило стимулом к дальнейшему их совершенствованию и появлению впоследствии миноносцев и современных торпедных катеров.

    Русский флот показал замечательный пример содействия русской армии при форсировании такого широкого водного рубежа, как река Дунай. Это содействие выражалось в наведении переправ и защите их береговыми батареями, минными заграждениями и катерами, в изоляции отдельных отрядов турецкой флотилии с широким использованием минного оружия.

    Опыт войны показал, насколько возросла роль береговой артиллерии. Впервые в истории русские артиллеристы доказали, что береговая артиллерия способна успешно бороться с броненосными кораблями.

    В этой войне получила дальнейшее развитие идея боя на минно-артиллерийской позиции. Русские моряки в условиях численного превосходства противника на Черном море умело использовали свои силы и средства для организации активной обороны черноморского побережья. Эта оборона включала в себя береговые батареи, минные и боновые заграждения, пловучие батареи, пехоту, подвижные отряды конницы и конной артиллерии, действовавшие на основе тесного взаимодействия.

    Русско-турецкая война 1877—1878 гг. показала, что Россия, как крупное причерноморское государство, должна иметь сильный флот на Черном море.

     



    [1] По другим источникам «Хавзи Рахман».

    [2]  В отряд вошли пароходы «Владимир», «Веста», «Аргонавт», «Россия» и суда Черноморского флота — яхта «Ливадия» и пароход «Эльборус».

    [3]  Килевой аппарат представлял собою трубу, укрепленную под килем. Торпеда выпускалась посредством подведенных с катера рычагов. Плотиковый аппарат был проще по устройству: торпеда находилась на плотике, буксирyeмом катером; для выпуска торпеды плотик подводился к борту катера.











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru