Rambler's Top100

  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • новости сайта
  • кают-компания





  • Ваши рассказы о море и реке




    Щелкунчик и Крысиный король


    Андрей Чернышев






    Говорят, что крысы, особенно корабельные, чувствуют приближение беды первыми и первыми же покидают корабль.
    Не знаю, как корабельные, а «наши»… То ли они почуяли беду на стапелях судоремонтного завода, то ли в трюмах стоящих рядом с нашей субмариной судов, то ли просто сошли с ума и потянулись на тепло, исходящее от ядерного реактора, прячущегося в недрах лодки…
    Так или иначе, полчища этих серо-чёрных хвостатых существ в одночасье обнаружились в утробе нашего подводного крейсера, когда он после блестяще проведённого заводского «среднего» ремонта пришвартовался в родимой базе.
    Субмарина, как награда, как государственная премия, под звуки торжественных речей начальника политотдела дивизии по прибытию была передана в руки нашего экипажа. Вместе с живностью.
    И мы, конечно, ходили на ней в предвкушении очередной автономки, и ушли в саму автономку, и стреляли ракетами и торпедами, и отрабатывали действия в одиночку и в группе, и боролись за живучесть, и… с крысами тоже боролись.
    А расплодилось их в корпусе корабля великое множество. И появлялись они не только в трюмах и необитаемых помещениях, а прямо на боевых постах, в рубках, в каютах и даже в кают-компании во время приёма пищи. И ничего на них не действовало.
    Корабельный эскулап получал в своих береговых службах какую-то отраву, которая не должна была действовать на людей и напрочь убивать хвостатых. Но она не действовала на нас и на них одинаково. Потом он раздобыл где-то зелье, к которому экипажу под страхом смерти запрещалось приближаться и рекомендовалось срочно мыть руки, как только оно попадётся на глаза. Но и оно, кроме повышенного расхода воды на помытие рук, никакого антикрысинного эффекта не принесло.
    Экипаж, почувствовав неуязвимость живности со стороны химии, взялся за охоту на них самостоятельно. Мышеловки стали на корабле встречаться чаще, чем матросы. Все кабельные трассы, по которым в основном и проходили маршруты миграции крысиного племени, были через каждый метр обвешаны петлями-удавками из тонкой стальной проволоки, прочности которой позавидовать мог даже сам корпус подлодки. В трюмах и «шхерах» с кувалдами и зубилами таились самые отчаянные среди матросского люда охотники - за десять хвостов командир обещал внеочередной отпуск на Родину…
    Благодаря всем этим мерам и химии, конечно, поголовье нехотя уменьшалось. На недельку. А потом, под писк новорождённых паразитов, стаи снова хозяйничали по всей субмарине.
    Была прочитана тонна литературы по противодействию нашествию мышеголовых, и изучен сто один способ борьбы… Помогало мало.
    И тут один капитан-лейтенант, назовем его Лёня, предложил современный высокотехнологичный способ. Кстати - крыс он страшно боялся.

    Читал тут я, что нужно поймать ихнего крысиного короля и начать над ним издеваться. А его крик и писк записать на магнитофон и пустить по корабельной трансляции! Крысы услышат и сгинут!!! - вещал он во время вахты на пульте управления главной энергетической установкой (ГЭУ).

    Нужно сказать, что он, Лёня, всегда отличался своей неординарностью. Как в суждениях, так и в поступках. Например, когда во время надводного перехода в одну из зим нас накрыл шторм баллов в восемь, а командование никак не хотело дать нам «добро» на погружение, дабы спрятаться от волн, Леня завалился на своем боевом посту на диванчик, и, из последних сил борясь с качкой, нёс вахту. Командир дивизиона, заглянувший на пульт управления ГЭУ, возмутился.
    Это что это? Кто Вам позволил валяться на койке во время вахты? Встаньте!
    На что, ничтоже сумняшеся, Леня спросил начальника:
    Валерий Саныч, Вас при качке тошнит? - и даже не привстал при этом.
    А ты что, не видишь? - бодро ответил комдив.
    Ну, так вот. А я БЛЮЮ!!! - выдохнул Леня и отвернулся от назойливого комдива в сторону, противоположную разговору, демонстративно прикрыв руками рот.
    С тех пор никто не совался к нему с наставлениями на тему: «Как нужно нести вахту во время шторма»…
    Ну, про крыс…
    В недрах подлодки можно найти многое. Говорят, что как-то в автономке был обнаружен рабочий с завода, который отмечая с коллегами по цеху спуск корабля на воду и сдачу его флоту так «отдохнул», что не заметил, как очутился в океане, откуда уже не выбрался до конца похода.
    Поэтому магнитофон с усилителем и микрофоном найдены были быстро.
    На пульте всё того же ГЭУ, на самом «главном» маршруте крысиного пути была установлена блестящая нихромовая петля. В качестве орудия пыток приготовили нож, ножницы, жгут от водолазного снаряжения, ещё что-то и стали ждать…
    И вот в одну из вахт, причем именно в Лёнино время, крысюк попался.
    Он висел живой и очень здоровый, даже - здоровенный, в этой самой, блестящей нихромом, петле. Глаза вылезли из орбит, хвост цеплялся за всё, что было вокруг, лапки - сучили. Но помирать крысюк не собирался.
    Врубай магнитофон! - командовал Лёня, и пихал в бок соседа по вахте - Валерку.
    Готово! - ответил Валерка и схватил орудие пыток. Нужно сказать, что крыса висела в таком месте, где пытать её можно было только одному - тесно. А вытащить её с кабельной трассы, пусть и на аркане, было жутковато. Медленно, бочком Лёня попятился к двери в рубку и пропустил к месту казни Валерку. Остальные двое смотрели на всё это со стороны.
    Кто-то взял микрофон и поднес его как можно ближе к извивающемуся крысюку. Валерка схватил жгут от водолазного снаряжения. Кстати - резина ещё та! Человек не выдержит, если его щелкнуть таким жгутом, растянув последний сантиметров на сорок. Заорет, как миленький.
    Растянутый на положенные сантиметры жгут со свистом щелкнул!...
    …На непрекращающийся визг, раздающийся из-за закрытой двери в помещение пульта ГЭУ, слетелась половина экипажа.
    Визг походил по мотиву на воздушную сирену, то затухая, то вновь «набирая высоту», а по высоте звучания был где-то в районе Эвереста. Громкость была мощнее, чем звук реактивного бомбардировщика. Народ подумал: «Свершилось! Сейчас мы этих хвостатых изведем. Такая мощь - даже без магнитофона разбегутся!»
    Тут кто-то открыл дверь в рубку.
    Дальше - картина маслом.
    Валерка с остервенением щелкал крысюка по потаённым местам жгутом и тот, открывая пасть, вертелся как уж на сковородке. Но молча!
    А писк, визг, рёв, и всё это песнопение алтайских шаманов издавал вжавшийся в переборку Лёня! При каждом щелчке жгута он вздрагивал всем телом, взвывал, стремясь к наивысшей точке своей «песни» и затихал медленно. Потом новый щелчок, и новый всплеск мощи. Итак - пока Валерка не остановил казнь.
    Ответственный за магнитофон всё это время по сторонам не смотрел, а смотрел на индикатор, который показывал уровень записи пыток и сжимал микрофон. Когда Валерка остановил экзекуцию, раздалось: «Готово! Я всё записал!» И под этот доклад крысюк рванул из последних сил и скрылся в недрах субмарины, оставив обрывок петли на кабельной трассе и кучку свежевыжатого навоза…
    Мы ещё потом долго советовались - включать ли по корабельной трансляции эту песнь «Нибелунгов» в сопровождении щелчкового инструмента или нет? Потом решили, что не стоит. Ведь от воя своего крысиного короля должны бежать крысы, а от Лёниного «песнопения» - могут рвануть люди!
    До конца автономки мы так и не послушали всем экипажем эту запись. Правда, на пульте ГЭУ периодически врубали магнитофон и пухли от хохота. И громче всех смеялся….Лёня. Такой он был весельчак.

    В базе мы, спустя положенное время, передали корабль второму экипажу. Вместе с крысами. И куда-то уехали. Скорее всего, в отпуск, или на межпоходовую подготовку в учебный центр. Уже не помню. Когда спустя месяцы мы вновь принимали корабль - крыс на нём уже не было. Чем очень гордился командир второго экипажа.
    Но мы - то знали, что это сверхсовременные высокотехнологичные методы помогли. Не выдержали крысы воя! Нет, не воя своего вожака. Отнюдь! Это Лёня спас корабль от их нашествия своей одной единственной «песней». С помощью Валерки.
    А в экипаже ещё долго называли Валерку и Лёню - Щелкунчик и Крысиный король. А по флотилии ходила байка, что есть в одном из экипажей стопроцентное средство борьбы с грызунами.
    Вот только не знали - в каком….






    Рассказ представил на сайт Андрей Борисович Чернышев, за что "Кубрик" выражает ему свою искреннюю благодарность!

    Присылайте свои рассказы на наш сайт! Порадуйте своих товарищей фотками и рассказами о водных приключениях и о пребывании в разных портах мира!






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru