Rambler's Top100

  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • новости сайта
  • кают-компания








  • Ваши рассказы о море и реке



    Дело было в Италии. Марат Мамедов.

    Дело было так. Марат Мамедов.

    Вахта. Марат Мамедов.

    Начало августа

    рассказ-быль

    Макар Капитонов

    Место крушения катера!

    Вперед, к потерпевшим крушение! Начало августа. Лето только начинается, после двух с половиной месяцев туманов и дождей. В этот день погода было солнечная. Дул северный ветер, он-то и прогнал все тучи далеко в море.

    На Русском острове есть такая бухточка, которую вот уже не первый год подряд мы облюбовали и условно называем «Нашей». Хотя её так же можно назвать бухтой «Башмака» потому, что туда постоянно море выносит чью-то обувь, помимо всего прочего. Можно найти кроссовки «Адидас», тапочки, кирзовые сапоги, галоши, причем даже парные.

    За все то время, что мы туда ходим, уже успели из даров Моря насобирать и обустроить неплохой привал, где можно удобно сесть - есть дощатые лавочки на камнях, на них же можно прилечь, есть два столика – старые ящики из-под оружия, перевернутые вверх дном, разделочные доски из идеально плоских и гладких камней, уже уложенное постоянное кострище, а недавно даже появилось, не знаю как это назвать, пусть будет «Местная достопримечательность»: море принесло ствол сосны, который подобрали в водах бухточки, вынесли на берег и закрепили между разломов скал, привязав на него редкий камень - весь в идеально прямых отверстиях, как будто его сверлили дрелью.

    «Наша» бухточка уникальна тем, что доступ на неё со стороны огромного Русского острова практически очень труден, только скалолаз может в неё спуститься, а доступ со стороны моря тоже не всем возможен – её защищает Море длинным рифом и камнями. Что делает её неприступной для подавляющего большинства катеров и яхт.

    Риф тянется вдоль побережья этой части острова довольно долго и также уходит от берега в сторону моря метров на 250. Глубина рифа по колено. В Море, для мореходов, это место обозначено буйком, на котором стоит знак, что эту веху следует обходить с восточной стороны. И горе тем, кто пойдёт с западной стороны, стороны рифа. Уже достаточно было сбитых винтов, поврежденных моторов и корпусов. Нам приходилось видеть такие картины, когда не знающий человек, управляя своим катером, садился на камни и повреждал себе мотор или катер.

    Наша лодка имеет отличные мореходные качества, она практически непотопляемая, не переворачиваемая, с малой осадкой, довольно быстроходная, не постесняюсь сказать, что даже еще в прошлом сезоне мало кто мог составить нам конкуренцию по скорости полета на водной глади. В этом году уже стали появляться катера с более мощными моторами, чем у нас, которые могут нас обойти, но, тем не менее, – марку держим, и с любым из них, благодаря опыту и мастерству Капитана потягаться можем.

    В то воскресение мы отдыхали в «Нашей» бухточке. Традиционные сосиски приятно шкварчали на костре, давая аромат и покрываясь хрустящей золотистой корочкой в предвкушении того, что вот-вот - и мы их начнем вкусно кушать.

    Сидя возле костра, в ожидании вкусных сосисок, наблюдали за проходившими мимо бухточки катерами, вели разговор о том да о сём.

    Из-за мыса появился белоснежный командирский катер. Такие катера строили много лет назад в послевоенные годы для командующих флотами. Глаз отдыхал. Катер мерно шел по воде, не вздымая фонтаны брызг, не прыгая, как мячик, по волнам, но, тем не менее, ход у него был хороший. В отличие от всякого рода «пластика с моторами» на него приятно было посмотреть. Катер с виду был, несмотря на свой почтенный возраст, в хорошем состоянии, и двигатель у него молотил хорошо.

    Между наблюдающими на острове происходит следующий разговор.

    Капитан: - Красиво идет.

    Боцман: - Да.

    Боцман: - Что-то уж очень близко он к берегу…

    Капитан: - Ничего, вроде ж это не «эти ненормальные», «дикие» на «пластике». Должны знать. Повернут.

    Катер проходит мимо бухточки. Прямым курсом следуя на скалы рифа.

    Боцман: - Что-то курс у них не меняется, а пора бы. Неужели они не видят, что впереди волна режется?

    Капитан: - Они вполне могут не видеть, рубка низко сидит. Как бы нам еще спасательную операцию не пришлось проводить…

    Сосиски были готовы и вызывали хороший аппетит. Но, тем не менее, были сняты с костра, отложены в сторону. Все с интересом пошли в сторону хода катера. Вид преграждала скала, закрывающая бухту с севера. Наблюдающие стали взбираться на неё.

    Боцман первым взлетел на верх скалы. Катер так же равномерно шел на риф. Курс менять было поздно. Уже надо было давать «полный назад»!  Боцман, что было силы, засвистел в боцманскую дудку, махал руками людям на катере. Ветер был северный, звук относило в противоположную от катера сторону. Люди ничего не слышали и не видели. Видимо, очень устали отдыхать все выходные напролёт на островах.

    Катер на всём своём красивом мерном ходу, так же красиво вышел носом на риф, по инерции еще более заскочив корпусом на скалу, завалился на правый борт. Капитан и боцман уже сломя голову неслись, в чём были, к лодке. В считанные секунды снялись с якоря. Медлить было нельзя. Завели мотор. Взяли с собой двух Юнг и уже шли к потерпевшим кораблекрушение. На подходах сфотографировали завалившийся катер. Всё это время машина командирского катера работала. Это затащило катер еще больше на скалу рифа. Люди на катере были в шоке. Подойдя к катеру вплотную, Капитан закричал людям на катере, чтобы они выключили машину. Затем, со второй попытки, более удачной, чем первой, Боцману удалось забросить конец на катер к пострадавшим. Лодку подтянули вплотную к корме катера. Капитан предложил потерпевшим помощь, после согласия потерпевших кораблекрушение скомандовал перебираться с завалившегося катера всем женщинам и детям на лодку. Катер мог в любую минуту под действием волны и ветра завалиться еще больше и перевернуться на глубину с края рифовой скалы. Мы не знали, как он засел. Медлить нельзя было – дорога каждая секунда. Приказав всем перебраться на левый борт, что бы катер окончательно не свалился со скалы в воду на глубину, мы стали принимать женщин и детей на лодку. Похоже, они вообще не поняли, что же и как же это все такое произошло. Две маленькие девочки, пассажирки катера, возраста двух - трех лет, вовсю плакали, видя испуганные лица своих мам и не понимая, что происходит. Места в лодке не хватало. Капитан приказал Юнгам прыгнуть за борт и вплавь добираться до берега. Юнгам не пришлось долго повторять – они уже плыли за бортом к берегу. Мы должны были загрузить лодку максимально. Приняли на борт восемь женщин и двух маленьких девочек. До берега нашей бухты было метров триста. Сняв с катера всех женщин и детей, мы отвязались от катера и пошли в бухту, высадили на берег всех, кого приняли на борт, и повернули обратно к катеру. По пути подобрали своих двух Юнг. Им нелегко было добираться на берег в одежде – ветер и течение не давали доплыть до берега.

    Снова подошли к катеру с кормы и бросили конец. Катер на этот раз под действием ветра и волн, а так же веса мужчин, оставшихся на борту, перевалило на левый борт. В сторону рифа. Возможно, это было к лучшему: риск того, что катер соскользнет со скалы вправо, на глубину, уменьшился. Капитан приказал людям на катере остаться на левом борту, что бы исключить возможность повторного перевала катера, теперь уже на правый борт, одел маску и ласты и нырнул под катер. Осмотр показал, что днище катера выдержало удар о скалу. Осмотр машинного отделения и трюмов подтвердил отсутствие течи. Катер удачно выскочил на самый край рифовой скалы рядом с глубоким местом, не повредив корпус.

    Было принято решение совместными силами попытаться стащить катер со скалы. Капитан загнал всех в воду на риф. Принялись сталкивать катер. Было тяжело. Удалось сдвинуть немного в сторону корму – она была еще частично на плаву. Катер выскочил хорошо: около полуметра корпуса под ватерлинией было видно над поверхностью воды. Тут пришла лодка МЧС. Капитан подплыл к ней и сказал, что на берегу часть спасенных пассажиров и их следует забрать и переправить в город, лодка МЧС пошла в бухту за потерпевшими. Мы помогли лодке МЧС пройти в «Нашу» бухточку, забрать женщин и детей. Очень были рады видеть вновь улыбающиеся лица двух маленьких девочек. Вернулись к катеру и снова, совместными усилиями, предприняли попытки столкнуть катер.

    Вернулась лодка МЧС, после того как переправила женщин и детей в город. Забрала большую часть мужчин с катера для того, чтобы и их переправить на берег.

    Катер усилиями 10 человек стащить все же было невозможно. Слишком он тяжел. Металл корпуса хоть и старый, но еще крепкий. На корпусе катера осталось двое ожидать более мощной подмоги, а остальные были сняты лодкой МЧС и переправлены.

    Мы же вернулись в свою бухточку, поели, что осталось, что еще не успели съесть потерпевшие, собрались и пошли домой.

    Командирский катер одиноко лежал брюхом на рифе, задрав винты в воздух и ожидая помощи своих сильных братьев. О чём Он думал в тот момент? Может, о глупости людей, невежестве или беспечности своего последнего капитана и команды и о своей долгой морской жизни?

    На следующий день в Море уже ничего не говорило о недавнем происшествии.






    А здесь вы можете увидеть фотографии, сделанные героями этого рассказа.

    В составе эипажа лодки, принимавшей меры к спасению потерпевших крушение, находились:
    капитан Тихонов Виктор (его же и фотографии),
    боцман Капитонов Макар,
    юнга Тихонов Валерий.

    Присылайте свои рассказы на наш сайт! Порадуйте своих товарищей фотками и рассказами о водных приключениях и о пребывании в разных портах мира!






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru