• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Причины Крымской войны

     

     

     

     

     

    РУССКОЕ ВОЕННО-МОРСКОЕ ИСКУССТВО

    В КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ 1853-1856 гг.

    ПРИЧИНЫ И ХАРАКТЕР ВОЙНЫ

    СОСТОЯНИЕ И СООТНОШЕНИЕ

    ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СТОРОН

     

     

    В первой половине XIX в. в России с каждым годом усиливалось разложение феодально-крепостнической системы. В стране происходил рост производительных сил, который

    неизбежно и закономерно обусловливал формирование новых, капиталистических производственных отношений, зародившихся в недрах старого строя. К середине XIX в. в России уже начался промышленный переворот: увеличилось число заводов по сравнению с первой четвертью XIX в., значительно расширился внутренний рынок, неуклонно росла внешняя торговля, промышленные предприятия с вольнонаемным трудом постепенно вытесняли крепостные мануфактуры. Смена мануфактуры фабрикой, начавшаяся в первой половине XIX в., являлась, по определению В. И. Ленина, важнейшим этапом в развитии капитализма в России.

    Рассматриваемый период характерен началом внедрения машинной техники, пришедшей на смену ручному труду. К 1854 г. в России насчитывалось свыше 25 машиностроительных предприятий, производивших паровые машины, в том числе и судовые паровые двигатели. Развитие машиностроения, как и рост производительных сил страны в целом, имел исключительно важное значение для армии и флота, определяя изменения как в технике и оружии, так и в военном и военно-морском искусстве. «...Успехи техники, едва они становились применимыми и фактически применялись к военным целям, тотчас же — почти насильственно, часто к тому же против воли военного командования — вызывали перемены и даже перевороты в способе ведения боя».

    Россия в первой половине XIX в., несмотря на известные сдвиги в области машиностроения, не обладала достаточной отечественной машиностроительной базой, способной удовлетворить потребности промышленности, транспорта, сельского хозяйства. В этот период значительная часть механизмов ввозилась из-за границы. Еще более сильно отставание России проявлялось в области черной металлургии. Если в конце XVIII в. Россия производила чугуна больше, чем Англия, то к середине XIX в. она производит его уже в 10 раз меньше, чем Англия. Такое положение прямо и непосредственно отражалось на военном потенциале страны.

    Самодержавно-крепостнический строй являлся основным тормозом во всех областях жизни страны. Крепостнические отношения в стране препятствовали развитию промышленности, внедрению более передовой техники, в создании которой огромную роль сыграли русские ученые и изобретатели.

    Весь ход экономического развития страны толкал к уничтожению крепостного права. В стране все шире развертывалась борьба крестьянства против крепостничества. Только за вторую четверть XIX в. в стране произошло свыше 700 крестьянских волнений. Все чаще вспыхивали волнения в армии и на флоте. Однако царизм всеми мерами стремился сохранить феодальные устои. После разгрома декабристов внутренняя политика правительства в стране характеризовалась особенным разгулом реакции. В этих условиях с особой силой прозвучал гневный протест против крепостничества лучших представителей русской революционной демократии — В. Г. Белинского, А. И. Герцена, а позднее Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова.

    Правительство Николая I проводило реакционный курс и во внешней политике. Одним из наиболее удобных способов для укрепления своего положения внутри страны царизм считал успешную завоевательную войну против Турецкой империи. Стремление царизма к этой войне всецело определялось «потребностью военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами...»

     

    Международная обстановка в этот период характеризовалась дальнейшим обострением противоречий в «восточном вопросе» между крупнейшими европейскими государствами.

    Наиболее острыми противоречиями в «восточном вопросе» являлись англо-русские. Противоречия между русским царизмом и английской буржуазией, порожденные борьбой за господствующее положение на Ближнем Востоке, в частности в Турции, и явились основной причиной Крымской войны 1853—1856 гг.

    Но если Россия, стремясь к усилению своего влияния на Балканском полуострове, объективно способствовала борьбе за независимость или автономность стран, находящихся на этом полуострове, то Англия проводила по отношению к странам Балканского полуострова крайне реакционную политику.



          Английская буржуазия являлась организатором и вдохновителем подавления национально-освободительного движения балканских народов, находившихся под жесточайшим турецким игом. Английский капитал проникал во все сферы экономической и политической жизни Оттоманской империи, которая постепенно теряла свою самостоятельность и превращалась в орудие английской политики. Для обеспечения дальнейшего увеличения прибылей на Ближнем Востоке английская буржуазия возглавила подготовку войны против своего основного конкурента — России, при этом главную цель войны — достижение монопольного господства на Балканах, в Турции, в бассейне Черного моря, отторжение от России Крыма и Кавказа, ослабление позиций России на Балтике и Дальнем Востоке — английская буржуазия стремилась скрыть, для чего своим военным приготовлениям и агрессивным дипломатическим мероприятиям она пыталась придать вид «оборонительных» действий. Уже тогда английские капиталисты побили рекорд по утонченности своего отвратительного лицемерия.

    Готовясь к войне против России, английское правительство стремилось создать антирусскую военную коалицию государств, интересы которых столкнулись с интересами России на Ближнем Востоке. К 1853—1854 гг. такая коалиция, несмотря на наличие противоречий между входившими в нее странами, была создана; в нее вошли: Англия, Франция, Турция, Сардиния. В этот же период особый интерес к Ближнему Востоку стали проявлять и США. Как отмечал в 1853 г. Энгельс, «американское вмешательство в европейские дела начинается именно с восточного вопроса...».

    Планы царизма, рассчитывавшего воевать с одной Турцией, не были основаны на трезвом учете своих сил и понимании международной обстановки.

    Война Англии, Франции, Турции и Сардинии против России, начавшаяся в 1853 г. и известная под названием Крымской войны, являлась продолжением захватнической политики этих государств и носила несправедливый характер с обеих сторон. Наряду с этим в ходе войны для России сложилась обстановка, угрожавшая целостности Русского государства. В этих конкретных условиях боевые действия русской армии и флота, способствовавшие безопасности границ России, имели объективно прогрессивное значение независимо от тех целей, которые преследовало в войне с Турцией царское правительство. Обороняя черноморское, балтийское и тихоокеанское побережья, русская армия и флот отстаивали безопасность тех территорий, за которые была пролита кровь многих поколений русского народа.

    Экономическая и политическая отсталость России сильно сказывалась на всех сторонах ее военного устройства. В армии и флоте насаждались и укреплялись крепостнические порядки. После подавления восстания декабристов преследование прогрессивных деятелей армии и флота особенно усилилось. Жестокая николаевская реакция чрезвычайно губительно отразилась на организации, боевой подготовке, вооружении русской армии и флота.

    К началу войны в России продолжала сохраняться рекрутская система комплектования. В свое время эта система была прогрессивной и даже в середине XIX в. Россия по комплектованию армии и флота значительно превосходила Англию, где господствовала система средневекового наемничества. Но хотя рекрутчина, порожденная крепостничеством, в условиях роста капиталистических отношений себя изжила, царизм, всеми мерами стремившийся к упрочению феодально-крепостнических порядков в стране, сохранял эту систему комплектования вооруженных сил.

    Рядовой состав армии и флота комплектовался из крепостных крестьян, которые несли тяжелую 25-летнюю военную службу. Офицерский корпус пополнялся за счет дворян,

    окончивших военные и военно-морские учебные заведения. Уровень специальной подготовки офицеров был в основном низкий. Царизм стремился воспитывать из офицеров верноподданных слуг, опору самодержавия, способных беспощадно подавлять усиливавшееся революционное движение в армии и на флоте.

    Высшее руководство вооруженными силами осуществлялось царем, лицами царствующей фамилии и реакционным сановным генералитетом. На ответственных военных постах было немало иностранцев, проникших на русскую службу.

    Преклоняясь перед иностранщиной, царизм пренебрегал выдающимися изобретениями русских ученых; армию продолжали вооружать гладкоствольными ружьями, хотя именно в России было изобретено нарезное оружие. Производством пороха в стране занимались только три завода, вследствие чего войска постоянно ощущали острый недостаток в порохе. Исключительно отрицательное влияние на стратегическое развертывание армий и на весь ход военных действий оказывало отсутствие хороших путей сообщения. Выдающееся изобретение русских ученых, имевшее важное значение в военном деле, — электрический телеграф до войны широко не применялся. Лишь к концу Крымской войны была закончена телеграфная линия, связывавшая Петербург с Киевом, Николаевом и Симферополем.

    Лучшие традиции русской армии и флота, созданные представителями передового отечественного военного и военно-морского искусства, не поддерживались реакционной верхушкой России. Развитие военно-теоретического и практического наследия основоположников национального русского военного и военно-морского искусства происходило в ожесточенной борьбе двух направлений — прогрессивного и реакционного. Среди передовых деятелей русских вооруженных сил середины XIX в. выделяются имена М. П. Лазарева, В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина, Г. И. Бутакова, В. С. Завойко, А. П. Хрущева, С. А. Хрулева и другие. Их усилиями возрождались и развивались национальные традиции русского военного и военно-морского искусства, двигалась вперед военно-тео­ретическая мысль.

    Большое значение для развития отечественного флота имела деятельность выдающегося русского флотоводца адмирала Павла Степановича Нахимова (1802— 1855 гг.).

    Нахимов унаследовал от предшествовавших ему передовых русских флотоводцев и полководцев правильный взгляд на значение боевой подготовки для обеспечения победы над врагом, сумел оценить значение морального фактора в войне. Его военно-воспитательная система в значительной степени явилась от­ражением передовых общественных идей первой половины XIX в.

    Нахимов отрицательно относился к крепостническим порядкам на флоте. Слова Нахимова«Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов крепостными людьми» — ярко свидетельствуют о передовом характере взглядов Нахимова, отражают внутреннюю сущность его воспитательной системы и позволяют понять, почему черноморские моряки сознательно относились к выполнению своих обязанностей и достигли высокого уровня совершенства в использовании оружия и боевых средств флота.

    Адмирал Павел Степанович Нахимов

    Нахимов считал, что главной силой военного флота является матрос, высоко ценил прекрасные боевые моральные качества русских моряков. «Матрос есть главный двигатель на военном корабле, — говорил он, — а мы — только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит   орудие на неприятеля. Матрос бросается на абордаж. Ежели понадобится, все сделает матрос». Именно в признании первенствующей роли рядового матроса в обеспечении победы над противником Нахимов видел успех боевой подготовки, поэтому в его практической воспитательной работе большое место занимала забота о матросе, что резко противоречило официальным взглядам на этот счет.

     

     

     

     

     

     

     

    Черноморские моряки видели в Нахимове не только начальника и адмирала, но и русского патриота, ненавидевшего раболепие перед иностранщиной, зло высмеивавшего всех тех, которые «от русских отстали, к французам не пристали, на англичан также не похожи, своим пренебрегают, чужому завидуют...».

    К началу Крымской войны вице-адмирал П. С. Нахимов был начальником 5-й флотской дивизии Черноморского флота. Командование соединением, в состав которого входила половина боевых и вспомогательных судов всего Черноморскою флота, требовало громадного практического опыта, военно-организаторских способностей и обширных теоретических познаний. Следует особо отметить, что из шести пароходо-фрегатов флота в дивизию Нахимова входило пять и это было не случайно: Нахимов правильно оценивал перспективы развития флота и понимал, что будущее принадлежит паровым судам.

    Деятельность Нахимова, как и других передовых представителей отечественного военного и военно-морского искусства, оказала сильное влияние на повышение боеспособности русского флота.

    Таким образом, в середине XIX в. в русской армии и флоте происходила борьба нового со старым, передовых взглядов с отсталыми, консервативными. В этой борьбе, несмотря на все препоны самодержавно-крепостнического строя, продолжалось развитие русского военного и военно-морского искусства.



    [1] Вл. Б р о н е в с к и й. Наваринская битва, стр. 83.

    [2] К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. IX. стр. 440











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru