фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

    Все эти материалы прислал на сайт Виктор Т.

    По разным источникам (указаны внизу)


     

     

    Анна Бонни и Мэри Рид.

    Женщины-пиратки

     

     



    А вы думаете, флибустьеры, пираты,
    великие капитаны, расцвеченные
    Киплингом и Гумилёвым --
    не эти ли самые они были блатные?
    Вот этого сорта и были...
    Прельстительные в романтических картинах --
    отчего же они отвратные вам здесь?

    (Александр Солженицын, «Архипелаг Гулаг», 1973)

    Удивительно, как человек хороших понятий
    мог дозволить увлечь себя сим образом жизни,
    который столь унижает натуру человека
    и ставит его на один уровень с дикими зверями
    лесными, кои живут и промышляют слабейших
    ближних своих.
    Преступление сие столь огромно,
    что включает в себя почти все иные, как
    убийства, грабеж, воровство, неблагодарность и т. д.;
    и хотя эти люди делают пороки свои привычкою,
    ежедневно в них упражняясь, все ж они настолько
    не в ладах с собою, что любое сомнение в их чести,
    справедливости или смелости воспринимают они
    как оскорбление, кое должно караться лишением
    жизни того, кто его совершает.

    (Чарльз Джонсон, «Всеобщая история грабежей и убийств
    учиненных наиболее известными пиратами», 1724)

     

     

    2 ноября 1720 года. Военный корабль Его Величества Английского Короля Георга 1, под командованием капитана Барнета рассекает волны Карибского моря. У этого моря есть ещё одно название – Флибустьерское море. И военный фрегат как раз и плывёт чтобы захватить бригантину известного пирата Джека Рекхема по прозвищу Ситцевый Джек.
    Пират только недавно «отметился» в здешних водах и фрегат скоро нашёл свою жертву и взял бригантину на абордаж. Более удачного момента трудно было представить: все пираты кроме троих были настолько пьяны что не могли даже оказать сопротивление. Но три пирата защищали свой корабль с невероятным мужеством и несмотря на безвыходность своего положения дрались отчаянно. Двое из этих троих были женщины...

    16 ноября того же года пираты предстали перед судом в городе Сантьяго-де-Ла-Вега, что на острове Ямайка. Все мужчины были приговорены к повешанию, каковое было приведено в исполнение на следующий же день – в те времена с этим не затягивали. Что касается женщин, то на суде выяснилось что обе они беременны. Их решили судить отдельно, и 28 ноября состоялся суд над ними. Их тоже приговорили к повешанию, но с отсрочкой до родов.

    С тех пор эти две женщины постоянно фигурируют во всех историях посвящённых женщинам-пираткам. Много биографов пытались проследить их жизненный путь, но в то время гораздо меньше событий фиксировались на бумаге чем теперь, к тому же со временем пиратки окутались ореолом многочисленных легенд. Но кое-что всё же удалось установить.

    ________________


     

     

    Ирландский стряпчий Вильям Кормак имел юридическую практику в городе Кинсале, что в графстве Корк. Деловая жизнь у него складывалась удачно, и личная тоже. Помимо законной жены у него был роман со служанкой по имени Мэри Бреннан. Между 1697 и 1700 годом у них родилась дочь, которую назвали Анна (некоторые историки называют даже точную дату рождения – 8 марта 1700 года, но это спорно). Вскоре, однако, законная супруга узнала об этом, и оскандалила неверного мужа по всему графству. Пришлось незадачливым любовникам вместе с маленькой Анной бежать с позором из родной Ирландии. Куда же направили они свои стопы? Конечно в Америку, страну где никто не интересуется прошлым человека, поскольку почти все приехавшие туда имели либо уголовное, либо постыдное прошлое.

    В Южной Каролине, возле города Чарлстона, Вильям Кормак купил себе плантацию (земли в Америке было много и стоила она не очень дорого) и стал преуспевающим плантатором, так же как раньше был преуспевающим юристом. Мэри Бренннан он представил обществу как законную свою жену, и вскоре чета Кормаков стала частью высшего света Чарлстона.
    Между тем Анна подрастала. Девочкой она была красивой, сильной, но характер у неё был на редкость вспыльчивым. Мэри умерла когда девочка была ещё подростком, и всё хозяйство огромной усадьбы легло на плечи Анны. О её крутом нраве ходили легенды, а мальчишки на улице прозвали её «тигрёнок Энн». Однако самая популярная легенда, повествующая о том, как Анна зарезала служанку посмевшую ей перечить, не имеет серьёзных подтверждений, и скорее всего является вымыслом, особенно учитывая происхождение матери Анны.
    Зато доподлинно известно, что когда один из уличных парней попробовал ущипнуть четырнадцатилетнюю Анну, то она его избила до такой степени, что он несколько недель не мог встать с кровати.

    Поскольку Чарлстон – портовый город, то неудивительно что его жизнь была во многом связана с морем. Когда Анне было 16 лет, она влюбилась в молодого матроса по имени Джеймс Бонни. У этого парня не было ни гроша за душой и естественно отец не позволил ей продолжать сей роман, не сулящий никакой выгоды. Но в один прекрасный день Анна поставила его перед фактом: они с Джеймсом уже повенчаны. Под именем Анны Бонни она и вошла в историю.

    Брак, скреплённый священником, значил тогда гораздо больше чем сейчас. Взбешённый отец выставил обоих из дома и сказал что не желает больше ничего слышать про свою дочь. И Анна отправилась искать счастья за морем, чтобы только жить в любви (так же как её отец в своё время). Молодые отправились в Нью-Провиденс – столицу Багамских островов находившуюся на одноимённом острове. Сейчас этот город называется Нассау, но остров сохранил своё название – Нью-Провиденс.

    Об этом месте следует сказать подробнее. К тому моменту Нью-Провиденс превратился в главную базу пиратов Атлантики. После того как (лет за 40 до описываемых событий) самый удачливый пират Генри Морган был назначен вице-губернатором Ямайки, он проявил особое усердие в деле борьбы со своими бывшими товарищами и истребил всех пиратов этого острова, а то что он не успел сделать, закончило страшное землетрясение 1692 года, похоронившее Порт-Роял, столицу Ямайки. На Тортуге французкие власти тоже сумели кое-как навести порядок.
    Но затихшее на несколько лет пиратство вспыхнуло вновь, на этот раз на Нью-Провиденсе. Между 1706 и 1718 годами это было настоящее, никому не подконтрольное, пиратское царство.

    В этом-то злачном месте и поселились молодожёны. Бонни работал по специальности, но был ли он честным матросом или пиратом – не известно. В любом случае он имел много друзей среди пиратов, о чём будет сказано ниже. Первые два года Анна мирно наслаждалась своим счастьем и добросовестно ждала мужа из очередного плавания. Но такая жизнь не могла ей не наскучить. А тут ещё произошли события которые полностью потрясли жизненный уклад острова.

    Англия, которая никак не могла найти управу на багамских пиратов, решила воспользоваться удачным опытом с Морганом: на Багамы был назначен губернатор - Вудс Роджерс, в прошлом удачливый корсар. Корсар, в отличие от пирата, грабит корабли имея в кармане разрешение правительства. Во время каждой войны европейские государи считали своим долгом раздавать корсарские лицензии самым отъявленным головорезам и натравливать их на торговые корабли противника. США продолжали такую практику вплоть до начала ХХ века.
    После заключения мира, корсар должен был прекращать свой промысел, а если он этого не делал, то становился обычным пиратом и при поимке не мог рассчитывать ни на что кроме виселицы. Вудс Роджерс никогда не был пиратом, а только корсаром – поэтому английские власти с чистой совестью могли сказать что они не запятнаны союзом с преступником. С другой стороны корсары по своим качествам ничем не отличались от пиратов, со многими из них были в дружбе (а часто корсарами и становились пираты попавшие под королевскую амнистию), и поэтому логично было надеяться что Роджерс, как и Морган в своё время, сможет прижать к ногтю своих бывших «коллег».

    Приплыв 26 июля 1718 года на Багамы с эскадрой из пяти военных кораблей, Роджерс сразу взял быка за рога: «Пиратам месяц на размышление. После этого - амнистия раскаявшимся, петля всем прочим.». Большинство пиратов предпочли королевское прощение. Более упёртые решили уплыть от греха подальше в Индийский океан. (Среди этих последних были капитаны Ингленд, Тейлор, и Ле-Буше. Они бесчинствовали в Индийском океане целых пять лет - очень большой срок для пиратских капитанов, правда Индийский океан был безопаснее для пиратства чем восточная Атлантика. К числу их «подвигов» относится захват вице-короля Гоа - португальской колонии в Индии. Этот эпизод упомянут Робертом Стивенсоном в «Острове Сокровищ», но там он приписывается одному только Ингленду. На самом же деле корабль «Каса Сеньора де Сабо» с вице-королём на борту и несметными сокровищами в трюмах, захватили Тейлор и Ле-Буше, а Ингленда к этому времени команда высадила на необитаемый остров Маврикий – пиратская вольница была крута на расправу.)

    Были же в Нью-Провиденсе наиболее дерзкие пираты, которые не пожелали ни принять амнистию, ни уплыть в Индийский океан. Эти разбойники, одним из которых был капитан Вейн, продолжали пиратствовать в Атлантике ещё несколько лет, пока не были переловлены английскими фрегатами направляемыми Роджерсом. Для успешной охоты на пиратов Роджерс завёл целый штат платных осведомителей.

    Вот одним из таких осведомителей и стал Джеймс Бонни – муж Анны. Предавать своих товарищей за деньги! Анна была взбешена. Все её друзья либо были пиратами либо так или иначе получали доходы за счёт пиратства. Она никогда не могла подумать что её муж падёт так низко. В возмущении она ушла от Джеймса, причём согласно одной из легенд, во время последнего обьяснения между супругами Анне пришлось хорошенько стукнуть своего благоверного медным чайником, дабы он понял, что удерживать жену бесполезно.

    Остаться одной в таком месте как Нью-Провиденс – не самый лучший вариант для молодой девушки. Но Анна чувствовала себя среди подобной публики как рыба в воде. На какое-то время она свела дружбу с Чидли Баярдом – местным богачом. Однажды губернатор Роджерс давал бал, куда съехались все знатные особы багамского и карибского архипелагов. Был приглашён и Чидли Баярд, который явился туда вместе с нашей героиней. Там он представил её сестре жены губернатора Ямайки, и оставил женщин в комнате развлекать друг друга. Дождавшись пока они остануться одни, сестра жены губернатора язвительно высказала своё отвращение к тем женщинам, которые заводят любовников чтобы войти в приличное общество, и добавила что она не считает нужным знаться с такой женщиной как Анна. Анна весело ответила, что она сделает всё возможное, чтобы между ними ничего общего не было. С этими словами она ударила высокопоставленную родственницу кулаком в лицо, выбив ей два передних зуба. После этого её дружба с мистером Баярдом прекратилась, и Анна снова осталась одна. Но не надолго. В мае 1719 года она встретила пирата Джека Рэкхема.

    Джек Рэкхем был квартирмейстером на бригантине уже упоминавшегося пирата Чарльза Вейна. У пиратов должность квартирмейстера была очень значительной - по сути это был второй, после капитана, человек на борту. В августе 1718 года они улизнули из порта Нью-Провиденса, обстреляв при отходе один из военных кораблей эскадры Роджерса, и продолжили свою пиратскую карьеру.
    24 ноября того же года Вейн, однако, перестал быть капитаном. Вот как это произошло: пиратская бригантина погналась за очередной жертвой. Но был туман, и только подойдя поближе пираты увидели что это не торговый корабль, а военный фрегат. Мнения разделились. Капитан Вейн и некоторые другие считали что нужно уносить ноги – у фрегата было намного больше пушек и, судя по его размеру, людей на борту тоже было значительно больше. Но Рэкхем и большинство разбойников кричали что они могут под прикрытием тумана подойти к кораблю вплотную, взять его на обордаж, «и тогда пусть продолжат сей день те, кто окажется лучше». Наконец Вейн прекратил спор и приказал уходить от фрегата на всех парусах. Во время боя и в других критических ситуациях пиратский капитан имеет неограниченную власть, поэтому команда беспрекословно подчинилась. И вовремя: на фрегате заметили бригантину и погнались за ней. Погоня длилась целый день, и только к ночи пиратам удалось уйти от преследования. Но на следующее утро Вейну пришлось держать ответ перед командой. Его обвинили в трусости и сместили с капитанской должности. Капитаном вместо него был выбран Джек Рэкхем. Через несколько дней они захватили очередной торговый шлюп, и тогда Вейн и все кто его поддерживал были пересажены на захваченное судно. Таким образом пути пиратов разошлись.

    Вейн на своём новом корабле пиратствовал ещё 3 месяца, после чего попал в сильный шторм; корабль его пошёл ко дну и все пираты кроме самого Вейна погибли. Сам же он чудом сумел доплыть до какого-то необитаемого острова. Несколько месяцев Вейн прожил там робинзоном, а потом его подобрало судно плывшее на Ямайку. На Ямайке Вейна опознали (по доносу его приятеля), судили за пиратство и повесили.

    Рекхем же со своей шайкой разбойничали до мая 1719 года, когда до них дошла весть о новой амнистии объявленной Роджерсом в Нью-Провиденсе. Поразмыслив и подсчитав свою добычу, разбойники решили что они уже имеют достаточно, чтобы на берегу жить как настоящие богачи, и что можно с честью принять амнистию.
    (Вообще, очень многие пираты, очень много раз приходили к этой же мысли, но пиратская натура не приспособлена для размерной жизни. Как правило эти новоиспечённые богачи умудрялись пропить и прогулять всё своё добро за несколько недель, и снова выходили в море.)

    Итак в том же мае месяце наши пираты возвратились в Нью-Провиденс и получили от губернатора королевскую амнистию. Тогда-то в одной из таверн Ситцевый Джек и встретился с Анной Бонни. Её красота сразила даже привыкшего к женским прелестям Рэкхема. Анна ответила ему взаимностью. Казалось, она нашла своё счастье.

    Некоторое время любовники наслаждались жизнью. Трудно описать размах того разгульного веселья, которуму предаются дорвавшиеся до богатства пираты.
    Вскоре однако они заметили что если целые дни проводить в пирушках, пьяных драках, и игре в кости, то деньги быстро улетучиваются. Это же было подмечено и остальными бывшими пиратами Рэкхема, и они стали подкатывать к капитану с предложениями снова выйти в море.

    К середине лета большая часть команды «созрела» для очередного плавания. Анна наотрез отказалась расставаться со Джеком, и переодевшись в мужскую одежду, присоединилась к пиратам.
    Начались дни полные приключений. Анна очень быстро освоила все премудрости пиратского ремесла. Метко стреляла из ружей и пистолетов, виртуозно владела катласом (абордажной саблей), матросским ножом, и даже тяжеленной алебардой, которой могли орудовать только особо сильные мужчины. Кстати заниматься фехтованием Анна начала ещё в Нью-Провиденсе у профессионального учителя и, согласно рассказам, под конец она даже превзошла своего учителя, причём она его победила в присутствии многих свидетелей, так что учитель был просрамлён на весь город. Впрочем рассказы иногда преувеличивают.
    На корабле Анна называла себя матросом Андреасом и старалась вести себя так, чтобы никто не заподозрил в ней женщину. Нескольких пиратов отпустили шутки насчёт того, что она всегда уединяется для отправления естественных надобностей. Анна вызвала их на дуэль на
    катласах и убила. После этого её авторитет никто не смел оспаривать.



    Катлас
    Катлас


    Матросский складной нож
    Матросский складной нож

     

    Вскоре однако, среди пиратов появилась ещё одна переодетая женщина.
    Мэри Рид.

    Мэри Рид родилась в Лондоне в 1690 году.
    В 13 лет она переоделась мальчиком и завербовалась юнгой на корабль. В 18 лет пошла в армию - как раз шла Война за Испанское Наследство. Она воевала в составе английских войск во Фландрии (Голландия), сначала как пехотинец, потом как кавалерист. Там она влюбилась в своего сослуживца и призналась ему что она женщина. Любовники хранили свою тайну до конца войны т.е. до 1714 года, а после это Мэри снова приняла женское обличие и вышла замуж. На свадьбе гулял весь полк - солдаты восхищались бравой женщиной, которая делила с ними все тяготы войны. В Англию супруги не вернулись, а на заработанные (или награбленные) на войне деньги открыли таверну под названием Три Подковы. Несколько лет всё шло хорошо, но потом муж Мэри внезапно умер и она снова решила надеть мужскую одежду. Под именем Марк Рид она завербовалась матросом на голландское судно которое торговало с Вест-Индией. Приплыв в Карибское море её корабль тут же стал добычей пиратов во главе с Джеком Рекхемом и его верной спутницей Анной Бонни. Во время боя Мэри храбро сражалась с пиратами. Корабль это не спасло, но ей самой сослужило службу. Что сделали пираты с остальной командой история умалчивает, но храброму матросу, который к тому же оказался англичанином, предложили присоединиться к ним.
    Мэри было нечего терять, на берегу её никто не ждал, и она легко согласилась.

    Анна Бонни первая догадалась что их новый товарищ – женщина. Она раскрылась ему и спросила напрямик:
    - Ты тоже женщина?
    - Да, меня зовут Мэри Рид.
    С этого дня две пиратки стали неразлучны. Ситцевый Джек начал было ревновать, пришлось и его посвятить в тайну.

    Мэри Рид не долго оставалась одна. Она влюбилась в корабельного плотника – мягкого и доброго человека. Этот плотник не был пиратом – его взяли на одном из захваченных судов, а так как среди пиратов не было ни одного плотника, а на деревянном корабле такой специалист всегда нужен, то его просто заставили плавать с ними (это не было чем-то необычным, Эксквемелин описывает как пираты обращали в рабство даже ловцов черепах, когда им нужно было пополнить мясные запасы; кстати сам Эксквемелин тоже некоторое время провёл в рабстве у пиратов). Так вот, Мэри полюбила этого плотника, но долго не хотела раскрывать свой истинный пол, и поэтому молчала.

    Положение изменилось когда один из пиратов затеял ссору с плотником. В чём была причина ссоры не известно, но пират потребовал дуэли. Так как разборки на борту были строжайше запрещены, дуэль должна была состояться на ближайшем берегу. Мэри, узнав какой опасности подвергается её возлюбленный, и понимая что против опытного пирата у него нет никаких шансов, решила его спасти. В ту ночь, когда корабль подплыл к безымянному острову, Мэри сама «наехала» на этого пирата, и потребовала разборки на час раньше чем была условлена дуэль между ним и плотником. На следующее утро она, пират, и взятый в качестве секунданта боцман отправились на шлюпке к берегу. Судя по воспоминаниям боцмана (а вспоминал он на суде), схватка была долгой. Наконец Мэри проткнула катласом горло пирата. Как раз к этому времени прибыла шлюпка с другими матросами и плотником, изготовившемся для дуэли. Но всё уже было кончено. После этого Мэри открыла плотнику свой истинный пол и призналась что любит его. Тот естественно не стал упускать такого шанса. Теперь на шхуне плавали две счастливые пары.

    Долго ли, коротко, но Анна забеременела. Она скрывала своё положение сколько могла, но в конце концов её тайна раскрылась. К этому времени её авторитет среди матросов вырос настолько, что узнав её истинный пол никто не стал требовать для неё наказания.
    Рэкхем высадил её на побережье Кубы, где у него было что-то вроде запасного убежища, и оставил на попечении друзей.
    По свидетельству её друзей-пиратов (свидетельствовали они тоже на суде), Анна очень хотела родить девочку. И действительно она родила девочку, но на два месяца раньше срока, и ребёнок умер через несколько часов. В то время дети умирали чаще чем выживали, и это не считалось чем-то ненормальным, но Анна впала в тяжёлую депрессию. Она обвиняла себя, что это её образ жизни привёл к такому результату. Когда Рэкхем вернулся за ней и увидел, в каком она состоянии, то решил вернуться в Нью-Провиденс и попробовать снова начать честную жизнь, благо к этому времени была объявлена очередная амнистия. Команда против такого решения не возражала.

    Но на берегу их поджидала новая опасность. Джеймс Бонни, который как-никак оставался официальным мужем Анны, дослужился к этому времени до должности чиновника при губернаторе. Узнав о присутствии Анны и Ситцевого Джека, он приказал их арестовать и среди ночи(!) притащил к губернатору Роджерсу с требованием повесить как пиратов. Однако Рэкхем и его команда уже получили амнистию, поэтому Роджерс не мог их казнить. Он только приговорил Анну к порке за измену супругу. Да, дорогой читатель, тогда за измену мужу женщин могли выпороть, и это ещё считалось гуманным - на Востоке с изменницами поступали (и сейчас иногда поступают) намного хуже. Джеймс Бонни был в истерике. Он кричал что если Анна останется жива, то она обязательно убьёт его. Роджерс ничего не мог для него сделать. Он только предупредил Анну и Рэкхема, что теперь они у него «на мушке» и если с Джеймсом Бонни что-нибудь случиться, то он будет знать, кто это сделал; тогда виселица обоим обеспечена. Следующей же ночью Анна, Ситцевый Джек, Мэри Рид, и ещё несколько их друзей, скрытно подплыли к стоящему в порту шлюпу «Виллиамс», захватили его, и снова вышли в море.

    Снова пошли пиратские будни. Атаки, сражения, шторма, попойки. «Виллиамс» был переименован в «Дракон». Всё приходилось теперь начинать сначала. Большинство из их старой команды осталось в Нью-Провиденсе. Конечно, желающих присоединиться к пиратам всегда было много в Карибском море, но теперь и до самого конца, команда Рэкхема варьировала в пределах всего 20-40 человек. Несмотря на это им удавалось захватывать такие корабли, которые считались под силу только большим пиратским армадам. И не последнюю роль в успехах играла Анна. Теперь она всегда гордо носила женское платье. Она всегда возглавляла абордажную команду, наводя ужас на своих жертв. Вот как описывает её один из моряков с английского галиона взятого на абордаж в августе 1720 года:
    " Их натиск был так стремителен, что мы не успели даже перезарядить мушкеты. Завязалась рукопашная схватка. Вскоре наши матросы во главе с первым помощником капитана были вынуждены отступить на корму. Тогда эта дьяволица схватила пушечное ядро, подожгла фитиль и оросила смертоносный снаряд в середину тесно стоявших людей. Оглушительный взрыв разорвал многих на куски. Те, кто остался жив, сдались. Всех нас согнали на нос. Их предводительница показала концом окровавленного катласа на молодого лейтенанта, храбро сражавшегося с пиратами, и, смеясь, сказала: "Никому из вас пощады не будет. Но тебе хочу предоставить выбор. Я возьму тебя на ночь в свою каюту. Если я останусь довольна, то отпущу тебя. Если нет, отрублю голову. Решай". Я не знаю, чем кончилось дело, потому что не стал ждать, пока пираты расправятся с нами, и прыгнул за борт. Два дня я провел в море, держась за деревянный обломок. А когда уже приготовился отдать Богу душу, меня подобрало случайно оказавшееся там судно".

    В конце концов бригантина Рэкхема навела ужас на весь Карибский Архипелаг. Корабли стояли в портах боясь выйти в море. Казалось, что вернулись времена Моргана и Олоне. Были случаи что команды втрое превосходившие по численности, сдавались едва завидя флаг Ситцевого Джека.
    Кстати о флаге. Вначале Рэкхем плавал под «Весёлым Роджером» - типичным флагом багамских пиратов. Но потом его матросы стали острить, что перекрещенные кости – это и есть те самые, из которых сотворены две женщины из их экипажа (ведь по Библии женщина создана из кости Адама). Тогда Рэкхем переделал флаг и вместо костей нарисовал два огромных кривых ножа.



    Флаг Джека Рэкхема

    Флаг Джека Рэкхема

     

    Такая привольная жизнь резко оборвалась 2 ноября 1720 года.
    Надо сказать что военный фрегат оказался там не случайно - узнав о том что возле Ямайки крейсирует бригантина Ситцевого Джека, губернатор Ямайки, Николас Лоуэс, специально отрядил этот, единственный бывший в его распоряжении корабль, для их поимки. Такое усердие в деле борьбы с пиратом объясняется просто – губернатора очень просила его свояченица, которая горела злобой к Анне, оставившей её без передних зубов.
    Как уже говорилось, все пираты были мертвецки пьяны, и только Анна, Мэри, и ещё один матрос до последнего сражались на палубе. Всех пиратов-мужчин повесили, Анна и Мэри остались в тюрьме, ждать родов и петли.
    Говорят, что перед казнью Ситцевый Джек попросил последнего свидания с Анной. Когда он подошёл к ней, то она опустила глаза и сказала: "Мне жаль видеть тебя в таком положении, но если бы ты сражался как мужчина, тебя бы не повесили как собаку".

    Палачам не пришлось вешать Мэри. 28 апреля 1721 года она умерла от родильной горячки.
    Анну тоже не казнили. В том же апреле она родила мальчика (документ о его крещении сохранился в церкви Св. Екатерины) а затем... исчезла неизвестно куда.

    Ходили слухи, что через много лет её видели в Америке среди колонистов, уже с новым мужем и восьмью детьми...

     

    Источники


    Чарльз Джонсон «Всеобщая история грабежей и убийств учиненных наиболее известными пиратами».
    Первая часть этой книги вышла в 1724 году, вторая в 1728.
    Кстати уже в 20 веке появилась версия что Чарльз Джонсон – это псевдоним Даниэля Дефо, автора «Робинзона Крузо». Жорж Блон, «Великий час океанов. Атлантический Океан.»

    Из того что есть в интернете, это прежде всего вот это: piratesinfo.com/biography/biography.php?article_id=26

    Точную дату и место суда я нашёл вот здесь:
    larryvoyer.com/Piratical/pirate%20pages/trials.htm (и это пожалуй единственный документ который заслуживает доверия на 100 процентов).

    Из других источников:
    pnv.h10.ru/index.php?topic=pir&page=10

    ks.essortment.com/famouswomenpir_rouy.htm

    shampoopoo.com:16080/pete/The%20Ticket%20Out/Anne%20&%20Mary/Read:Bonny%20Research/Defiant%20Women%20Pirates

    geocities.com/CollegePark/4704/annebonny.html

    О нравах и обычиях карибских пиратов лучше всего написал
    Эксквемелин (книга «Пираты Америки», вышла в 1678 году).

    Про губернатора Роджерса:
    home.earthlink.net/~artrogers/Woodes.htm
    rulers.org/rulb1.html
    bahamasnationalarchives.bs/Bahamian_Educators/Bahamian_Educators_Rogers_Woodes.htm


    Про губернатора Лоуэса:
    discoverjamaica.com/gleaner/discover/geography/history2.htm

    Ингленда, Тейлора, и Ле-Буше очень хорошо описал Игорь Можейко в своей замечательной книге «В Индийском Океане. Очерки истории пиратства в Индийском Океане и Южных морях». Всем рекомендую.

     

     

     

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru