• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Открытие Антарктиды русскими моряками

     

     

     

     

     

    Замечательных результатов добилась экспедиция Беллинсгаузена — Лазарева. Ее участники совершили великий научный подвиг, открыв шестую часть света — Антарктиду.

    Следует отметить, что вопрос о существовании материка за южным полярным кругом волновал человечество с незапамятных времен. На этот счет высказывались различные гипотезы, в Антарктику отправлялись многие суда и экспедиции, однако никто этого материка — «Терра аустралис инкогнита» (неизвестная южная земля), как его называли ученые древности, не нашел. Больше того, совершивший в 70-х годах XVIII в. плавание с целью поиска неизвестного материка за южным полярным кругом известный английский мореплаватель Дж. Кук заявил: «Я обошел океан южного полушария... и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка...».

    После столь безапелляционного заявления английского мореплавателя, авторитет которого в то время считался непререкаемым, европейские государства перестали посылать экспедиции на поиски этого материка, тем более что Кук писал: «Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы».

    Однако русские ученые и мореплаватели держались иного взгляда относительно существования южного материка. Так, И. Ф. Крузенштерн писал, что происхождение большого количества плавающего льда за южным полярным кругом «быть может только от великой матерой земли, находящейся в близости Южного полюса». Поиски этой «матерой земли» и являлись основной задачей экспедиции Беллинсгаузена — Лазарева, организованной по настоянию передовых русских ученых-мореплавателей.

     

    После двадцатидневной стоянки в Рио-де-Жанейро, куда «Восток» и «Мирный» прибыли 2 ноября 1819 г., экспедиция направилась дальше на юг. Вскоре ею были открыты острова Анненкова, Лескова, Завадовского и Торсона. 16 января 1820 г. шлюпы достигли 69°2Г28" ю. ш. и 2°14'50" з. д. и здесь впервые был обнаружен покрытый льдами берег Антарктиды, носящий ныне название Земли кронпринцессы Марты.

    Великое открытие было совершено.

    Проходя вдоль обнаруженного ледяного барьера, русские моряки видели южный материк и 21 января и 5 — 6 февраля 1820 г.

    Антарктическую зиму 1820 г. экспедиция провела в австралийском порту Джексон (ныне Сидней), по пути в который открыла группу островов в Тихом океане, названных русскими

    моряками островами Россиян. 31 октября 1820 г. «Восток» и «Мирный» покинули Австралию и вновь направились в Антарктику. В январе 1821 г. Беллинсгаузен и Лазарев открыли остров Петра I и Берег Александра I, являющийся частью антарктического материка. В конце июня 1821 г. экспедиция возвратилась на родину.

     

    Плодотворными по своим результатам оказались и экспедиции Ф. П. Литке, П. Ф. Анжу, Ф. П. Врангеля — Ф. Ф. Матюшкина.

    Трудно переоценить значение вклада русских моряков в географическую науку. В течение первой половины XIX столетия наши соотечественники совершили 28 кругосветных плаваний. Ими были нанесены на карту острова Берингова и Охотского морей, часть восточного побережья Азии, множество мелких островов, мысов, бухт, заливов, открыта шестая часть света - Антарктида, собраны обширнеишйе сведения пo этнографии земель и островов, на которых побывали русские моряки, положено начало океанографии.

    Русские кругосветные мореплаватели были, как правило, людьми передовыми. Они отличались гуманным отношением к подчиненным, стремились искоренить на флоте телесные наказания и все то, что влекло за собой унижение человеческого достоинства матроса. Не случайно, уходя в кругосветное плавание, Ф. П. Литке приказал выбросить за борт линьки и потребовал от офицеров «обойтись без рукоприкладства и телесных наказаний».

    Уважение обычаев народов посещаемых стран было характерной чертой русских моряков. Не в пример иностранным мореплавателям, в большинстве своем относившимся презрительно к «диким» народностям, которые они порабощали, русские моряки несли отсталым народам Океании, Чукотки и Аляски более высокую культуру, а потому всегда встречали с их стороны дружественный прием.

     

    Кругосветные плавания являлись замечательной школой для русских военных моряков, давая широкие возможности для совершенствования их морских качеств и мореходного мастерства, что в свою очередь вело к дальнейшему развитию военно-морского искусства. Кругосветные плавания были прогрессивным явлением в жизни России. Содействуя росту торговли и науки, они тем самым способствовали развитию производительных сил страны. Эти плавания показали, что, несмотря на неблагоприятные условия, русские моряки, среди которых было немало прогрессивных для своего времени людей, сохраняли и развивали лучшие традиции флота.

    В качестве примера можно привести работы талантливой группы флотской молодежи, куда входил офицер Н. Бестужев. Ими был разработан план обширных преобразований. Удалось даже добиться разрешения осуществить проект оборудования одного из новых кораблей. И хотя оснащение этого корабля, который должен был стать образцовым, производилось с особой тщательностью, на работах удалось сэкономить около миллиона рублей, так как честность и строгий контроль офицеров препятствовали хищениям. Но консервативное царское правительство и на этот раз не поддержало ценное начинание.

    В обстановке усиления эксплуатации и гнета в России росло революционное движение: восстания военных поселян, волнения на Дону, выступление Семеновского полка в столице. Крепостное право и царское самодержавие были главными препятствиями на пути развивающихся капиталистических отношений. Именно эти противоречия питали преобразовательные планы первых русских революционеров.

    Движение декабристов охватило довольно широкий круг военных моряков. Среди участников кругосветных плаваний были и будущие декабристы Завалишин, Торсон, Кюхельбекер, Лутковский, Вишневский и другие.

    Морские офицеры капитан-лейтенанты Н. Бестужев и Торсон, лейтенанты Арбузов, Кюхельбекер и другие были видными деятелями тайных обществ. 14 декабря 1825 г. декабристы вывели войска на Сенатскую площадь, надеясь с их помощью заставить Сенат добиться отречения царя и принятия конституции. Деятельное участие в восстании приняли моряки и офицеры Гвардейского флотского экипажа.

    Декабристы были дворянскими революционерами-одиночками. Они не знали народа, и народ не понял и не поддержал их. Восстание потерпело поражение. Вступивший на престол Николай I жестоко расправился с восставшими. Только в одном Гвардейском экипаже потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести составляли более 50 человек. Около 600 человек привлекалось к следствию. Из 32 арестованных моряков-офицеров 18 было осуждено Верховным уголовным судом. Среди них находились братья Бестужевы, Торсон, Арбузов, Беляевы и другие.

    Но и в казематах Петропавловской крепости моряки не забывали о любимом флоте. Бывший моряк Штейнгель писал из заключения Николаю I: «...корабли ежегодно строились, отводились в Кронштадт и нередко гнили, не сделав ни одной кампании, и теперь более четырех или пяти нельзя выслать в море...». Во время следствия капитан-лейтенант Торсон подал царю записку «О полезных сведениях касательно флота», где также выражалось беспокойство о состоянии русского флота.

    С движением декабристов связаны имена видных русских адмиралов — Головнина, Мордвинова, Сенявина. Двух последних декабристы даже намечали ввести в состав временного правительства.

    Позднее славные революционные традиции русских моряков, начало которым положили моряки-декабристы, получили в русском флоте дальнейшее развитие.

     

    Значительный интерес представляют военные взгляды декабристов. Дворянская и буржуазная историография всячески пыталась исказить историю развития русской военной мысли первой четверти XIX в. Царские историки доказывали, что после Отечественной войны 1812 г. существовало лишь одно, притом крайне реакционное, направление военной мысли, нашедшее свое выражение в аракчеевщине. Военные взгляды декабристов, последователей славных традиций А. В. Суворова и М. И. Кутузова, историки предавали забвению.

    Исследование военного наследства декабристов доказывает, что исторический процесс развития русского военного искусства освещался в этот период однобоко. И в годы аракчеевщины борьба между прогрессивными и реакционными взглядами в области военного искусства не затихала. В первых рядах носителей прогрессивных взглядов были такие офицеры-декабристы, как Пестель, Муравьев, Н. Бестужев и другие.

    Протестуя против засилья иностранцев, декабристы предлагали прекратить наем их в русскую армию и запретить им даже «служить рядовыми в войске российском». Об этом говорит одна из статей «Конституции» Н. Муравьева. Пламенные патриоты своей Родины, декабристы боролись за создание русской национальной армии на основе передового опыта великих русских полководцев А. В. Суворова и М. И. Кутузова. В своем горячем стремлении избавиться от преклонения перед иностранщиной они предлагали заменить непонятные солдату военные термины русскими словами, например: штандарт — на знамя, арсенал — на оружейная, экспозиция — на боевой приказ и т. д.

    Большое значение имела борьба передовых русских офицеров с фальсификаторами военной истории, борьба против принижения опыта талантливых полководцев России и русского военного искусства. Разоблачая всевозможные клеветнические писания, декабристы внесли свой вклад в дело создания русской национальной военной литературы.

    Немалую роль в распространении передовой военной мысли в России сыграло создание при штабе гвардейского корпуса «Общества военных наук» и издание «Военного журнала», где освещалось героическое прошлое русского народа, деятельность Суворова, Потемкина и т. п.

    Все страницы «Военного журнала», редактором которого был декабрист Ф. Глинка, были пронизаны мыслью, что русская военная история столь богата военными событиями, столь ясно «показывает самостоятельность развития русского военного искусства, что может стать неисчерпаемым источником для исторических и теоретических работ по военному делу». В условиях признания царем и высшими руководителями армии фридриховской военной системы издание такого журнала требовало большой смелости.

    Особого внимания заслуживают труды уже упоминавшегося моряка-декабриста Николая Бестужева, сделавшего попытку написать историю русского флота. На основании изученных материалов он доказывал, что до начала строительства регулярного русского флота при Петре I Россия имела богатый опыт кораблестроения и мореходства, что создание русского флота было вызвано острой необходимостью и чтo русский флот имел свои славные боевые традиции.

    Поставив перед собой задачу дать развернутую картину развития флота, Бестужев довел свою работу до 1714 г. В печати были опубликованы две части этого исследования: «Опыт истории российского флота — введение» и «Сражение при Гангуте 1714 г.». Неопубликованная часть рукописи содержит материал, относящийся к истории петровского флота 1694—1714 годов и ряд выписок и набросков.

    События 14 декабря прервали эту работу.

     

    По широте своих исторических взглядов, по масштабу пред­принятого труда исследование Бестужева намного превосходило произведения русской морской историографии XVIII в. Петр I в этой работе был представлен как один из основателей русского военно-морского искусства. Автор подчеркивал значение хорошо организованной разведки перед Гангутским боем, использование флота массированно, в то время как шведы распыляли свои силы, указывал на особую роль галерного флота в шхерных условиях.

    Важным моментом в исследовании Бестужева являлось его стремление связать развитие русского флота с ростом всей страны, попытки объяснить .возможность развития флота экономическими и политическими потребностями России.

    В своем труде по истории флота Бестужев резко отзывался о иностранцах, деятельность которых по его определению вела лишь «к величайшим опущениям и неудачам». Но, добавлял он, «если между наемными офицерами происходили дела, недостойные летописи российского флота, то, по крайней мере, русские патриоты показали себя со славою». Это было тогда злободневно, перекликалось с современностью.

    Интересные мысли моряка-декабриста содержатся и в его неоконченной записке «Нечто о пароходах». Заглядывая далеко вперед, Бестужев писал о колоссальных преимуществах, которые получает пароход по сравнению с парусным кораблем. Важнейшее значение пароходов он усматривал в возможности применения их в боевых условиях в военном флоте.

    Весьма характерны и его взгляды на роль личности в истории, выраженные в 1831 г. таким образом: «До сих пор история писала только о царях и героях... нынешний век понял, что сила государства составляется из народа, что его благосостояние есть богатство государственное, и что без его благоденствия богатство и пышность других сословий есть только язва, влекущая за собой общественное расстройство». Таким образом, и в военное и в военно-морское дело, как и в другие области русской науки и культуры, декабристы внесли свой вклад.

    Развитие капиталистических отношений создавало условия, при которых русское кораблестроение и производство морского оружия достигали сравнительно высокого уровня. Наряду с тем, что некоторые корабли были построены из недоброкачественного леса, не выдерживали установленного срока службы, со стапелей в России в это же время спускались и отличные корабли. Создателями их были талантливые кораблестроители, выходцы из народа. Широкую известность получило имя архангельского мастера А. М. Курочкина, много лет занимавшего должность «чиновника по части корабельной архитектуры». Им было построено 87 различных судов, в том числе 45 линейных кораблей и фрегатов. Созданные им в 1804—1807 гг. 74-пушечные линейные корабли типа «Сильный» были в числе лучших кораблей того времени и копировались англичанами.

    В первой четверти XIX в. была улучшена техника судостроения, введена обязательная обшивка подводной части кораблей медью, что способствовало увеличению скорости их хода и вдвое удлиняло срок службы.

    Немалую роль в развитии русского флота сыграл В. М. Головнин, назначенный в 1823 г. генерал-интендантом флота. Он с большим рвением взялся за укрепление русского флота. При нем в Петербурге и Архангельске ежегодно спускались на воду четыре-пять линейных кораблей. Именно при нем в России были построены первые десять пароходов.

    На базе экономического развития страны серьезные успехи были достигнуты в производстве артиллерийских орудий, снарядов, порохов. Новыми штатами, введенными в начале XIX в., на русских кораблях вводилось большее число пушек, увеличивался вес бортового залпа. К этому же периоду относятся и успешные опыты русских ученых, положивших начало минному оружию. В 1807 г. были проведены взрывы подводных фугасов, воспламеняемых нитью, пропитанной специальным составом, а в 1812 г. с применением гальванического тока, источником которого являлась находившаяся на берегу батарея, производился опыт взрыва мин.

     

    Внешняя политика России во второй четверти XIX в. характерна дальнейшим усилением реакции. Николай I, взявший на себя мрачную роль международного жандарма, заявлял: «Революция на пороге России, но она не переступит этого порога, пока во мне есть дыхание жизни». В этот же период происходит дальнейшее обострение «восточного вопроса». Пользуясь хозяйственной, политической и культурной отсталостью Турции, европейские государства постепенно вытесняли Турцию из захваченных ею территорий: полуфеодальная Австрия внедрялась в северо-западные области Балканского полуострова, буржуазная Франция — в Египет и Малую Азию, капиталистическая Англия стремилась к безграничному хозяйничанью во внутренней Азии, в проливах и на Черном море. Экономические интересы России требовали усиления влияния на Балканах, причем Россия в борьбе за новые торговые пути и рынки сбыта могла опираться на населявшие Балканы славянские народы, которые вели ожесточенную борьбу против турецкого владычества, за свое национальное освобождение.

    Необходимость усиления флота заставила Николая I спустя две недели после декабрьских событий учредить специальный комитет, названный комитетом образования флота, которому поручалась разработка мероприятий по улучшению организации флота и управления им.

    Из отставки был возвращен адмирал Д. Н. Сенявин. На строительство и ремонт кораблей стали отпускать большие суммы. Были уволены наиболее оскандалившиеся казнокрады.

    Таким образом, приведенные факты опровергают укоренившееся мнение о «мнимом состоянии» русского флота.

    Успешные действия русской эскадры в Средиземном море, активное участие русских моряков в Отечественной войне, кругосветные плавания и огромный вклад в географическую науку, внесенный ими, достижения русского кораблестроения и морской артиллерии, наконец, Наваринский бой, где наши моряки еще раз продемонстрировали высокое боевое мастерство,— все свидетельствует о славных традициях, передаваемых из поколения в поколение, о дальнейшем развитии русского военно-морского искусства.

     

     



    аЕ. А. Прокофьев. Борьба декабристов за передовое русское военное искусство, изд. Академии Наук, 1935, стр. 275.

    [2]Н. Бестужев. Статьи и письма, 1933 г., ст. 93.

     

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru